ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Игорь Орлов о правильных фамилиях, войне с мэрами и «экономическом разврате»


Текст: Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото: Алексей ЛИПНИЦКИЙ | 10.02.2012 06:25:36

altГубернатор Архангельской области Игорь ОРЛОВ провел первую пресс-конференцию. Глава региона прокомментировал инициированные им отставки в областном правительстве, свою роль в предвыборных гонках за пост Президента РФ и мэра Архангельска. А напоследок поделился своими взглядами на футбол и на то, при каких обстоятельствах и кому имеет смысл «начистить физиономию».

- Когда мне объявили, что моя кандидатура рассматривается на должность губернатора Архангельской области, я очень внимательно изучил сообщения о регионе из различных источников. Они вызывали ощущение безысходности. Наверное, такая подача информации в СМИ имела под собой какое-то основание, но, приехав сюда, я увидел, что ничего катастрофического нет. 

От Владимира ПУТИНА я услышал очень емкую фразу, которая отражает место и роль губернатора в существующей системе управления страной: эта должность - настоящий мужской вызов. Я прошел непростой путь как руководитель и могу сказать, что готов его принять: он соответствует моему внутреннему желанию... порешать непростые задачки. Архангельская область не политически, а скорее психологически сегодня оказалась разорвана на части. Да, был приток другой крови, новые веяния, связанные с приходом конкретных руководителей. Как можно ставить себе задачи роста и развития региона, если нет понимания, с кем идти вперед? Я буду опираться на кадровый резерв Поморья.

Бюджет области серьезно пострадал от  популистских решений, но мы не перешли ту «точку невозврата», когда в пору валяться в ногах у федерального центра и просить три рубля до получки. Наша задача - привлечь финансистов, которые могут просчитать варианты частно-государственного партнерства, привлечь инвесторов с осознанием того, что бизнес здесь возможен и условия для него комфортны. Это позволит закрыть ряд откровенных дыр. В использовании ресурсов федерального центра мы должны быть выдержаны.

Я бы хотел остановится также на такой составляющей нашей жизни, как внутреннее самосознание  людей. Удручает, что в области есть такие недостроенные объекты, как Михаило-Архангельский кафедральный собор, которые должны бы возводиться на одном дыхании. Но настолько примитивное коммерческое отношение сформировалось к этому проекту, что даже не хочется об этом говорить. Это тоже признак нездоровья общества. 

- Вы сказали о том, что положение области негативно подается в СМИ. Может быть, одна из причин в том, что в регионе не сложился информационный рынок?

- Убежден, что ни государственных, ни региональных СМИ, напрямую связанных с нашими структурами, не должно существовать. Это нонсенс. Надо искать возможность через разумные экономические рычаги поддерживать развитие СМИ, но любое денежное участие органов государственной власти в них (я не беру конкурсы на определенные пакеты услуг) - это экономический разврат. Если мы полезем… в ваш калашный ряд и будем говорить: «Печатайте за наши деньги такую-то информацию» - это, на мой взгляд, будет сродни должностному преступлению.

- Говоря об экономике региона, вы делаете акцент на развитии оборонного комплекса — прежде всего, предприятий Северодвинска. Возможности влияния на стратегические планы России у Архангельской области скромны, но все же: почему наши проекты строительства для военно-морского флота иностранных государств, в частности для Индии, считаются дешевыми? В чем корень спора между Объединенной строительной корпорацией и Минобороны?

- Во-первых, как глава региона я не собираюсь участвовать в каких-либо бизнес-процессах, особенно когда речь идет о таких сложных, многоуровневых системах, как Объединенная судостроительная корпорация, или, скажем, «Илим Палп», или «Лукойл». Это их бизнес, и вмешательство региональных властей в него возможно только в плане создания оптимальных условий для развития предприятий, создания рабочих мест и роста налоговых поступлений в бюджет области.

Во-вторых, никто не говорит, что Северодвинск — единственная точка развития области. Однако он обеспечен госзаказом на несколько сотен миллиардов рублей, программой  модернизации, которую, исходя из сообщений в прессе, я оцениваю более чем в 70 млрд. Другие города региона на сегодня просто не просчитаны с точки зрения инвестиционной привлекательности.

Проблема заключается в том, что Минобороны и ОСК надо понять, что попытка преломить создание оборонного щита России в систему коммерческих отношений — это слишком упрощенное понимание такого уровня проектов. В частности, устанавливать фиксированную цену на подлодку, на строительство которой уходит не один год, на день заключения контракта — это экономический нонсенс.

Один их политиков, который имел прямое отношение к моему назначению на должность губернатора Архангельской области, отмечал, что у директоров промышленных предприятий, кем я в недавнем прошлом являлся, «мозги повернуты» на решение производственных вопросов, а политические решаются по принципу единоначалия: «не хочешь со мной - отойди в сторону». Но в управлении регионом данный подход неприемлем. Я придерживаюсь той точки зрения, что вся экономика, не только Северодвинск, должна идти в одном строю — в направлении под названием «как сделать так, чтобы в Архангельской области было лучше жить». 

-  У предыдущего губернатора складывались непростые отношения с главами муниципальных образований, в частности с мэром Архангельска. Как вы собираетесь выстраивать эту политику?

— Конфликт губернатора и мэра регионального центра... как бы это сказать... чисто мужские формулировки вертятся на языке. Ну, это безобразие! В самые первые дни после прихода в правительство я встретился с мэрами статусных городов области, в том числе и с мэром Архангельска Виктором ПАВЛЕНКО. Ни в коем случае не собираюсь выстраивать наши отношения в режиме противостояния. Более того, готов на уступки, когда речь идет об Архангельске: если мы не научимся договариваться с руководством этого города, нет смысла работать. Любая война приносит вред обеим сторонам. Ну, состроим друг другу «рожи», вы их сфотографируете, появится негатив в газете... Это что — результат?

Я пришел в область в водовороте больших предвыборных процессов. Кто бы что ни говорил, как представитель власти, я имею право занимать определенную позицию и высказывать свое мнение о тех людях, которые сегодня претендует на власть. Что касается выборов в Архангельске, жду позиции населения. В борьбе за кресло мэра участвуют  достойные лица. Другое дело, сумеют ли они внятной программой доказать горожанам, что им они нужны именно они.

- Рассматриваете ли вы возможность смены сенатора от Архангельской области?

- Я жесткий противник быстрых кадровых решений. Если что-то разрушать, надо сразу же что-то предлагать взамен. Николай ЛЬВОВ исполняет нужный для региона объем работ в Совете Федерации, и причин искать другую кандидатуру у меня на сегодня нет. Будь то сенатор или руководитель какого-либо министерства в правительстве области, я буду принимать решение о замене человека, только если буду уверен, что другой на этом посту принесет больше пользы.

— Прокомментируйте ваши первые кадровые решения в правительстве области.

— С Тамерланом ТАЙСАЕВЫМ мы побеседовали без всякого конфликта, и оба поняли, что он человек не моей команды. Тайсаев единственный, кто в правительстве области занимал политическую должность — заместителя по региональной политике. Это подразумевает проведение в жизнь тех идей, которые видит губернатор. Он не мог быть проводником моих идей.

Что касается Петра ОРЛОВА (министра ТЭК и ЖКХ области. — Прим. ред.), я слышал от разных людей подробности его ухода с работы и считаю, что это было неверное кадровое решение. Профессионал вправе ошибаться, но он должен иметь и право на исправление ошибок. Я говорю о ситуации, которая сложилась прошлой зимой, когда под угрозой разморозки оказалась Няндома. В моем представлении, тогда Орлова использовали в качестве громоотвода. Я посмотрел, как работает Юрий ЗИНЬКОВСКИЙ (экс-руководитель ведомства), и для меня очевидно, что Орлов сильнее. Да и фамилия у него правильная.

Теперь об отставке министра по делам молодежи, спорту и туризму. В первые дни я попросил отчеты о работе каждого из министерств: что сделано, какие задачи люди перед собой ставят? Отчет от министерства, возглавляемого Анастасией СТАРОСТИНОЙ, меня удивил. В нем я вижу отражение ситуации, возникшей с недавней разморозкой спортшколы в Плесецком районе. «Проведен туристический слет на 21 870 000 рублей. Деньги освоены», «Проведен слет «Команда-29» на 8 млн рублей. Деньги освоены». На фоне этих «деньги освоены» две сотни плесецких пацанов и девчонок выглядят изгоями. Получается, что для одних есть и восемь, и все двадцать миллионов рублей, а для других не нашлось и 400 тысяч на подготовку здания ФОКа к зиме?

Я дал человеку возможность сделать внятные шаги: съездить, разобраться в ситуации и принять необходимые меры. Столько времени прошло, а у меня до сих пор нет отчета о том, что нужно сделать, чтобы «оживить» этот спорткомплекс. Так есть смысл работать с тем, кто не в состоянии выполнить самые простые задания?

— В период перед назначением на должность губернатора Архангельской области вы возглавляли известный калининградский оборонный завод «Янтарь», но перешли на менее высокую должность, в дочернее предприятие. В СМИ появились сообщения, что это связано с недовольством руководством завода со стороны Минобороны.  Разделяете ли вы такую точку зрения?

— В Калининграде я проработал три года и считаю этот период ярчайшей на данный момент страницей своей жизни. В свое время в Северодвинске (после кадровых перестановок в ЦС «Звездочка». - Прим. ред.) я почувствовал себя недореализованным. Мне предложили должность в «Янтаре», когда ситуация там была, мягко говоря, сложная. На экспортном контракте по строительству трех фрегатов для Индии ушло на сторону около 2 млрд рублей. Кроме того, численность работников предприятия составляла 1300 человек, а для того, чтобы выполнить этот договор, необходимо было располагать штатом в четыре тысячи. За полгода мы увеличили число работников завода до 3700 человек, защитили проект модернизации производства на 17,5 млрд рублей, заключили контракты на 111 млрд.

Скажу больше — в то время ко мне обратились очень уважаемые люди, представляющие ВМФ, за помощью в реализации проекта строительства сторожевого корабля «Неустрашимый» для борьбы с пиратами в Аденском заливе. Мы это сделали, прибегая к кредитам и не имея ни гроша от родного флота. Хотя в итоге, конечно, они с заводом рассчитались.

Так что отношения с ВМФ у меня всегда были комфортные. Однако корпоративная политика ОСК имела некие особенности, с которым я не был согласен. Все чаще предметом больших споров становилась цена кораблей — в 2011 году это в полной мере ощутили на себе Севмаш и «Звездочка». Всего пересказывать не буду, но оставаться на «Янтаре» в какой-то другой должности, не будучи генеральным директором, я счел для себя неприличным.

Уже в день увольнения мне позвонили из «Автотора». И это не какая-то небольшая компания, а второй, после «Автоваза», производитель автомобилей в России. На тот момент меня устроила эта вакансия, но вскоре я получил еще более привлекательное предложение. Поэтому сегодня я с вами. Хотя, признаюсь, у меня были несколько другие планы.  

— Если бы законопроект о прямых выборах губернатора был принят Госдумой до вашего назначения, вы бы рассматривали возможность принять участие в предвыборной борьбе за пост главы региона?

— Когда я был директором завода в Калининграде — однозначно нет. Но в сегодняшней ситуации как-то по другому реагировать на подобное предложение президента значит поставить крест на себе и счесть, что дальше двигаться нет смысла. У меня нормальные здоровые амбиций, подходящий возраст. Да, я получил назначаемую должность и вправе рассчитывать на поддержку тех, кто мне ее предложил. В то же время, придя в правительство Архангельской области и разобравшись в делах, я чувствую в себе готовность побороться за должность губернатора и в режиме прямых выборов. Здесь нет задач, которые представляются мне неразрешимыми.

— Вы член «Единой России»?

— Да, и отношусь к этому очень серьезно. Мой отец был настоящим коммунистом — не функционером, так что без залетов. Кто бы что ни говорил, это пример поведения: веры в правильность определенных постулатов. Я также не являюсь активным партийным деятелям, но считаю правильным объединяться вокруг достойных идей.

- Кто понесет ответственность за то, что произошло с ветеранским домом на Ленинградском проспекте в Архангельске (он был сдан в начале декабря 2011 с массой недоделок, вызвавших возмущение пенсионеров. — Прим. ред.) и другие провалы в строительных проектах регионального уровня?

- Мне называют конкретные фамилии, но до окончания разбирательств, к которым  подключены, кстати, и правоохранительные органы, я не буду ни на кого спускать собак. Что касается дома на Ленинградском проспекте, 202 млн рублей для такого проекта — большие деньги. Думаю, реальная его стоимость порядка 160 млн. По качеству работ много вопросов. Пусть радуются, что хоть такое жилье дали — психология была ведь именно такая. И почему именно для ветеранского дома был предложен экспериментальный проект? Почему не для дома для молодых здоровых ребят с какого-нибудь завода, которые в состоянии «начистить физиономию» кому надо, если что-то не так? Никто мне внятных объяснений не дал.

- В сфере культуры и спорта каждый губернатор покровительствует все-таки тому, к чему лежит душа у него самого. Чем увлекаетесь вы?

- С удовольствием играю в футбол — это то, где я отвожу душу, могу даже поругаться, нормальная человеческая разрядка и способ «переключить мозги». Предпочитаю роль нападающего.






Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5