ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Вячеслав Белоусов: «Не надо путать критику с враньём»


Беседовали Ксения ВАХРУШЕВА и Елена СВЕТЛИЧНАЯ. Фото: Владимир Ларионов | 10.01.2013 05:46:59

alt13 января в России отмечается День печати. В этот день в 1703 году вышел в свет первый номер газеты «Ведомости». В петровские времена ни о какой самостоятельности прессы не могло быть и речи. Но много ли изменилось с тех пор? Об этом наш разговор с главным редактором газеты «Вечерний Северодвинск» (издательство «Северная неделя»), членом Федеративного совета Союза журналистов России Вячеславом БЕЛОУСОВЫМ.

- Вячеслав Васильевич, как вы определяете понятие «свобода слова» и нужна ли цензура СМИ?

- Федеральный закон «О средствах массовой информации» говорит однозначно - цензура запрещена. Правда, сейчас она, увы, для иных газет стала тайной реальностью. Но никто не обращается в суд... Для меня, редактора общественно-политической газеты, свобода слова - это возможность журналистам, читателям выражать свою позицию, рассказывать о наболевшем, делиться мыслями.

- Были ли попытки оказать влияние на содержание «Вечернего Северодвинска»?

- И при губернаторе ЕФРЕМОВЕ, и при КИСЕЛЕВЕ предлагалось заключать информационные договоры. Но когда твердо говоришь: «Нет, мы этого делать не будем», люди понимают. При этом мы, конечно же, рассказываем о том, что делается в области, во властных структурах. Ведь это нужно нашим читателям.

Вроде и есть соблазн получить на законных основаниях дополнительные деньги, но четко понимаешь, что, утратив доверие читателей, больше потеряешь, нежели приобретешь. Это определенный прагматизм. Газета должна состоять только в одной партии – партии Читателей.

- Когда-то мэр Северодвинска Михаил ГМЫРИН говорил, что из городского бюджета на СМИ не тратится ни копейки, в отличие от того же Архангельска. Чем так уникален Северодвинск?

- Я как-то отвечал на этот вопрос губернатору Михальчуку. Дело в том, что газеты «Северной недели»… ангажированы. Ангажированы Читателем. Мы стараемся служить ему верой и правдой, а он нас содержит.
Тот, кто получает дотации, обслуживает дающего, а не Читателя. И тогда на страницах газет исчезают почти все проблемы, публикуются лики деньги дающих, журналисты превращаются в пиарщиков, а читатель… медленно дрейфует от этого издания к другому. Многие газеты спасает отсутствие конкуренции, мы же на российском рынке без малого четверть века, и это заставляет держать в форме творческие мускулы.

- Может, в Северодвинске просто нет оппозиционной прессы, поэтому и необходимости заглушить ее голос нет? Вспомните какую-нибудь последнюю критическую публикацию в адрес местной власти...

- В конце прошлого года мы публично и не раз выражали свое отношение к увольнению директора хлебокомбината Валерия МОСТОВИЧА. Мы и сейчас убеждены, что это сделано не в интересах предприятия, а тех лиц, имена которых всплывут позже.
На страницах «вечерки» была опубликована статья очень уважаемого в городе человека, почетного жителя Северодвинска, профессионального строителя Виктора ПЕТРУШИНА о причинах крушения подъезда в доме на проспекте Ленина, 5. Она не совсем совпадает с официальной версией. Есть и ряд других примеров. Но это не мешает нам работать с властью, поддерживать отношения и с чиновниками, и с пресс-службой.

Именно такие отношения, на наш взгляд, и являются нормальными. Реакция власти тоже адекватная. Мэр Михаил Гмырин приехал в редакцию, ответил на вопросы журналистов, в том числе и по хлебокомбинату. А мы опубликовали эти ответы. Не было и, надеюсь, не будет стучания кулаком по столу и телефонных окриков. Повторюсь: это нор-маль-но! Не знаю, как в Архангельске...

- На встрече с журналистами в декабре губернатор Игорь ОРЛОВ задавал вопросы главным редакторам. А о чем бы вы спросили губернатора?

- Я бы просто хотел, чтобы в области строго соблюдался Закон о СМИ. До сих пор храню черновые страницы газеты «Волна», на которой следы жесточайшей цензуры, сделанной чиновниками. Я тогда на эту тему разговаривал в департаменте по печати. Не скажу, что разговор получился. Было это еще при губернаторе Киселеве. Стало понятно, что для чиновников закон преступить не страшно, страшнее возможное недовольство первых лиц.

- Накануне Нового года депутаты областного Собрания приняли волевое решение - сократили расходы на публикацию материалов о деятельности правительства в СМИ на 70 млн рублей. В идеале, какими должны быть взаимоотношения прессы и власти?

- Идеала ведь не бывает. Но самые честные отношения - построенные на основе Закона и разделении обязанностей: это когда у власти свои функции, а у прессы - свои. Сделала власть что-то хорошее - пишем, упустила или нагрешила - тоже сообщаем читателям.

Мы - глаза и уши общества, а не рупоры властных коридоров. При таком раскладе отношения складываются только взаимно уважительные. В Северодвинске это примерно так.

Никаких финансовых взаимоотношений у власти и прессы, на мой взгляд, не должно быть. Как только газете проплатили, так она превращается в пиар-издание. В российской действительности это звучит странно, кто-то из коллег даже покрутит пальцем у виска, но я знаю немало главных редакторов, которые поступают только так. Увы, деньги взять и правду написать - не получится.

- Как вы думаете - сейчас журналистское сообщество сплочено или, наоборот, разрозненно? Какая роль в этом процессе отводится Союзу журналистов России, архангельское отделение которого вы много лет возглавляли?

- Журналистское сообщество сознательно растаскано по разным коридорам. Власти не нужно мощное объединение. Поэтому кто-то обслуживает партии, кто-то бизнес, кто-то властные коридоры. А огромные пресс-службы - это аналог былой Берлинской стены, цель которой - отгородиться не столько от журналистов, сколько от народа.

Я побывал в деловых поездках во многих странах мира, ничего подобного нигде не встречал. Мэр одного из немецких городов не понимал и не мог ответить на мой вопрос, допускает ли он «телефонное право»: возможность снять трубку и отчитать редактора, журналиста за критическую статью? Только не надо путать критику с враньем и бранью. Одно из первых правил, которое внушали нам на факультете журналистики: чем ярче факты - тем сдержаннее тон!

Союз журналистов России и родственные структуры АРС-ПРЕСС, АНРИ не позволяют окончательно размыть журналистское сообщество, этические нормы профессии. Не все, что похоже на газету, таковой является. Не всякий публикующийся в ней - журналист. Оборотней и в нашей области полно. Но это не журналистика, а в лучшем случае - пиар, в худшем - информационное киллерство, провокации, предвыборные разборки с ведрами помоев.

- Издательское дело – это особый вид предпринимательства. Профессия журналиста творческая, а главный редактор сродни главному режиссеру в театре. Чем стимулируете сотрудников: зарплатой или общей целью?

- Актеры идут к главному режиссеру, от которого чего-то ожидают. Так и я в свое время сначала пошел к редактору БУРЛОВУ, потом к СОСНИНУ. Это были интересные личности, которые давали возможность творить, самовыражаться. Я убежден, что к нам люди приходят не за зарплатой - она не больше, чем в любой другой газете. Они идут к редактору, а я стараюсь их не разочаровать. Успех у читателей наших газет именно в авторской журналистике. Поэтому необходимо сохранять и лелеять индивидуальный стиль работы.

Вместе с тем мы не знаем, что такое «серая» или «черная» зарплата. На предприятии сохранено все хорошее, что было при социализме: и оплата отпуска, больничного, и бесплатный проезд к месту отдыха, и выплата премий.

- Много разговоров о том, что газеты доживают последние дни, читатели уходят в Интернет. Как прессе конкурировать с информационными сайтами?

- В свое время, когда появилось телевидение, бытовало мнение, что люди перестанут смотреть кино, ходить в театр, читать книги. Но этого не произошло.

Убежден, что газета никогда не умрет, и согласен с мнением Павла ГУСЕВА, главного редактора «Московского комсомольца», который говорит, что Интернет – это средство коммуникации. А газета - спасательный круг в море информации. Она помогает осмыслить действительность и сформировать определенное мнение о происходящем в мире.

Я в прошлом году выступал в Страсбурге - во Франции. Последний вопрос прозвучал так: «Кто победит: Интернет или газета?». Я не задумываясь ответил: «Журналист». То издание, где есть «светлые головы», где есть свой эксклюзивный контент, будет интересно всегда.
Уверен, что газета и в будущем будет востребована читателем. Я представляю ее похожей на бумажный iPad: толстенькая, глянцевая, в которой много штрих-кодов, щелчок айфона и - авторская статья, клип, фотография, видеосюжет. Это значит, что газетчик должен быть универсалом: уметь писать, снимать сюжеты, оперативно посылать их со смартфона на сайт. В таких странах, как Германия и Япония, люди, привыкшие к Интернету, не отвернулись и от газет, там снова наращиваются тиражи.

- В преддверии профессионального праздника встретятся ли журналисты на традиционном Балу прессы?

- В Москве бал будет, в области, насколько знаю, ищут другую форму поощрения лучших журналистов. Несмотря ни на что, архангельская журналистика сохраняется. Мы в своем издательском доме гордимся такими именами, как Олег ХИМАНЫЧ, Елена САДОВА, Александр БУРЛОВ, Елена НИКОЛИХИНА, Оксана КОЗИЦЫНА, плеяда ЛАРИОНОВЫХ. Это только у нас, а сколько в области!
Три года назад Владимир ПУТИН, говоря о роли прессы в обществе, образно сказал: «Откроешь форточки – шумно, закроешь – душно!» Важно, чтобы власть это понимала на практике. В стране полно непроветренных коридоров. 

 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5