ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Суд над помором Мосеевым: лингвисты изучают крепкие словечки уголовного дела


Текст: Дарья Емельянова, Елена Светличная. Фото: Николай Гернет | 25.01.2013 06:36:55

altДоказательная база, на которой основывается обвинительное заключение в уголовном деле помора Ивана Мосеева, поставлена под сомнение. «Вас миллионы быдла, а нас 2 тысячи людей» - он ли написал эту фразу в Интернете, адресована ли она именно русским? Корректно ли проведена лингвистическая экспертиза? Ответы на эти основные вопросы ищет суд: заседания в Архангельске возобновились в минувший вторник и продолжатся 30 января.

 

Напомним, руководителя Поморского института коренных и малочисленных народов Севера Северного Арктического федерального университета, председателя Ассоциации поморов Архангельской области судят по статье 282, ч. 1 УК РФ (разжигание ненависти и вражды).

Судя по выводам следствия, дискуссия развернулась вокруг статьи «Поморье в евразийском мире» на сайте ИА «Эхо Севера». Комментаторы явно переусердствовали, пуская в ход взаимные обвинения, грубости, оскорбления. Объектом нападок стали активисты поморского движения. Например, доцент кафедры философии САФУ Анатолий ХАЛТУРИН написал: «Цари и коммунисты собирали страну, поморы хотят ее развалить. К стенке!» (по этому поводу Мосеев направил заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовного дела).

Трактовать многие фразы к статье на сайте можно неоднозначно, так как более ста слов там автоматически заменяется многоточием (в том числе слово «русские»). Между тем в заключении лингвистической экспертизы утверждается, что под негативным оценочным словом «быдло» следует понимать именно «русские».

На процессе спор по сути сводился к следующим вопросам: являются поморы отдельной этнической единицей или составляющей русской нации? Если поморы — русские, то о каком разжигании ненависти по национальному признаку может идти речь? На чем основано утверждение, что слово «быдло» относится к этнической группе «русские»? Что вообще означало это слово в контексте дискуссии на сайте?

«Быдло» - молчаливое большинство

Свидетели обвинения заявляют, что фраза со словом «быдло» оскорбила их именно как русских. Представители защиты говорят обратное.
«Никогда ни один из поморских активистов не высказывался против русских, - говорит Мосеев. – В понимании поморов «русские» – это нация. А поморы – коренной малочисленный народ внутри этой нации».

В этом же ключе высказывались свидетели защиты. «Мосеев это писал или не Мосеев, признаков разжигания межнациональной розни здесь нет. Вот «К стенке!» - это призыв к насилию», - считает председатель Союза общественных объединений инвалидов Архангельской области Николай МЯКШИН.

По мнению председателя областного отделения Всероссийской организации «Народный собор», члена Союза писателей Александра ТУТОВА, «быдло» - это чисто бытовое выражение, означающее «молчаливое большинство»: мол, тем, кто себя к таковому не относит, и обижаться нечего. Как отметил член Союза журналистов России Сергей ФЁДОРОВ, будучи такими же русскими, поморы имеют полное право критиковать свой народ или какую-то его часть.

Но мнения есть мнения, а последнее слово должно было остаться за экспертами-лингвистами.

Выводы экспертизы

Экспертизу текста по заданию ФСБ составляла сотрудник лаборатории лингвистического маркетинга, доцент кафедры языкознания гуманитарного института филиала САФУ в Северодвинске, кандидат филологических наук Наталья ОСКОЛКОВА, автор 50 научных работ и статей, в том числе на тему «Концепт «поморы» в конфликтных текстах СМИ».

Она пояснила, что слово «быдло» в словарях, как в классических, так и в сравнительно новых, помечено как грубо-просторечное, презрительное: наименование людей, «покорно и безропотно выполняющих тяжелую работу, обладая при этом чувством стада». Направленность данного слова на характеристику русских, по оценке эксперта, подтверждается контекстом полемики на сайте, высказываниями других участников. Например, пользователь «Браво» написал: «Хорошая провокация.... может, активнее начнут мочить поморов, чтобы этим воспользовалась третья сила, которая ни к русским, ни к поморам не относится».

Ссылается эксперт и на данные, которые к лингвистике имеют весьма опосредованное отношение. В частности, на итоги переписи населения 2010 года по Архангельской области: русскими себя назвали 1150 тысяч человек (миллионы быдла?), поморами — 2015. В комментарии эти группы противопоставлены, причем одной из них дана унизительная характеристика, подчеркнула Наталья Осколкова.
«А высказывание, которое способствует возбуждению национальной ненависти, не что иное, как словесный экстремизм», - делает вывод эксперт.

Сами по себе лингвистические выкладки, подробные и последовательные, на присутствующих впечатление произвели.  Между тем, как следует из постановления Пленума Верховного суда РФ о преступлениях экстремистской направленности (от 28 июня 2011 года), направлены ли чьи-то слова или действия на возбуждение в обществе ненависти, есть ли в них экстремистское содержание — такие выводы может делать только суд, но не эксперт-лингвист, это правовые аспекты, считает юрист Межрегиональной правозащитной ассоциация «Агора», адвокат Ивана Мосеева Рамиль АХМЕТГАЛИЕВ.
Поэтому из материалов дела заключение Осколковой следовало бы исключить. Или по крайней мере учесть это обстоятельство при вынесении приговора. Соответствующее ходатайство заявлено в суде. 

«А разве могут быть не русские поморы?»


С тем, что сами вопросы, по которым подготовлено заключение, были изначально составлены некорректно, согласилась профессор кафедры русского языка Института филологических и межкультурных коммуникаций САФУ, доктор филологических наук, председатель региональной «Ассоциации лингвистов-экспертов по коммуникативным спорам» Татьяна СИДОРОВА, приглашенная на процесс стороной защиты.

«Обратите внимание на последний вопрос: «Свидетельствует ли содержание комментария об экстремистских взглядах его автора?» Как можно по одной фразе судить о чьих-либо взглядах? - отметила Татьяна Сидорова. - Если комментарий рассматривался в контексте статьи и полемики, почему осталась без внимания такая, например, фраза: «А разве могут быть не русские поморы?»

Из контекста можно заключить, что «быдлом» в комментарии названы те, кто не борется за свои права и живет как придется — толпа. Математические сопоставления, по мнению эксперта, тоже спорны: автор комментария говорит о «миллионах быдла», а русских в Архангельской области менее 1,2 млн.
После заседания адвокаты Ивана Мосеева обсуждали с Татьяной Сидоровой возможность представления «альтернативной» лингвистической экспертизы.

Был в Тунисе или на Луне?

Повторно на заседание был вызван главный редактор газеты «Правда Северо-Запада» и сайта ИА «Эхо Севера», где был размещен комментарий «про быдло», Илья АЗОВСКИЙ. Он по запросу ФСБ передал IP-адрес, с которого был отправлен комментарий.
Сторона защиты пыталась выяснить — как он установил IP-адрес, имел ли техническую возможность его редактировать, как и сам комментарий, и находился ли он в момент передачи ответа в Архангельске.

«Я вообще не вижу смысла в выяснении, был я в Тунисе или на Луне и был ли я в России вообще?» - заявил еще в ноябре Илья Азовский. Сначала он сказал, что находился в России, но потом заметил, что точно не помнит, а значит, может ошибаться. И все же подтвердить свое местонахождение его обязали: в суд 22 января он пришел с загранпаспортом. В нем значилось, что 10 мая, когда в ФСБ поступил ответ за подписью главного редактора, он находился в Тунисе.

Азовский пояснил, что во время отдыха был на постоянной связи с редакцией и по электронной почте составил ответ, указав IP-адрес автора комментария. С его слов, выяснить это нетрудно через административную панель сайта, к которой есть доступ в любой точке мира. Под документом он набрал подпись «Главный редактор Илья Азовский». Но автограф ставил не он, а заместитель Андрей МИРОШНИКОВ, о чем свидетельствует знак апострофа.

Однако адвокат сомневается в том, что подпись от руки принадлежит Мирошникову, а не Азовскому. «Почему в этом случае нельзя было подписать документ «заместитель главного редактора»?» - задается вопросом адвокат Белов. Выяснить это суд намерен на следующих заседаниях: сторона защиты заявила ходатайство о вызове Мирошникова.

IP-адрес — не доказательство

По версии Ивана Мосеева, Азовский и правоохранительные органы знали его IP-адрес: год назад он проходил свидетелем по аналогичному делу об экстремизме за чужой комментарий на «Эхо Севера».

По словам обвиняемого, его номер был «засвечен», и владелец сайта мог его легко вписать, чтобы у ФСБ были основания произвести выемку компьютера для поиска доказательств по другой, более тяжкой статье «Государственная измена». Как, впрочем, и слово «быдло» мог вставить любой, кто знает пароль доступа к сайту в редакции.

Таких, по словам Азовского, в «Эхо Севера» несколько человек. В суде Азовский не отрицал, что право редактирования комментариев у его сотрудников есть, а вот IP изменить невозможно.

Между тем вызванный в суд эксперт пояснил, что для идентификации пользователя одного IP-адреса недостаточно. Как и имеющегося в деле ответа от «Ростелекома», что номер по договору присвоен Ивану Мосееву.

«Выйти в Интернет с чужого IP не составит большого труда. Для этого достаточно воспользоваться нелегальными программами, которые можно скачать в той же Сети. Изменить адрес может и администратор сайта», - сказал Александр ШИРОКИЙ, инженер отдела технического обеспечения Архангельского областного института повышения квалификации и переподготовки работников образования, по специальности информатик-экономист.

По его словам, если IP динамический (в письме Мосееву Ростелеком ответил именно так), то достоверно установить, что с конкретного компьютера выходили на конкретный сайт, невозможно. Пользователь заключает договор, и ему изначально выделяется несколько адресов.

Как следовало из пояснений эксперта, утверждать, что определенный человек вышел в обозначенное время на сайт, можно только при сопоставлении MAC-адреса (индивидуальный номер платы компьютера), IP-адреса и данных договора с компанией, которая предоставляет услуги доступа в Интернет. Ничего этого в деле нет.

Гособвинитель отказался от свидетеля

«Поморы и русские – почти одно и то же», - заявила уборщица Архангельского регионального управления ФСБ Валерия БУЛЫЧЕВА. 22 января ее допрашивали как свидетеля обвинения.

Булычева и ее напарница Котлова были приглашены сотрудником ФСБ в качестве понятых сразу после обнаружения комментария. Их показания приобщены к делу: в протоколе они подтвердили, что на сайте ИА «Эхо Севера» размещалось суждение экстремистского, на их взгляд, содержания, которое было направлено против конкретной этнической группы: якобы автор комментария назвал русских «быдлом».

Однако выступая на судебном заседании, Булычева не смогла вспомнить ни названия сайта, ни содержания самой статьи. Затруднилась она ответить и на вопрос адвоката Вениамина БЕЛОВА о том, употреблялось ли в комментарии слово «русские»?

«Поморы в моем понимании – это жители прибрежной территории Архангельской области. Хотя русские – тоже жители глубинки... Я не могу сказать, что поморы – это не русские», - путано пояснила пенсионерка.

Котлова в суде пока не выступала. Как считает сторона защиты, свидетельские показания уборщиц кем-то им надиктованы и поэтому записаны «как будто под копирку». Сами они это отрицают. Вениамин Белов заявил ходатайство о вызове на заседание Котловой, чтобы убедить суд в своей правоте. Представитель прокуратуры поспешно заметил, что это свидетель обвинения и на процессе он «не нужен».

«Так вы отказываетесь от свидетеля?» - уточнила судья Александра КОЧЕБУРОВА и, получив утвердительный ответ, оставила за собой право решать, вызывать ли вторую уборщицу в суд. Котлова приглашена на заседание 30 января.

 

 

Читать на эту тему:

 

 

 






Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5