ИЛИМ-ПАЛП_2020
F5

«Скрытые чемпионы» и конституционный переполох


Александр Иванов, эксперт "БК" | 13.02.2020 10:59:29
«Скрытые чемпионы» и конституционный переполох

Уход подрядчика строительства газопровода «Северный поток – 2» – швейцарской компании Allseas Group – подчеркнул нашу зависимость от зарубежных методик, неготовность к новым технологическим вызовам. Мир технологий и бизнеса становится предельно специализированным. Даже в крупных государствах уже невозможно развивать все производства одновременно. 


Появились компании, захватившие 90% мирового производства отдельных видов товаров и услуг, например театральных занавесов, или 75% рынка колесиков для больничных каталок. Allseas Group и итальянская Saipem контролируют больше половины рынка укладки морских трубопроводов.

Немецкий экономист, профессор Герман СИМОН в середине 80-х ввел в научный оборот для таких лидеров мирового рынка товаров и услуг понятие «скрытые чемпионы». Узкая специализация, инновационность, – а «скрытые чемпионы» вкладывают в НИОКР около 6% валовых доходов, при норме обычных компаний от 3% до 3,6% выручки, – ориентированность на человеческий капитал (средний срок службы сотрудника в «чемпионе» – 21 год) позволяют им накапливать и совершенствовать компетенции, быть лидерами не просто национального – мирового рынка.


Появились компании,
захватившие 90% мирового
производства отдельных
 видов товаров и услуг.


По наблюдениям Германа Симона, в мире на рубеже веков было 2734 компании, которые подпадают под это определение. Более половины из них находились в Германии, 13% – в США и только 7% – в Китае. В России лишь 14 предприятий-«чемпионов» – таких, как «Волга-Днепр», которая контролирует около 60% мирового рынка чартерных негабаритных авиаперевозок, или IT-компания «Лаборатория Касперского» с более чем половиной рынка антивирусов. У Китая и у России – 0,1 компании на миллион занятого населения против 14-16 в основных развитых странах.

Еще один тренд – рост концентрации корпоративной мощи. В последние годы объем выручки ряда компаний превышает ВВП целых государств. А первая десятка крупнейших мировых корпораций стала «полностью интернационализированной» – ни одна из них не получает большую часть доходов в стране, где она зарегистрирована. 

Рыночная оценка этих компаний достигла 6,4 трлн долларов, что сопоставимо с ВВП Китая, ЕС или США. Пока эти корпорации подчиняются законам десятков стран одновременно, но формирование некоего нового «корпоративного» права и его имплементация на экстерриториальной основе – лишь вопрос времени.


В последние годы объем
выручки ряда компаний
превышает ВВП
целых государств.


«Скрытые чемпионы» и суперкорпорации – детища глобализации мирового рынка. Под их давлением и благодаря здравому смыслу транспортные, национальные, таможенные и разрешительные барьеры были значительно снижены, и бизнес даже самой мелкой компании стало возможным эффективно распространить на весь мир. 

Классический экономический суверенитет в упадке. Во втором десятилетии нашего века стала уменьшаться роль суверенных эмиссионных центров. Массовое падение базовых процентных ставок ведущих резервных банков до нуля и ниже, появление предтечи «частных денег» в виде криптовалют и токенов подводят суперкорпорации к мысли о введении собственных валют, имеющих вексельную природу. Как только это произойдет, а это произойдет, мы увидим конец финансового суверенитета государств. 

Растет влияние заведомо экстерриториальных правовых норм, в первую очередь, в рамках доктрины прав человека, появляются инструменты, которые смогут призывать даже лидеров государств к ответу за преступления против собственного населения. Пока они имеют избирательный характер и имплементируются через акты отдельных стран, но в перспективе станут более кодифицированными.


«Скрытые чемпионы» и
суперкорпорации –
детища глобализации
 мирового рынка.


Результатом может стать постепенная деструкция общего суверенитета, что изменит облик мира больше, чем любые технологические новации. Мы сегодня даже не можем себе вообразить системы или общества, которые вырабатывают и имплементируют правовые нормы с минимальным участием государства. 

Конечно, реализация этих трендов займет время, и немалое, но государственные аппараты, традиционные государственные институты чувствуют будущую опасность для себя и пытаются чем-то ответить на новые вызовы. США стремятся подкрепить свои суверенные права мировыми торговыми войнами. В России затевают конституционную реформу.

Эксперты, политики, ученые наперебой говорят о конституционных новациях, особенно о социальных. Но говорят и о новациях в государственном устройстве, примате суверенного права над международным. Одни призывают к верховенству отечественного права, другие опасаются, что, «забаррикадировавшись» от норм международного права, Россия рухнет экономически, а затем и политически.


Эксперты, политики, ученые
наперебой говорят
о конституционных новациях,
особенно о социальных.


Как ни странно, но правы и те и другие. Правы, потому что политики и большинство экспертов редко читают первоисточники. Ведь Конституцию России «и так все знают», а проект федерального закона, внесенного президентом 20 января в Госдуму, без навыка вычитывать муторно, легче черпать инфу из сетей.

На самом деле статьи Конституции 4, пункт 2; 15, пункт 4, и даже 63, пункт 1, признают верховенство Конституции и федерального законодательства на территории России. Но вместе с тем устанавливают приоритет общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ, официально включенных в систему федерального законодательства. Эти статьи не меняются. 

Меняется статья 79 Конституции, дополняемая словами: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

Скорее всего, эта поправка будет действовать в отношении Белоруссии, с которой у нас межгосударственное объединение и дружба «по понятиям».


Пока для государств с сырьевым
экспортом и отсталой технологической
 базой эксперты прогнозируют
участь «периферийных» стран. 


А вот что будет с нашим государством и его «суверенным» нежеланием признавать действующие в мире и не действующие у нас нормы и принципы международного права в экономике, правах человека, социальной защите, экологии и много еще в чем, мы не знаем. 

Пока для государств с сырьевым экспортом и отсталой технологической базой эксперты прогнозируют участь «периферийных» стран. Примерно так вел себя Китай в XIV веке, самоизолировавшись от всего мира. Зато в конце века XX там вон как «поперло». Ну не ждать же шестьсот лет, пока и у нас «попрет»! 

Но узнать ответ на этот вопрос не у кого… Как мудро сказал Михаил Жванецкий, «в стране, где все крадутся вдоль забора, не так просто дорогу спросить». 

* Фактическое осуществление международных обязательств на внутригосударственном уровне путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты. 





Возврат к списку

Ваше мнение

  1. golosovanie3.jpgКак вы и ваши близкие защищаетесь от коронавируса? (голосуем до 00:00 11 апреля)


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2020 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5