ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Национальные особенности предпринимательства


Александр ИВАНОВ, эксперт «БК» | 22.06.2018 20:59:44
Национальные особенности предпринимательства

В Архангельске прошла XX конференции малого и среднего предпринимательства. Сколько их уже было за четверть века: областных, федеральных, разных... И на каждой толкуют про поддержку малого бизнеса, про снижение административных барьеров, льготные налоги и кредитование, но не растет наше предпринимательство, хоть убей!


По словам президента Московской школы управления «Сколково» Андрея ШАРОНОВА, несмотря на декларируемую политику и клятвы в любви к малому бизнесу, его доля в два-три раза меньше, чем в развитых национальных экономиках зарубежья.

Власти предержащие, как правило, называют претендующие на достоверность причины означенной проблемы и способы ее решения. Десятилетия минуют, причины и способы прежние, но проблема не решается. Как говорит Михаил ЖВАНЕЦКИЙ, «Может, надо что-то подправить в консерватории?». И действительно, почему-то причины называют сами предприниматели и властные должностные лица. Неужели они самые умные? За прошедшие годы это не подтвердилось. В конце прошлого века о причинах и следствиях социально-экономических процессов говорили ученые, а политики и предприниматели предпочитали слушать и учиться. Теперь ученых людей не слышно (кто-то умер, кто-то уехал, кто-то решил не «высовываться») и главными «знатоками» стали политики. Причем чем выше политик взобрался, тем больший он «знаток».

Однако даже в той информации, которая исходит из общедоступных источников, любой образованный человек видит закономерности так называемого «развития» малого бизнеса, о которых почему-то особо не распространяются официальные знатоки. Например, о нишевом характере резкого роста или снижения численности предпринимателей. Еще не так давно местным торговым сетям были выгодны «внутрисистемные предприниматели» и в магазинах одного наименования на каждой кассе в каждую смену чеки бил новый ИП.

Рост индивидуальных предпринимателей в торговле перекрывал все мыслимые пределы. Теперь в сетевом ритейле система учета и контроля товарных и финансовых потоков переведена в «цифру», надобность в отдельных предпринимательских бухгалтериях отпала и количество ИП в этой «нише» заметно снизилось. Причем ни налоговые, ни административные, ни кредитно-финансовые меры и льготы здесь ни на что не повлияли.

Есть еще несколько явлений, отмечаемых социальной и экономической статистикой, но не имеющих внятного объяснения от «знатоков». Например, явление самозанятости. По некоторым оценкам, от 16 до 20 млн активных, предприимчивых россиян работают в сфере услуг, подрядных работ и мелкотоварном производстве, не желая официально регистрировать себя предпринимателями. Власть не может придумать ничего иного, кроме силового понуждения этих граждан к легализации. Явление это не экономическое, а социальное, социальные же проблемы власть у нас много веков решает не компромиссами с обществом, а силой.

Россияне ничем принципиально не отличаются от французов или аргентинцев, а сообщества отличаются. Условия, к которым все мы в России привыкли, влияют на коллективное поведение. История российского государства и его институтов в этом смысле очень важна. Российское общество обладает многовековым опытом автономных, индивидуальных действий, включая самые творческие и жестокие по сопротивлению авторитарности власти. Одновременно опыт приучил все коллективные действия делегировать властным структурам, всегда опасающимся организации и координации коллективных действий, всегда боровшимся с проявлениями независимой общественной инициативы. Поэтому активные и работоспособные ищут свои пути реализации предпринимательских инициатив, не особо доверяя властным предложениям, традиционно ища в них очередной подвох, а власть не умеет и не ищет компромиссы с обществом, традиционно опираясь на опыт силовых решений. Ведь компромисс - это когда все стороны конфликта поступаются частью своих интересов. А где это видано, чтобы российские власти поступались чем-либо без принуждения.

Между тем компромисс с самозанятой частью общества вполне реален и достижим, причем поступиться обеим сторонам надо малозначимыми для них интересами. Мы с коллегами провели свой небольшой анализ ситуации и сделали выводы о том, что для самозанятых граждан очень важна не только независимость от государства в экономических вопросах, но и получение гарантированных гражданских прав в части пенсионной и социальной защиты. А главный интерес власти - это не налоги, а учет и контроль за самозанятостью граждан, за их деятельностью. Если власть уступит экономическую свободу самозанятым гражданам, то они вполне готовы платить взносы в Пенсионный фонд и Фонд медицинского страхования, легализуясь там, а значит и в государстве в целом, оставаясь в статусе физических лиц.

Мы исследовали действующее гражданское, пенсионное, социальное и налоговое законодательство, и оказалось, что для решения вопроса с самозанятостью не надо ни отдельного закона, ни изменения гражданских отношений в обществе и его экономической и налоговой сфере, не надо изменений в регистрационной политике. Всего полтора десятка предложений, добавленных в действующее федеральное законодательство, не меняющих сути положений этих законов, - и самозанятые граждане постепенно войдут в социальные, а потом и в экономические отношения с государством, оставаясь главным источником роста предпринимательского сообщества в стране. Мы даже донесли эти предложения до депутатского сообщества, но встречного интереса от власть имущих не увидели.

Есть в экономике такое понятие, как нарушение координации (coordination failure). Сложноорганизованные системы могут находиться в разных равновесиях – «плохих» и «хороших». Для «хорошего» равновесии элементы системы должны координировать свои действия. Если у них это не получается, наступает «плохая» стабильность. Мы приспособились жить в системе с «плохой» стабильностью и научились получать от этого выгоды. Переход в «хорошую» систему от всех потребует изменения привычной модели поведения. А это всегда долго и болезненно. Понятно, что на практике для этого нужны компромиссы, оппозиционные мнения во власти, статьи ученых, колонки блогеров и в итоге - политическая воля лидеров. В любом случае это не простой и не быстрый путь.

Замминистра экономического развития РФ Олег ФОМИЧЁВ сказал: «У нас есть проблема вовлечения людей в бизнес. Мы так и не смогли в течение 20 лет увеличить долю малого бизнеса. Просто люди не верят в то, что они могут быть успешными в этом». Такое признание - это уже полдела. Осталось научиться искать компромиссы, особенно на нижних этажах системы.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5