ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
LEXUS
RAV4

Утилизация по-чёрному, или Куда уходит линия судораздела: предприниматели, занимающиеся металлоломом, используют дыры в законодательстве


Виктор СЕМЕНОВ, «Правда Севера» 29.08.2018 | 21.09.2018 12:35:47
Утилизация по-чёрному, или Куда уходит линия судораздела: предприниматели, занимающиеся металлоломом, используют дыры в законодательстве

О Поморье говорят, как о крае, где дают жизнь кораблям. Суда отживают свой век и уходят в утиль. Но не всегда это происходит вполне законным способом, с соблюдением экологических норм и бюджетного законодательства.


Поморский «Бангладеш»

Бывалые моряки горько шутят, что зона порта Архангельск напоминает Бангладеш. Южноазиатское государство стало «передовиком» утилизации старого флота. Печальная параллель: вдоль Северной Двины от Новодвинска до приемного буя на Кузнечихе берега изобилуют ветхими бесхозными причалами и ржавыми посудинами.

К таким заброшенным зонам буксируются старые суда, которые затем разделываются прямо в прибрежных водах Северной Двины. На Ютубе можно найти кадры неказистой утилизации. На одном – куски ржавчины, металлическая стружка летят прямо в воду. На другом – на идущем «под нож» судне начинается пожар, из трюма валят клубы дыма – верный признак того, что сжигается внутренняя отделка и кабели.

Само собой, все суда должны утилизироваться с соблюдением природоохранного законодательства. Нормы утилизации закреплены в различных федеральных документах (постановлении федерального правительства №620 «Об утверждении технического регламента о безопасности объектов морского транспорт», законе об охране окружающей среды, приказах Минтранса РФ и т. д.). Предприятие, где будет разрезаться пароход, должно иметь лицензию. Судно поднимается на слип (наклонную береговую площадку) или заводится в док. Перед процедурой резки неметаллические материалы с судна удаляются. Отделка сдается на свалку. Пропариваются топливные емкости – горючие вещества тоже должны быть утилизированы.

Как отмечают эксперты отраслевого портала Корабел.ру, «на практике это означает, что утилизация должна проводиться в специально отведенных и оборудованных для этих целей местах, исключая риск экологического загрязнения».

В Поморье для цивилизованной утилизации флота есть вся необходимая инфраструктура и целый ряд предприятий – Архангельский филиал «ЦС «Звездочка» – «Судоремонтный завод «Красная кузница», «Лайский судоремонтный завод», «Поморская Cудоверфь», ГК «Оптимист», «Архангельская РЭБ флота».

Но в Архангельске услуги операторов легального рынка, судя по всему, не так уж и востребованы. Судовладельцы предпочитают обращаться к «черным» утилизаторам. Почему? Потому что законная утилизация, выполняемая с соблюдением всех норм и технологий, стоит дороже и длится дольше. Легальному предприятию нужно содержать инфраструктуру, людям выплачивать зарплату, а государству и региону – налоги. Нелегальному – не обязательно.

Дёшево, но незаконно

Ряд экспертов, с которыми удалось обсудить проблему, отметили, что компании, занятые «черной» утилизацией флота, изначально демпингуют. Как правило, услуги судовладельцам оказывают даже не юрлица или ИП, а частные лица. Низкая «цена вопроса» подразумевает, что разделка будет вестись в пределах береговой линии. Говорят, судовладельцы прекрасно это понимают, но «бизнес есть бизнес» – надо снижать издержки.

Сейчас, по нашим данным, в Архангельске функционируют три точки нелегитимной разделки плавсредств – на Фактории, в Соломбале и в Турдеевске. Работа там не прекращается, металлический лом регулярно грузится в кузова автомобилей и на баржи.

Суда Волжского пароходства – «Капитан Бабушкин» и «Капитан Кузнецов» – ждут своей участи на заброшенной нелегальной промплощадке в Турдеево. Суда «Садко» и «Викинг» утилизируются на Фактории и в Соломбале. Причем есть мнение, что два этих судна отдавались на «черную» разделку крупными и уважаемыми предприятиями региона.

К сожалению, ситуация приобретает промышленные масштабы. И особенно это заметно по Турдеевску. Несложный прогноз: с учетом того, что поморские рыбаки будут обновлять флот и, с большой вероятностью, избавляться от старого, проблема в ближайшие годы будет только усугубляться.

По словам отраслевых экспертов, такого безобразия нет ни в одном порту России. У нас «черные» утилизаторы даже не прячутся в притоки и рукава Двины, а делают свое дело прямо в акватории морского порта Архангельск. Хотя формально даже проведение простейших сварочных работ в границах порта должно быть одобрено капитаном порта.

Ситуацию подстегивают крупные экспортеры металлолома. По некоторым данным, они используют такие схемы: сначала покупают судно у судовладельца, затем перепродают частному лицу на «черную» разделку, а после этого вновь выкупают в виде мелко нарезанного металлолома и отправляют на экспорт. Эта хитрая комбинация помогает удешевить процесс и снизить репутационные риски.

Ловить нужно оперативно

Мы попытались прояснить ситуацию в отделе государственного экологического контроля на море по Архангельской области и НАО Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Балтийско-Арктического морского управления Росприроднадзора. Проблема, как это часто бывает у нас в стране, кроется в юридической плоскости – несовершенстве законодательства.

Пока в нем нет такого пункта, согласно которому разделка судов в водном объекте запрещалась бы категорически. Владельца судна можно оштрафовать, если судно относится к категории отходов и это подтверждается документально. Как сообщила заместитель начальника регионального отдела государственного экологического контроля на море Ирина ЖУКОВА, Водным кодексом РФ запрещается сброс отходов производства и потребления, захоронения отходов, а также судов, выведенных из эксплуатации, их частей и механизмов. Но речь идет именно о «сбросе отходов», а не о «разделке».

Если происходит разборка судна, сотрудники ведомства (в сопровождении сотрудников полиции и других ведомств) должны оперативно зафиксировать на месте «факт обращения с отходом» (металлоломом). Ловить нарушителей в момент разделки судна нужно оперативно и, что называется, за руку. Сделать это крайне сложно, потому что люди, занимающиеся утилизацией, продумывают нюансы ухода от ответственности.

«Около промплощадки, где происходит разборка судна, дежурят граждане, которые следят за происходящим за ее пределами. Когда мы подъезжаем, они сигнализируют рабочим, чтобы те прекращали работу», – рассказывает начальник отдела государственного экологического контроля на море Николай ЛЕБЕДЕВ.

Люди, занятые разделкой, бросают инструменты и начинают делать вид, что гуляют и рыбачат. А это, как известно, законом не запрещено.

Впрочем, были ситуации, когда сотрудникам ведомства все же удавалось доказать, что частное лицо, занятое утилизацией, является владельцем разделываемого судна. Для этого инспекторам ведомства пришлось делать соответствующие запросы нескольким юрлицам, находящимся в том числе в Алтайском крае. Это было расследование, выявляющее целую цепочку продаж плавсредства. По документам было зафиксировано, что это металлолом, а значит, юридически судно стало «отходами». Следовательно, нарушителя можно было штрафовать.

Однако штраф для частного лица был мизерным – две-три тысячи рублей. Люди, занятые «черной» утилизацией, не отрицают, что пользуются лазейками в законодательстве. Статус частного лица дает юридическую фору. Соответствующие федеральные законы распространяются на индивидуальных предпринимателей и юрлиц, но не на «частников». Подловить физлицо можно на несоблюдении закона об охране окружающей среды. Но, повторимся, ловить можно непосредственно на месте и оперативно. А при отработанной схеме «живого оповещения» это удается не всегда.

Более того, небедному физлицу проще заплатить смехотворный штраф и на следующий день продолжить начатое.

«Закон должен быть инструментом в разрешении таких ситуаций, но вопрос утилизации плавсредств не отрегулирован на 100% российским законодательством», – заключают Николай Лебедев и Ирина Жукова.

Проблема всей России

Проблему косвенно подтвердило и руководство морского порта Архангельск. Там нам ответили, что акватория Северной Двины в районе Турдеевска входит в границы акватории морского порта. На вопрос о том, может ли администрация порта как-то воздействовать на нарушителей, и.о. капитана порта Архангельск Виктор ЕРМОЛИН сообщил: «Существующие нормативно-правовые акты, которыми руководствуется капитан морского порта Архангельск при осуществлении своих полномочий, не дают четкого однозначного ответа на вопрос о правомерности или неправомерности осуществления деятельности по разделке судов в границах территории морского порта».

Замкнутый круг. Выходом из него может послужить либо существенное повышение штрафов по линии природоохранного законодательства, либо распространение критериев утилизации не только на физлиц. Либо и то и другое одновременно. В отделе государственного экологического надзора на море по Архангельской области и НАО отмечают, что проблема свойственна и другим регионам России.

Впрочем, от осознания этого легче не становится. Добавим, Архангельску, городу с сильными морскими традициями, стоило бы обратить на вопрос утилизации флота более пристальное внимание. Все-таки статус «ворот в Арктику» и «площадки международного Арктического форума» обязывает. Кроме того, выйти с инициативой об ужесточении наказания за неэкологичные действия судовладельцев и «черных» утилизаторов мог бы и новый состав областного Собрания.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5