ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Понедельник, 28 ноября, 2022 20:59

Последнее слово «шаманинских»: в Архангельске завершается громкий уголовный процесс


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото Алексея Липницкого | 08.11.2022 14:56:10
Последнее слово «шаманинских»: в Архангельске завершается громкий уголовный процесс

В Архангельске вступает в завершающую стадию громкий уголовный процесс в отношении так называемых «шаманинских». Дело рассматривается в Архангельском областном суде. В минувшую среду, 2 ноября, обвиняемые в организации и участии в преступном сообществе выступали с последним словом. В освещении этого нашумевшего дела нужно дать возможность высказаться и другой стороне.


ОПС в маленьком городе

Как следует из материалов уголовного дела, Олег Шаманин, ранее неоднократно отбывавший наказание в местах лишения свободы, имеющий авторитет и высокий статус в преступной иерархии, в конце 2012–2013 годах создал криминальную группировку. Шаманин хотел установить свой контроль в секторе малого и среднего бизнеса в Северодвинске и, частично, в Архангельске. Участники банды выходили на предпринимателей (в основном из сферы торговли, общепита и услуг населению) и предъявляли им требования о регулярной уплате денег якобы за охрану – то есть, проще говоря, за «крышу». А в случае отказа уничтожали либо повреждали их имущество.

Кроме того, чтобы давить на «непокорных», члены группировки провоцировали конфликты с посетителями принадлежащих предпринимателям заведений и избивали их, создавая тем самым неблагоприятные условия для ведения бизнеса. Чтобы создать видимость законности получения доходов, с потерпевшими заключались фиктивные договоры через аффилированные фирмы.

В итоге группировка стала состоять из пяти обособленных структурных подразделений, в том числе трёх вооружённых, и просуществовала до конца 2014 года.

На скамье подсудимых также оказался Алексей Шумов, бывший начальник отдела уголовного розыска ОМВД России по г. Северодвинску. Находясь в должности, он сообщал участникам банды о проводимых в отношении них оперативно-розыскных мероприятиях, укрыл ряд преступлений, получил взятку от одного из предпринимателей за ограждение его от посягательств группировки.

Аресты подозреваемых начались ещё в 2014 году, но в суд дело было направлено только в декабре 2016-го. Сам Шаманин долго скрывался от следствия, однако был задержан в Объединённых Арабских Эмиратах и экстрадирован в Россию.

Предполагается, что в состав криминальной группировки ОПС входили более 30 человек, и некоторые из них до сих пор находятся в розыске. Сейчас подсудимых 23. Они сами настояли на том, чтобы уголовное дело рассматривалось с участием присяжных заседателей.

В «послужном списке» ОПС – не менее 80 преступлений. Одному только Олегу Шаманину инкриминируется 15 статей УК РФ с различными частями и пунктами.

В судебном заседании были допрошены свыше 230 потерпевших и свидетелей. Процесс затянулся на несколько лет, в том числе и по сопутствующим причинам, включая пандемию коронавируса.

Присяжные вынесли свой вердикт в июле 2022 года. Все подсудимые, в зависимости от занимаемого ими положения в ОПС, признаны виновными в создании, руководстве и участии в преступной организации. На этом работа присяжных заседателей закончилась. Началось обсуждение последствий вердикта.

«Защищался как мог»

В минувшую среду, 2 ноября, подсудимым, также уже без присяжных, была дана возможность выступить с последним словом. Далеко не все они воспользовались этим правом. Среди отказавшихся был, по сути, и сам Олег Шаманин: он ограничился оценочными фразами о доводах прокуратуры («Никакой моей вины в том, что они здесь нагородили, нет») и замечанием о том, что уже и так всё сказал.

На этом заседании присутствовали адвокаты – не все, в общей сложности их было более 90 человек, а также родственники подсудимых. Многим выступающим речи подготовили защитники, но и сказанное «от себя» определённое впечатление производило.

«Прокурор во время прений сторон попросил назначить мне наказание в виде лишения свободы сроком на 23 года в исправительной колонии строгого режима. Ваша честь, с одной стороны, понятно, что закон суров, но это закон. С другой – каждому по делам его. Что же я сделал для того, чтобы провести 23 года взаперти? Я никого не лишил жизни – самого дорогого, что может быть у человека. Никого не сделал калекой или инвалидом. Я кого-то похитил, удерживал в неволе, пытал и измывался над его личностью и здоровьем? Нет. Да, мы имеем вердикт присяжных заседателей с перечисленными в нём деяниями, совершёнными в отношении людей и их имущества. Но не имеем ни одного необратимого последствия. Всё восполнимо и возобновляемо, так как носит характер экономического ущерба в виде понесённых некоторыми потерпевшими затрат. Ущерб должны будут возместить те, кого суд признает виновным: это является приоритетной задачей для справедливого разрешения уголовного дела по существу», – рассуждает один из подсудимых.

Вряд ли кто-то из потерпевших всерьёз рассчитывает на возмещение причинённого ущерба. Прошло слишком много лет, эти люди давно заняты другим бизнесом или работают в иной сфере. Их желание как можно скорее покончить с тем, что как-то связано с «шаманинскими», понятно. Однако у выступившего с этой речью другое мнение.

«Само то, что ни один потерпевший не принимал участия в прениях сторон, ярко иллюстрирует отсутствие у них желания о назначении определённым подсудимым суровых сроков заключения. Для них куда важнее финансовая сторона, погашение гражданских исков. А что для этого нужно? Конечно же, наличие (у признанных виновными) достойно оплачиваемой работы, что возможно при условии применения наказания в виде принудительных работ, но не в исправительной колонии строго режима», – уверен он.

Помимо оплаты гражданских исков в «нормальном размере», такой вид наказания, как считают и другие подсудимые, «может обеспечить исправление человека и его социальную адаптацию».

«Прошу суд учесть, что я уже восемь лет содержусь в условиях СИЗО. Лишён права на длительные свидания со своими близкими и родными, в результате чего у меня разрушилась семья. Я потерял своё коммерческое предприятие по осуществлению ремонтно-строительных работ и пассажирских перевозок в Северодвинске, возможность безвозмездно окончить строительный факультет вуза, так как был отчислен с пятого курса. Меня уже наказали» – подобные доводы также звучали неоднократно.

Подсудимые сравнивают условия пребывания в СИЗО и в колонии строгого режима, находя преимущества в последних. Напомним, однако, что они сами использовали любой повод продлить свое пребывание в следственном изоляторе и затянуть процесс.

«Хочу принести извинения участникам процесса, так как в ходе заседаний был, мягко говоря, излишне эмоционален и даже груб. Не хотел проявить неуважение. Я никогда не оказывался в подобной ситуации, поэтому защищался как мог», – заявил другой подсудимый. Действительно, обстановка на заседании 2 ноября нам показалась раскалённой до предела, но, как выяснилось, в этот день всё прошло «практически спокойно». Похоже, данное уголовное дело стало одним из самых тяжёлых в практике судьи Александра Кузнецова.

«Я частично признал вину и раскаялся, как мог пытался возместить ущерб потерпевшим. За столь длительный срок содержания под стражей я многое осознал, понял свои ошибки, совершённые в силу молодого возраста и отсутствия жизненного опыта. Сделал выводы и принял решение никогда больше не совершать противоправных деяний и не искать лёгких денег. Прошу проявить ко мне снисхождение и назначить наказание, соизмеримое с вменяемыми преступлениями и их последствиями», – добавил тот же подсудимый.

Также подсудимые напомнили, что некоторые из них были оправданы присяжными заседателями по ряду эпизодов. Но, как отмечают другие участники процесса, эти примеры свидетельствуют скорее о непредвзятости и тщательной работе присяжных, сумевших разделить доказанные и не полностью доказанные пункты обвинения.

Многие из признанных виновными не согласны с тем, что действовали в соответствии с планом и распределением ролей, что в вердикте присяжных достаточно указаний на такой стиль поведения. С этим связано, пожалуй, самое тяжкое обвинение: по 210-й статье Уголовного кодекса РФ об организации и участии в ОПС. Но общий характер преступлений указывает на то, что у тех, кому эта статья инкриминирована, она устоит и в итоговом решении.

На этом прения сторон по уголовному делу завершены. Ожидается, что председательствующий судья вынесет приговор «шаманинским» в конце декабря 2022 года.





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей