ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

«Золотые доски о четырёх шурупах»: продолжаем разговор об «охранителях» и «злоумышленниках»


Любовь ШАПОВАЛОВА, инженер-строитель-реставратор, кандидат технических наук. Фото автора и Алексея Липницкого | 01.09.2017 17:27:46
«Золотые доски о четырёх шурупах»: продолжаем разговор об «охранителях» и «злоумышленниках»

Недавнее событие, вызвавшее широкий резонанс: гражданский активист Дмитрий КОЗЛОВ в рамках проекта «Последний адрес» привинтил к жилому дому в Архангельске – объекту культурного наследия регионального значения – именную пластинку размером в половину тетрадного листочка в память о невинно репрессированном человеке. От шурупов на доске обшивки остались четыре крошечных отверстия. Состояние памятника,  столь тщательно охраняемого, но при этом почему-то оказавшегося в списке предназначенных к сносу, можно оценить по фото.


Суд усмотрел в действиях Дмитрия нарушение закона и назначил ему весьма приличный штраф. Истцом выступила областная инспекция по охране объектов культурного наследия..

* * *

Недавнее событие, не вызвавшее НИКАКОГО резонанса: 3 июня 2016 года в деревне Сакулинской (Красноборский район) среди бела дня группа неадекватных субъектов снесла бензопилой древнюю столбовую колокольню — тоже ОКН регионального значения. Колокольня рухнула, многие ее конструктивные элементы, и без того ветхие, от удара сломались, а то, что не сломалось, эти недоумки «расчленили» на чурки. Памятник архитектуры – красивейшее строение, легкое и воздушное, последняя в мире (!) столбовая колокольня уничтожена безвозвратно.

kolokolna_2015.jpgЧерез два дня после обрушения колокольни я написала и лично отнесла в областную прокуратуру заявление о преднамеренном уничтожении ОКН (публикация об этом появилась в «БК» 13 июня прошлого года). Сотрудники научно-производственного центра (НПЦ) по охране памятников архитектуры при Правительстве Архангельской области также сразу в подробностях узнали об этом диком случае. Участковый инспектор полиции села Черевково выявил злоумышленников буквально на следующий день. Дознаватель свою часть работы выполнил в полном объеме и тоже довольно быстро. Прошел год и почти три месяца. Однако судебного разбирательства до сих пор не было. Никто не понес никакого наказания! Судя по всему, это дело инспекция по «охране» ОКН сочла незначительным.

* * *

В ноябре 2015 года региональным министерством культуры на электронной торговой площадке был проведен конкурс на изготовление и установку «охранных досок» (тех самых, на которых указывают «Памятник архитектуры. Охраняется государством») на несколько десятков памятников архитектуры на территории Архангельской области. Победителем стало ООО «Пропаганда» (сумма контракта — 210 тысяч 800 рублей, – Прим. ред.). Зимой фирма эти «доски» изготовила, а весной 2016 года развесила.

dom_trofimova_doska.jpgШесть из этих новеньких, блестящих «охранных досок» (черный текст на золотом фоне) красуются на шести так называемых домах одной из деревень населенного пункта Сельцо Виноградовского района. Почему «так называемых»? Потому что в пяти случаях это уже не дома, а лишь «дворовые места» - гнилые срубы без окон, дверей и печей, с провалившимися крышами. В одном случае от дома остался не сруб даже, а одна дворовая часть (без жилого «передка») – скособоченный хлев. А золотые «охранные доски» повествуют о том, что сии «дома» являются «объектами культурного наследия регионального значения»...

dom_trofimova.jpgНа некоторых табличках указано, что тот или иной дом построен, например, в 1876-м или даже в 1850 году. Местные жители откровенно смеются: деревня эта, вся, полностью, дотла была сожжена интервентами в 1919-м.

Да и людей с такими фамилиями, которые значатся на «охранных досках», в Сельце отродясь не было.

Как такое могло произойти? Главный инженер НПЦ по охране памятников архитектуры, Марина ИВАНОВА сообщила мне, что сотрудники фирмы «Пропаганда» обращались к ней один-единственный раз – за текстом, который должен быть написан на каждой из этих «охранных досок». Где - в каком районе, в какой деревне находится то или иное строение - не спрашивали. Кстати, ни на одной из этих и других «охранных досок» не указан населенный пункт — место расположения объекта.

Увидев эту картину летом 2016 года, я также написала и лично отнесла заявление в прокуратуру области, а в январе 2017-го получила оттуда ответ, подписанный начальником отдела по надзору за исполнением федерального законодательства Т. А. МИТЯНИНОЙ. Она пояснила, что работы по изготовлению и установке «охранных досок» были приняты заказчиком (т. е. министерством культуры области) 25 декабря 2015 года «без соответствующей проверки». Позднее «инспекцией по охране ОКН организована претензионная работа, однако до настоящего времени (т. е. с декабря 2015-го по январь 2017 года) этот вопрос ею не урегулирован. Прокуратурой области 26 января 2017 года в инспекцию по охране ОКН для принятия мер… направлена соответствующая информация».

Однако с января по август 2017 года инспекция никаких мер, указанных прокуратурой, не приняла – областная прокуратура, судя по всему, инспекции не указ. Или некогда: подвернулось «масштабное» дело «о четырёх шурупах».

Новенькие, блестящие «охранные доски» (снимки, использованные в статье, сделаны в середине августа) продолжают красоваться на руинах. Вот такая «охрана» культурного наследия области.

* * *

...На виду у проезжающих по трассе М-8, всего в двух километрах от дороги через луг, четко читается на горизонте затейливый силуэт какой-то высокой башни, а рядом – еще один, пониже. Особенно хорошо они видны с моста через реку Емцу в центре Емецка. Это – храмовый ансамбль деревни Зачачье. Та башня, которая повыше - деревянная Никольская церковь, построенная в 1686 году (по другим сведениям - в 1620-е годы). Академик И. А. Грабарь отнес её к лучшим сооружениям русской деревянной архитектуры. Изящного силуэта шатёр храма, словно обведенный мягкой линией, придающий строению редкую изысканность и исключительность, – единственный в мире!

Сейчас памятник архитектуры в Зачачье без ухода и присмотра разрушается буквально на глазах. Северная стена галереи, которая в прошлом году еще держалась «на честном слове», теперь выпала совсем! Пол в храме, набранный из толстых плах отборной древесины, в прошлом году был абсолютно сухой. Сейчас из-за огромных протечек в кровле шатра пол, засыпанный сантиметров на пять-семь птичьим пометом, насквозь пропитался им и интенсивно гниет. Дальше перечислять не буду…

Один из профессиональных московских отрядов добровольцев намеревался летом 2017 года взять бедолагу на попечение и выполнить противоаварийные работы. Ребята, соблюдая технику безопасности, умеют работать на высоте, у них есть верхолазное оборудование. Нашлись добрые люди, готовые выделить личные деньги на закупку стройматериалов. Но... отряд испугался. Испугался того самого закона, по которому можно попасть под суд за четыре шурупа. Ведь церковь – памятник архитектуры федерального значения.

На каждой «охранной доске», прикрепленной к памятнику архитектуры, имеется указание: «Лица, причинившие вред ОКН, несут в соответствии с законом РФ уголовную, административную и иную ответственность». А лица, принесшие строению-памятнику неоценимую пользу, как-либо отмечаются государством?

Я знаю, лично видела и исследовала многие памятники архитектуры (главным образом деревянные церкви и часовни), которые давно бы погибли - сгнили и обрушились, если бы не многолетняя помощь, бескорыстная работа многих добрых, неравнодушных людей – и взрослых, обремененных бородами и научными степенями, и совсем юных ребят. Работы проводились исключительно на финансовые средства этих добрых людей! В отремонтированных (законсервированных и приведенных в божеский вид) этих храмах возрождается церковная жизнь – проводятся богослужения. Но я никогда не назову публично ни одну из этих спасенных северных церквей – засудят спасателей! Засудят, потому что никто - ни инспекция, ни судебные органы - не будут разбираться, вред или все-таки пользу строению принесли эти добрые люди.







Возврат к списку

0
Андрей Подоплекин
«...Сохранились» – пожалуй самое верное описание происходящего в области. Не в смысле, что следят и ухаживают, а в смысле – «пока ещё не сгнило» ([url=https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fmacos.livejournal.com%2F1596742.html&post=189751371_737&cc_key=]https://macos.livejournal.com/1596742.html[/url]).В точку!!!
Убитая коллекция древнерусского искусства в изомузее, гибнущая деревянная архитектура и памятники в обл центре, заваленная работа с фольклором и народным искусством..., чё там ещё? Морок какой-то...
Просто, чтобы было понятно: утрата культурного наследия есть уничтожтожение следов пребывания России на этих территориях, т.е. подтверждений исторических прав на них.
Имя Цитировать 0
0
Всеволод Тоботрас
Слово "вредительство" давно затерто и утратило смысл... а как ещё назвать происходящее?!
Имя Цитировать 0
0
Егор Сельский
Все правильно написали, за исключением двух мелочей: столбовая колокольня в Сакулинской была единственной в России, но не в мире. А Никольская церковь в Зачачье построена в 1912-1915 года заново по проекту архитектора Каретникова, старый храм был разобран. Насколько я знаю, от старого храма остался только иконостас. Старая же церковь перенесена из Емецкого острога в Зачачье после Смутного времени, а еще раньше перенесен из женского монастыря. И подвергалась ремонту в 17 и 18 веках, то есть оригинальный сруб аж конца 16 века. Купол этого храма появился после пожара в 18 веке, ранее там был шатер. А таких "украинских" куполов еще немного есть на Ваге, вроде бы 3 храма.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5