ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Понедельник, 28 ноября, 2022 21:07

Так всё-таки убедили? Изменения в закон о рыболовстве приняты в первом чтении


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото Алексея Липницкого | 07.11.2022 17:28:19
Так всё-таки убедили? Изменения в закон о рыболовстве приняты в первом чтении

В конце октября в Госдуме РФ были приняты в первом чтении изменения в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Против них ранее выступили большинство глав прибрежных регионов, отраслевые объединения, почти весь малый и средний бизнес, ряд крупных предприятий отрасли. Законопроект утверждён, но с целым списком существенных исключений и рекомендаций. Рыбаков и губернаторов услышали. Будет ли этого достаточно?


На финишной прямой к первому чтению законопроект детально рассматривался на парламентских слушаниях, инициированных профильным комитетом Госдумы. На слушаниях прозвучали ключевые аргументы обеих сторон.
«Рвём тельняшки вокруг одной проблемы»

Как резонно отметил председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир КАШИН, «на байдарках Мировой океан не освоишь», а к 2015 году, когда принималось решение о выделении «квот под киль», ситуация с износом рыболовного и краболовного флота расценивалась как критическая. Часть квот – то есть разрешённых объёмов добычи биоресурсов – решено было предоставить инвесторам: компаниям, готовым начать строительство новых судов на отечественных верфях.

Второй возможностью получить инвестиционные квоты стало строительство береговых рыбоперерабатывающих заводов. В этой части идея удалась: из 27 заводов сегодня уже работают 22. С кораблями вышло иначе. Было заключено 64 договора на «квоты под киль», но на конец октября 2022 года только семь судов сданы заказчикам. Причин множество – от жёсткой загрузки верфей до санкций и нехватки импортного оборудования и комплектующих.
В этой госпрограмме участвует и Архангельский траловый флот. Контракт на строительство четырёх траулеров с Выборгским судостроительным заводом был подписан в 2016 году. Пока заказчик получил только два траулера – «Баренцево море» и «Норвежское море», с опозданием на 14 и 21 месяц соответственно. Как сообщил в июле в интервью отраслевому изданию «ПортНьюс» генеральный директор АТФ Сергей ЗАРУБИН, дополнительные издержки архангельского предприятия от невыполнения заводом сроков строительства судов могут составить до 1,24 млрд рублей.

При этом практически все суда строятся с привлечением кредитных средств, и у предприятий уже возникают сложности в расчётах с банками.

«Мы часто рвём тельняшки вокруг одной проблемы, хотя никто ведь не возражает против строительства заводов и кораблей. Мы сомневаемся в выбранном механизме», – пояснил Владимир Кашин.

Между тем новый законопроект нацелен уже на второй этап инвестиционных квот. Ещё один камень преткновения – крен в сторону аукционов на добычу водных биоресурсов в ущерб историческому принципу их распределения. Аукционы приносят большие и быстрые деньги в федеральный бюджет. Но они же приводят к постепенной концентрации рынка в руках нескольких игроков. Даже у средних предприятий зачастую нет возможности составить им конкуренцию на торгах. Не говоря уже о малом бизнесе.

Как отметил Владимир Кашин, законопроект взбудоражил отраслевое сообщество, глав, сенаторов и депутатов всех прибрежных регионов. Отрицательные отзывы направили губернаторы Камчатского и Хабаровского краёв, Магаданской и Сахалинской областей. Губернатор Архангельской области Александр ЦЫБУЛЬСКИЙ и губернатор Мурманской области Андрей ЧИБИС в своих отзывах предложили вывести Северный бассейн из-под влияния нового закона.

«Пока превалирует такая точка зрения: надо дать инвесторам первой волны возможность достроить корабли, дождаться итогов первого этапа инвестквот, исключить риски для малого и среднего бизнеса. Давайте примем закон, если это нужно, но будем вводить его в действие после 2026 года – достойно, спокойно, не перевернув корабль, на котором находится благополучие социальной сферы и экономика прибрежных территорий» – так завершил своё выступление Владимир Кашин.

Аргументы «стороны защиты»

Как заявил на парламентских слушаниях заместитель министра сельского хозяйства Иван ЛЕБЕДЕВ, у исторического принципа распределения квот – когда стабильно работающие предприятия получают свою долю «автоматически» – есть свои минусы: прежде всего, это отсутствие конкурентных процедур и инвестиционных обязательств.

«Что касается строительства судов, решения принимаются сложные, но они направлены на формирование технологического суверенитета России. Развитие рыбопереработки также очень востребованное направление. Если вы не знаете: когда наша рыба поставлялась преимущественно на экспорт, на этой непеработанной продукции в Азиатско-Тихоокеанском регионе выросли целые города со своими заводами. Эти мощности могли бы создаваться в нашей стране», – добавил представитель министерства.

Глава Росрыболовства Илья ШЕСТАКОВ поспешил напомнить, что законопроект подписан премьер-министром Михаилом Мишустиным и предварительно обсуждался на площадке правительства

«Нас упрекают в том, что мы не искали альтернативных путей. Искали! Предложений было много – например, вообще запретить в наших водах ловить рыбу не на отечественных судах или распределять 100% квот на рыбу через аукционы. Но мы такие варианты отмели. Да, построено пока всего семь судов, но ведь рыбаки на них не нарадуются: эффективные, безопасные, комфортные. До первого этапа инвестквот траулеры и краболовы много лет практически не строились, необходимо двигаться дальше с точки зрения инвестиционного развития. Кроме того, у нас теперь есть гарантированная линейка заказов для верфей», – перечислил плюсы нового подхода Илья Шестаков.

Отдельно глава Росрыболовства обратился к главам прибрежных регионов.

«Каждый из вас высказывает определённые опасения. Но откуда возьмутся налоговые потери? Ресурс ведь с бассейнов никто не забирает: он переходит от тех, кто не хочет инвестировать в регионы и российскую промышленность, к тем, кто такие инвестиции делать готов», – добавил Илья Васильевич.

С его слов, ситуация с малым бизнесом в отрасли тоже не однозначная: иногда речь идёт о реальных МСП, а иногда – о банальном дроблении бизнеса в целях налоговой оптимизации.

«Если регионы готовы поручиться за конкретные малые, а также за посёлкообразующие предприятия, несущие социальную нагрузку (в Архангельской области это прежде всего рыбакколхозы. – Прим. ред.), они могут составить такие перечни», – заверил Илья Шестаков.

Как уточнил директор профильного департамента Минпромторга России Борис КАБАКОВ, до конца 2022 года в рамках инвестиционных квот планируется достроить пять траулеров и два краболова, ещё 26 судов сдать в 2023 году. По его мнению, в затягивании сроков строительства судов на верфях есть вина и самих заказчиков: многие из них в своё время выбрали проекты иностранных конструкторских бюро.

«Да, верфи переоценивали свои компетенции, но сейчас они набрали опыт. Пандемия, а потом и санкции – основные причины увеличения сроков строительства кораблей. Совместно с Росрыболовством мы ведём работу по импортозамещению, отобрали наиболее критичные позиции, подбираем аналоги. На эти цели только в 2022 году будет направлено около 7 миллиардов рублей», – рассказал делегат Минпромторга.

Ожидаемо законопроект поддержал президент Ассоциации судовладельцев рыбопромыслового флота Алексей ОСИНЦЕВ. По его мнению, отложить закон – значит не обновлять флот, аукционы также востребованы бизнесом, развитие которого исторический принцип распределения квот скорее тормозит. А такая капиталоёмкая отрасль, как морское промысловое рыболовство, не удел МСП, и стоит подумать над тем, есть ли смысл вообще предоставлять ресурс предприятиям, которые зачастую имеют всего одно судно и не вносят существенного вклада в бюджет.

Из представителей бизнеса в поддержку законопроекта на парламентских слушаниях высказался, пожалуй, только крупный игрок рынка – «Норебо Холдинг».

Инвестиции или долги?

Обстоятельным и критичным было выступление Сергея МАМЕДОВА, аудитора Счётной палаты РФ, которая законопроект не поддерживает.

«Это уже третья попытка отказа от исторического принципа распределения квот на самые высокорентабельные виды биоресурсов. Напомню, что само введение инвестиционных квот носило исключительный характер. Были поставлены цели: изменить структуру производства, обновить флот и загрузить мощности верфей, создать новые рабочие места, обеспечить конкуренцию, а также пополнить доходную часть федерального бюджета за счёт аукционов. Ни одна из этих целей не достигнута», – подчеркнул аудитор.

В частности, обновление флота за пять лет составило менее 1%. Причём сроки строительства траулеров и краболовов стали переноситься ещё до введения санкций. Стоит ли рыбаков заставлять вновь залезать в долги, если непонятно, когда будут построены суда первой волны?

«Дальнейшее наращивание флота может привести к переизбытку мощностей. Подавляющее большинство верфей и так загружено до 2025 года, они не смогут принимать новые заказы. К слову, верфи вообще не рассматривают заказы от рыболовов как особенно интересные для себя с финансовой точки зрения», – добавил Сергей Мамедов.

Доля продукции с высоким НДС практически не увеличилась. Новых игроков в нише почти не появилось – разве что за счёт взаимозависимых юридических лиц. Аукционные лоты не принесли ожидаемых доходов (повышение цены составило лишь 5–10%), зато торги создали условия для монополизации рынка десятком промысловых компаний. Быстро получив сверхприбыль от добычи, многие из них так и не выполнили инвестиционных обязательств.

Также, по оценкам Счётной палаты, компании, которые из-за невозможности принять участие в аукционах лишатся ресурса и не смогут выйти на промысел, будут подавать иски к казне. По расчётам СП РФ, их сумма может составить 400 млрд рублей по крабам и 50 млрд по моллюскам. Напомним, что 100% квот на вылов этих биоресурсов изначально предлагалось распределять через аукционы.

Как отметил сенатор, известный российский предприниматель Валерий ПОНОМАРЁВ, принятие закона в предложенном виде только на Дальнем Востоке лишит производственного ресурса и приведёт к банкротству 116 предприятий, в том числе 17 градообразующих и 74 субъекта МСП.

«Что касается импортозамещения, Минпромторг, не побоюсь этих слов, рассказывает сказки. Чтобы переделать с использованием аналогов такие механизмы, как генераторы, лебёдки на судах, требуется значительно больше времени. И это будут уже совсем другие, новые проекты. На мой взгляд, второй этап инвестквот задуман лишь затем, чтобы прикрыть провалы первого», – добавил сенатор.

Как отметил президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров Герман ЗВЕРЕВ, термин «инвестиции» в данном случае вообще малоприменим: «это не инвестиции, а долги рыбаков перед банками, которые необходимо обслуживать и возвращать».

«С таким раздраем в отрасли законопроект в предложенном виде принимать опасно, – выразил своё мнение вице-председатель Госдумы Алексей ГОРДЕЕВ. – Следовать исключительно такой логике выделения квот – всё равно что выдавать лицензию только тем таксистам, у кого есть новые машины. Я считаю, что ключевым сегодня должно стать решение о создании согласительной комиссии».

Большинство этих аргументов нашло отражение в итоговом решении Госдумы. Законопроект об изменениях в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» принят в первом чтении. Однако ко второму чтению из-под действия законопроекта планируется исключить субъекты малого и среднего предпринимательства.

Особое внимание уделяется созданию и работе согласительной комиссии, в которую войдут депутаты Госдумы, сенаторы, представители законодательных и исполнительных органов власти регионов. Одним из ключевых направлений её работы должно стать решение вопроса о завершении строительства судов инвесторами первой волны до пересмотра механизмов распределения квот. Поправки к законопроекту принимаются до 25 ноября 2022 года.

Прямая речь

shilkin_gv_2021.jpgГригорий ШИЛКИН, депутат Госдумы РФ, представитель Архангельской области, член фракции партии «Новые люди»:

- Я принимал участие в парламентских слушаниях по данному вопросу. Превалировали аргументы против принятия этой законодательной инициативы в заявленном виде. Итоговым стало предложение о создании согласительной комиссии для дальнейшей проработки законопроекта. За это, за единичным исключением, проголосовал весь зал.

Свои опасения в той или иной мере высказали профессиональное рыбацкое сообщество, главы и Законодательные собрания прибрежных регионов — это и Дальний Восток, и Северо-Запад России.

Многие положения законопроекта требуют переноса сроков их действия. Здесь речь идет прежде всего о завершении строительства траулеров и краболовов инвесторами первой волны. В законопроекте абсолютно не раскрыт этот момент: а что будет с теми, кто сегодня имеет инвестиционные квоты и за счёт них сделал заказы на верфях? Итоги первого этапа не подведены. А во второй этап предприятия, строящие сейчас суда и заводы, могут не войти. Когда в 2016 году принимался механизм инвестиционных квот, людям сказали: «инвестируйте и будете работать». Теперь, по сути, мы говорим: «наинвестировались, хватит, теперь будут инвестировать другие».

Ещё один риск, который несёт в себе законопроект, - сокращение конкуренции на рынке, переход квот в руки нескольких крупных компаний. Кроме того, есть основания говорить об ущемлении интересов малого и среднего бизнеса в отрасли, который может просто «выпасть» из процесса распределения квот. Оставив эти предприятия без ресурсов, мы подтолкнем их к банкротству.

Партия «Новые люди» не поддержала законопроект в такой концепции, во время первого чтения мы всей фракцией проголосовали против. Но «за» проголосовали «Единая Россия» и КПРФ.

Однако я считаю, что аргументы ряда депутатов, профессионального сообщества и регионов услышаны. В постановлении Госдумы «О проекте федерального закона № 173016-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» определены основные направления доработки законопроекта ко второму чтению.

Указано, что малый и средний бизнес необходимо вывести из-под действия законопроекта. Это очень важно. Второй момент — создание согласительной комиссии для проработки спорных позиций. Какой объём инвестиций требуется сегодня рыбохозяйственному комплексу? Не получится ли так, что новый флот не будет в полной мере обеспечен квотами? Нельзя допустить, чтобы квоты отбирались у тех, кто уже инвестирует.

Практически все запланированные береговые перерабатывающие заводы построены, нужны ли ещё аналогичные производства? Не возникнет ли переизбыток мощностей?

Подчеркну, что это не является отрицанием целей законопроекта. Нам действительно требовалось обновление и флота, и перерабатывающих предприятий. Не зря на парламентских слушаниях был приведён пример о том, что на российской замороженной рыбе в Азии выросли целые города, а мы потом получали рыбную продукцию через посредников и уже совсем по другой цене. Мы должны стремиться к тому, чтобы население нашей страны получало качественную продукцию с высокой добавленной стоимостью и по доступным ценам.

До внесения законопроекта в Госдуму полных ответов на эти вопросы не прозвучало. После первого чтения дано 30 дней на подготовку поправок к законопроекту. Подчеркну, что это говорит об его высокой значимости — обычно сроки гораздо меньше. Законопроект вновь отправлен в регионы. Предоставлен месяц на проведение всей необходимой работы, чтобы законопроект был принят в том виде, который отвечает интересам государства и конечного потребителя. Именно так. Потому что сколько бы мы ни строили судов и заводов, за всё это в конечном итоге заплатят люди, которые покупают готовую продукцию.

В заключение добавлю, что разделяю позицию губернатора Архангельской области в вопросуео нераспространении некоторых положений законопроекта на Северный рыбохозяйственный бассейн и планирую выступить с такой поправкой.





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей