ИЛИМ-ПАЛП_2020
F5

Совет опытного аудитора: что делать, если налоговики требуют «нужную» им декларации по НДС?


Николай НЕКРАСОВ, ООО «БЭНЦ» | 20.01.2020 18:44:00
Совет опытного аудитора: что делать, если налоговики требуют «нужную» им декларации по НДС?

Периодически возникают ситуации, когда налоговые инспекторы, злоупотребляя своими правами, запрашивают у налогоплательщиков огромное количество копий различных документов (речь идет о тысячах документов) с одной-единственной целью – заставить налогоплательщика исправить декларацию по НДС в пользу отказа от возмещения его из бюджета. О том, как можно и нужно квалифицировать эти обстоятельства с точки зрения действующего законодательства РФ, рассказывает управляющий ООО «БЭНЦ» (Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр) Николай НЕКРАСОВ.



Раскрою ситуацию на примере условного предприятия (название компании не имеет принципиального значения), поскольку  эта тема связана с НДС и касается буквально тысяч налогоплательщиков. Так вот, условная производственная компания выпускает товары, находится на общем режиме налогообложения, является налогоплательщиком НДС. Причем периодически эта компания продает свои товары на экспорт по ставка НДС-0%, а закупает сырье и материалы в России со ставкой НДС-20%. Естественно, регулярно возникает ситуация, когда предприятие потребило входного НДС больше, чем возникло его обязательств по уплате НДС в бюджет. То есть возникает НДС к возврату из бюджета, и это совершенно нормальная ситуация для такого бизнеса, она предусмотрена Налоговым кодексом.

Более того, вся эта система с пониженными ставками НДС для льготируемых и для экспортных товаров как раз и придумана законодателем, чтобы стимулировать такой бизнес и помогать ему в его развитии. Мол, вот вам, уважаемые бизнесмены, денежки для поддержки вашего бизнеса из бюджета, вы, ради бога, дальше развивайтесь, лишь бы только вашему развитию ничего не мешало.

По сути сама по себе процедура, сам правовой механизм возврата НДС из бюджета является прямым аналогом такого же финансирования из бюджета социальных объектов: например школ, больниц, детских садов. Она задумана законодателем одновременно и как механизм снижения цен на продукцию льготной группы товаров, и как механизм повышения конкурентоспособности российского бизнеса в ходе международной торговли, и как поддержка любого российского бизнеса в тот момент, когда он затратил НДС на входе больше, чем обязан его в определенный момент заплатить в бюджет.

Так думал законодатель, когда вводил в закон нормы, связанные с возможностью возврата НДС из бюджета. Но, к сожалению, иногда совершенно не так думают налоговые инспекторы на местах. И то, что должно было стать механизмом поддержки любого бизнеса, становится механизмом «выдавливания» денег из бизнеса в бюджет.

Приведу пример. Когда наша условная компания (в декабре) внесла исправление в свою декларацию по НДС за 2-й квартал 2019 года, который, напомню, закончился в июне, то есть шесть месяцев назад, возникла сумма НДС к возмещению из бюджета – около 100 тыс. руб., небольшая сумма, не 100 млн. руб.

Следом из инспекции пришло требование к компании в десятидневный срок представить абсолютно все документы по этой декларации, включая все счета-фактуры, все провозные документы, все договоры, все накладные и прочее. А это более двух тысяч листов! Представляете себе объем копировальной работы, который нужно срочно сделать? А что, компании делать больше нечего, как бумажки копировать тысячами штук? И кто это будет делать и - главное - зачем? Ведь совершенно очевидно, что эти тысячи откопированных бумажек в ИФНС никто ни смотреть, ни проверять не будет. Весь этот запрос документов сделан лишь для того, чтобы просто заставить налогоплательщика исправить декларацию, в которой заявлен возврат НДС из бюджета. Как будто налогоплательщик совершил преступление, завив в декларации возврат НДС.

Почему я так думаю? Во-первых, потому, что до того момента, как возникла сумма к возмещению из бюджета, у инспекции никаких запросов всех документов по этой декларации не возникало, а три месяца для камеральной проверки уже давно прошли. Следовательно, из содержания ранее представленной декларации за 2-й квартал налоговикам все было предельно понятно. Исправил налогоплательщик всего две счет-фактуры, в результате которых возник возврат НДС из бюджета, так, казалось бы, и запросить следовало лишь эти две счет-фактуры, чтобы проверить их правильность и правомерность включения в декларацию.

Во-вторых, главный бухгалтер компании позвонил налоговому инспектору и спросил, в связи с чем возник этот запрос документов, объяснил инспектору, что это огромное число документов. На что инспектор ответил четко и ясно: все дело в возмещении НДС из бюджета. Раз возникло возмещение из бюджета, то мы (налоговики) обязаны все тщательно проверить. Вот и шлите нам все ваши документы. Но тут же инспектор подсказал и иной путь: если компания исправит эту декларацию и, например, «уберет» из нее несколько счетов-фактур поставщиков, по которым полагается вычет НДС из бюджета, и общая сумма НДС по декларации после этого будет к уплате в бюджет, то запрос всех этих документов налоговым органом будет отменен.

Из вышеизложенного совершенно очевидно следует, что запрос у налогоплательщика всех без исключения документов является для данного налогового инспектора лишь поводом, «кнутом» для своеобразного требования нужной ему декларации по НДС с итоговой суммой к уплате в бюджет вместо возмещения НДС из бюджета.

Оказывается, все очень просто. Налоговому инспектору безразлично, что законодатель механизмами возвратами НДС из бюджета вообще-то задумывал внедрить в жизнь механизм реальной поддержки и финансирования бизнеса на определенных этапах его развития. Например, на этапе, когда налогоплательщик закупил какое-то дорогостоящее оборудование и много сырья, а товаров еще не продал столько, чтобы его обязательства перед бюджетом по НДС превысили его право на вычет этого налога из бюджета. Инспектору эти вопросы поддержки бизнеса неинтересны, ему надо, чтобы НДС в бюджет платили все, а не забирали его из бюджета, и точка. Хотя очевидно, что налогоплательщик по закону имеет право на возмещение НДС из бюджета. Как видите, требовать с налогоплательщика можно не только взятку, но и налог к уплате в бюджет.

Возникает вопрос – а разве налоговый инспектор не знает, что из себя представляет эта компания в контексте ставок НДС и экспорта? Ответ очевиден – прекрасно знает. Разве инспектор не знает, что у всех предприятий периодически может возникать ситуация, когда возникает возмещение НДС из бюджета, а для компаний-экспортеров это вообще вполне нормальное явление, прямо предусмотренное Налоговым кодексом?

Хочется верить, что он должен это знать. Но сомнения в этом, однако, возникают. Своими беспочвенными запросами всех документов разом, не основанными на реальной необходимости их проверки, инспектор наносит существенный вред экономике региона и страны. И еще один вопрос: а что такого увидит налоговый инспектор в этих тысячах копий счетов-фактур, чего не указано в самой декларации по НДС, тем более что с 2017 года к декларации по НДС автоматически прилагается вся книга покупок и вся книга продаж предприятия. В них указаны все счета-фактуры, реквизиты всех поставщиков и всех покупателей. Более того, система АСК-НДС четко связывает все счета-фактуры по всей стране. И если бы у системы АСК НДС были вопросы, то их уже давно все бы решили.

Инспектор, оправдывая массовый запрос всех документов, говорит, что, мол, все надо тщательно проверить в связи с возмещением НДС из бюджета. А что, обычную декларацию не надо тщательно проверять? У вас на это есть три месяца. Если возникнут какие-то вопросы, пишите, звоните. Уверен, что если и возникнут вопросы, то это будут лишь точечные вопросы, к конкретным счетам-фактурам. Зачем же запрашивать тысячи документов?

На мой взгляд, такое положение дел недопустимо. Право налоговиков на запрос у налогоплательщика копий абсолютно всех документов в порядке камеральной проверки налоговой декларации по НДС, конечно, должно быть, но это слишком уж мощный инструмент, и пользоваться этим правом можно только в исключительных случаях. Это как огнестрельное оружие, им пользовать тоже можно, но лишь в особых случаях.

А при бесконтрольном использовании столь мощного инструмента по любому случаю, когда надо и когда не очень надо, легко налогоплательщика случайно и «убить». Надо всегда помнить, что налогоплательщики – это тоже живые люди.

Злоупотреблять правом недопустимо вообще никому. А особенно недопустимо злоупотреблять правом государственной власти. Это очень подрывает авторитет налоговых органов в глазах простых налогоплательщиков.

Такая ситуация порождает у налогоплательщиков чувство беззащитности и явной демонстрации силы, демонстрации неравноправия налогоплательщика и налогового органа перед законом.

Прекрасно понимаю причину, по которой компании, ранее активно работавшие на рынке, предпочитают иметь выручку до 150 млн рублей в год и переходят на «упрощенку», где нет НДС. Причем им страшен не сам по себе НДС, а то, какими методами его «контролируют» налоговые органы. Реальные бизнесмены на своей шкуре знают, что, как говорится, «вспотеешь» бумажки копировать тысячами штук. Себе дороже будет. Получается, что такие вот методы контроля НДС со стороны налогового органа, пример которого я вам привел, являются тормозом к развитию бизнеса.






Возврат к списку

Ваше мнение

  1. golosovanie3.jpgКак вы и ваши близкие защищаетесь от коронавируса? (голосуем до 00:00 11 апреля)


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2020 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5