ИЛИМ-ПАЛП_2020
Макси

Воскресенье, 3 июля, 2022 17:43

Хождение в древнюю Мангазею


Михаил БУТОРИН, канд. ист. наук, организатор и руководитель экспедиций «Щелья-2», член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области | 13.05.2022 14:16:54
Хождение в древнюю Мангазею

Это событие сегодня припомнят немногие - прошло ровно 55 лет. А ведь тогда, в 1967 году, ставшее легендарным сочетание «карбас «Щелья» было у всех на устах. Когда событие получило широкую известность, у многих оно вызвало удивление. 14 мая деревянный парусно-моторный карбас с экипажем из двух человек – это были мой однофамилец Дмитрий БУТОРИН и писатель Михаил СКОРОХОДОВ - отправился из Архангельска в далекое арктическое плавание.


Им предстояло преодолеть три моря – Белое, Баренцево и Карское, прежде чем достичь устья сибирской реки Обь: того самого места, где находилась древняя Мангазея — торговый центр, соединяющий Европу и Азию. Что же заставило экипаж отправиться в столь рискованное плавание?

Судьба свела их случайно…

Дмитрий Андреевич Буторин, северянин по рождению, всю свою трудовую жизнь посвятил морским промыслам, а Михаил Евгеньевич Скороходов родом из Казани, многие годы проработал в газетах Севера. Выйдя на пенсию в середине 60-х годов, Буторин решил доказать, что передающиеся из поколение в поколение рассказы о плаваниях поморов по Северному морскому пути вовсе не легенда, а реальность. Конечной точкой была Мангазея - в XVII веке крупнейший торговый центр, просуществовавший более семидесяти лет, первый русский заполярный город.

butorin_skorohodov.jpg 

.

«Щелья» – так назывался списанный в результате полученного повреждения карбас, который Дмитрий Андреевич выкупил у местного колхоза. В течение зимы он его отремонтировал, просмолил, а его супруга Манефа Ивановна сшила паруса. С Михаилом Евгеньевичем, давним другом, собрали необходимое снаряжение.

В путь отправились от пристани Архангельского яхт-клуба вслед за ледоходом, который только что прошел по реке Северная Двина. «Щелью» провожала небольшая группа писателей и журналистов. Буторину и Скороходову предстояло проплыть через три моря – Белое, Баренцево и Карское - в тяжелых условиях, а через два полуострова – Канин и Ямал, лежащие на пути следования в Мангазею, тащить карбас волоком по суше (там, где не было водных разводий, как в прошлые времена).

Это было рискованное плавание. Даже бывалые моряки, давая советы, не были уверены в том, что столь сложный путь удастся преодолеть двум путешественникам. Да еще на такой посудине, каким являлся деревянный карбас. Но у Буторина была уверенность. Ведь ходили же поморы под парусами, и ничего! А у экипажа «Щельи» был еще и движок, пусть и совсем маломощный. Да и с рацией помогли.

schelya_colour.jpg

.

Словом, шли они именно тем путем, каким ходили поморы в Мангазею, не отступая ни на один километр от намеченного маршрута. Белое, Баренцево, да и Карское моря в тот год оказались настолько забиты льдами, что даже большегрузные суда вынуждены были простаивать, ожидая более благоприятной обстановки. А они медленно, но продвигались, что не могло не вызвать удивления. Многолетний опыт капитана карбаса помог преодолеть порой непроходимые льды, не сбиться с пути в туманах.

Через три месяца, 19 августа, «Щелья» достигла развалин Мангазеи. Здесь же, на небольшом холме, ее экипаж установил памятный знак.

Покорить Арктический Север дано не каждому

Известность пришла сама по себе. По мере продвижения легендарной «Щельи» вдоль побережья Северного Ледовитого океана интерес к ней рос и в конечном итоге всколыхнул всю страну. За ходом плавания внимательно следили и за рубежом. Внимание было настолько велико, что информацию о событии запросили более сорока иностранных информационных агентств, редакции многих газет и журналов.

Плавание «Щельи» было и остается удивительной страницей в истории Русского Севера. И тем печальнее, что сейчас о нем практически забыли. А ведь по своей сути оно имело огромное значение. Так, сразу же после завершения похода на заседании Академии наук СССР, возглавляемой тогда академиком М. В. Келдышем, был заслушан подробный отчет экипажа парусно-моторного карбаса. На следующий год на месте когда-то «златокипящей» Мангазеи Институт Арктики и Антарктики провел раскопки. Начались многочисленные экспедиции на Север. Северный морской путь с этого времени превратился в один из основных транспортных коридоров страны.

mangazeya.jpg

.

К сожалению, сам легендарный карбас сохранить не удалось. Его запрашивали как экспонат музеи Москвы, Ленинграда и, разумеется, Архангельска, но капитан «Щельи» отвечал отказом. Карбас, выдержавший все испытания, что вызвало удивление даже у поморов, Дмитрий Андреевич решил подарить своей родной Долгощельской школе – той, которую когда-то сам окончил. Век суденышка, установленного под открытым небом, оказался недолгим, и его фрагменты находятся сегодня в Северном морском музее.

Кстати, маршрут, пройденный «Щелью», впоследствии пытались повторить многие. Но безуспешно. Экспедиции приходилось эвакуировать, как правило, на полпути в Мангазею. Покорить Север дано далеко не каждому.

Новая экспедиция с таким же названием

Удивительное плавание 1967 года сохранилась в памяти людей старшего поколения, причем не только северян, но и большинства жителей страны. И спустя тридцать лет возникла идея организовать плавание с названием «Щелья», но уже под номером два. Было ясно, что плыть в Мангазею бессмысленно. Избрали другой маршрут: пройти на небольшом парусно-моторном вельботе вдоль Зимнего берега Белого моря.

Девяностые годы прошлого столетия, как многие помнят, выдались тяжелыми для страны. Но особенно трудным это время стало для северной глубинки: теплоходы не ходили, самолеты если и летали, то не чаще одного раза в неделю, а по-иному добраться до дальних поморских сел и деревень не представлялось возможным. Люди были лишены всего, в том числе внимания и заботы, не имели возможности получить самую элементарную медицинскую помощь. По сути дела, они оказались брошенными на произвол судьбы...

Экипаж «Щельи-2», отправляясь от Красной пристани Архангельска, откуда уходили в свое время на Север многочисленные научно-поисковые группы, посвятил экспедицию 30-летию плавания в Мангезею, но свою основную цель видел в том, чтобы оказать поддержку людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Маршрут был рассчитан на десять дней, в течение которых суденышко побывало во многих поморских селах и деревнях. Состоялись встречи с жителями, были даны концерты, передана гуманитарная помощь, оказавшаяся как никогда кстати. В селе Долгощелье и городе Мезени - в свое время самом северном уезде Российской империи, где заканчивался путь следования «Щельи -2», установили памятные кресты.

Вначале мы думали, что на этом нужно поставить окончательную точку. Но в итоге решили, что это будет несправедливо по отношению к жителям других поморских селений. Поэтому наши экспедиции в разном составе продолжались и в последующие годы. Всего их было шесть. Мы побывали в поморских селениях Зимнего и Летнего берега, на Соловках, в Кеми (это уже Карелия), в поселке Умба, расположенном в Мурманской области. Прошли и по северным рекам - Мезень, Кулой и Сояна. Кто только не был участниками плаваний «Щельи-2»! Врачи, самодеятельные артисты, журналисты и даже священники, которые впервые за восемьдесят лет проводили обряды крещения поморов и освящали их дома.

Сама по себе идея, заложенная участниками экспедиции «Щелья-2», заслуживала внимания и поддержки. Но, к сожалению, у нее не нашлось последователей. А жаль! И сегодня обо всех этих экспедициях нам напоминают только книги: «Мангазейский ход», «Путешествие на «Щелье», «По следам легендарной «Щельи», которые можно найти разве что в библиотеках страны.


Y_izbrannoe.jpg





Возврат к списку

Лента событий

Новости компаний

Ваш успешный бизнес



alfa-ad

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей