ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Близорукость – диагноз управленческий


Анна БЕЛЯЕВА | 31.12.2009 02:19:46

Отставка главврача Архангельской областной офтальмологической больницы Дмитрия ЕРШОВА вызвала широкий резонанс: ноту протеста в адрес департамента здравоохранения отправили ведущие ученые-офтальмологи страны. При этом конкретных претензий к руководителю и своего видения развития учреждения облздрав не высказал. Свою точку зрения по поводу дальнейшей судьбы одного из главных медучреждений региона в интервью «БК» выразил вновь назначенный главный врач клиники Валерий ТРОФИМОВ (на снимке).

- Валерий Владимирович, ряд экспертов высказывают сомнения по поводу соответствия вашей кандидатуры должности главврача больницы. В числе основных доводов приводится скандальное увольнение из структуры Фонда обязательного медицинского страхования и ОАО «Молоко». Как вы охарактеризуете сложившуюся ситуацию?

- Это нормально, что кто-то из экспертов сомневается. Интересно, есть ли эксперты, которые имеют другое мнение? Я принял предложение возглавить клинику потому, что вижу способы решения сложных проблем, с которыми столкнулась офтальмология, несмотря на то, что когда-то отрасль считалась перспективной для региона.
Что касается моего прошлого, то я могу дать подробные разъяснения. В Фонд обязательного медицинского страхования я пришел в 1998 году. Вспомните: только-только произошел дефолт, долги по зарплате в фонде составляли миллиарды рублей, имел место тотальный недобор платежей… Но за 4 года сумели изменить принцип расчета тарифа на неработающее население (эти средства один из основных источников финансирования системы обязательного медстрахования) и повысить их собираемость до 96-98%. Это позволило не только без дефицита финансировать программу госгарантий оказания населению бесплатной медпомощи, но и дополнительно включить в оплату расходы на мягкий инвентарь и питание больных (когда я приступил к работе, Фонд ОМС финансировал всего три статьи расходов медучреждений).

Увеличение платежей со стороны администраций муниципальных образований, а также эффективная работа с налоговой инспекцией по сбору отчислений в Фонд ОМС предприятий области позволили найти дополнительные средства и добиться того, что Архангельскую область включили в ряд федеральных программ. Результат - в наши больницы пошли денежные средства федерального фонда ОМС на дорогостоящую медицинскую аппаратуру.
В то время проверок деятельности фонда со стороны серьезных контролирующих структур было много, но, отмечу, все они проходили без существенных замечаний, в том числе и со стороны Счетной палаты РФ. Последняя проверка состоялась в сентябре 2003 года. Напомню, это был предвыборный год: в марте 2004-го прошли выборы губернатора.
Всем было тяжело. Досталось и региональному ФОМСу. В тот год мы не подписывали договоры со страховыми компаниями до тех пор, пока они не привели в порядок взаиморасчеты с лечебными учреждениями. Подписание документа состоялось в середине февраля, но указывалось, что действовать он начал с января. Это нормальная юридическая практика, но именно здесь нашли зацепку: якобы все средства перечислялись  в течение полутора месяцев не законно.
Мы составили акт разногласий по итогам проверки, материалы были рассмотрены на Правлении фонда в областном Cобрании депутатов и в региональной администрации, проверялись соответствующими органами.


«Судите сами – если бы были серьезные претензии,
я бы ушел с работы по более веским основаниям, а не по собственному желанию.
И еще подчеркну, что если бы между уходом и проверками была бы какая–то связь,
это произошло бы не позднее октября 2003 года, а не в августе 2004-го»


- Тогда почему вы ушли?

- В марте 2004-го к руководству области пришла новая команда. Вы же помните, какая чехарда была с кадрами в областной администрации: за короткий промежуток времени практически полностью поменялись три состава ее управления. Народ не успевал запоминать фамилии должностных лиц, как они тут же увольнялись.
Я не счел для себя приемлемым работать по новым «правилам игры», и покинул пост исполнительного директора фонда, написав заявление по собственному желанию.
Что касается ОАО «Молоко», то в этой организации я не работал ни одного дня. В моей трудовой книжке такого места работы не указано. Что касается законности выдачи больничных листов, то об этом уже писали в одном из региональных изданий. В то время я инициировал проверку фактов, и результат был ожидаем - газете пришлось выступить с опровержением.
Добавлю, что информация превратно толковалась в связи с тем, что я баллотировался в депутаты Архангельского областного Собрания. А опыт показывает, что для конкурентов в гонке предвыборной кампании часто все средства хороши.

- Проводится ли проверка законности увольнения вашего предшественника на посту руководителя больницы?

Я знаю только, что была применена ч. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ, которая предполагает увольнение без объяснения причин по решению собственника. Почему руководство областного департамента здравоохранения применило это основание для увольнения главврача и не высказало претензий, мне не известно. Но думаю, претензии могли быть существенными.

- Кандидатура главврача будет утверждена после открытого конкурса, где кандидаты представят программы по развитию клиники. Какими вы видите перспективы больницы и офтальмологической службы области?

- В первую очередь речь должна идти о наведении элементарного порядка. Для этого надо работать над включением клиники в областные и федеральные программы, доказывать, что дополнительное финансирование нам необходимо.


«Складывается ощущение, что руководство клиники не смотрело вперед,
и управленческая близорукость и привела больницу в плачевное состояние.
Так, на капитальные затраты, на покупку оборудования в 2010 году мы не получим ни копейки»


Необходимо повышать привлекательность получения медпомощи именно в нашем медучреждении. Но надо понимать, что даже если мы обеспечим качественные услуги в комфортных условиях, надо еще и привлечь внимание населения к сохранению своего здоровья. 
Известно, что среди профзаболеваний глазные занимают одну из первых позиций. Но многие люди не идут к офтальмологу, пока проблема со зрением не станет действительно серьезной. То есть нужна хорошая просветительская работа с населением.
Наконец, в регионе нет системы проведения медосмотров и выявления заболеваний на ранней стадии среди детского населения. Это тоже одно из важных направлений работы.

- Испытывает ли учреждение кадровый дефицит?

- Областная офтальмологическая клиника – одно из наименее обеспеченных кадрами медучреждений области. Есть примеры, когда специалисты, не желающие работать здесь, уходили целыми службами: так, сразу несколько анестезиологов перешли в областную больницу. Я пытался найти план исправления ситуации, где было бы пошагово расписано, как и что надо сделать. Но его нет.
Сейчас обеспеченность кадрами составляет всего 64%! Я могу предложить несколько вариантов решения этой проблемы, и не только за счет повышения зарплаты и улучшения условий труда.
Как оказалось, у клиники совершенно потеряно взаимопонимание  с Северным государственным медицинским университетом. 28 декабря на планерку впервые за последний год пришел заведующий кафедры глазных болезней! Профессора и преподаватели СГМУ не участвуют в работе больницы, не проводят консультации, студенты лишены возможности получать знания на практике. А это отражается не только на качестве лечения, но и на качестве образования будущих врачей.
Нет плановой работы по привлечению молодых специалистов. Неужели никто из наших выпускников не захочет остаться работать в областной клинике? Я беседовал с девятью ординаторами – каждый из них выразил желание остаться.
Вот ещё одна проблема: сейчас к нам приезжают пациенты из районов, их консультируют, выдают лист обследования и отправляют снова к местным врачам для прохождения обследования и сдачи анализов. Спустя месяц-полтора человек вновь приезжает в клинику, сначала на амбулаторный прием, а потом в стационар. Это неудобно и для пациентов, и для врачей, так как на них ложится двойная нагрузка.
Дублирование можно устранить за счет принятия простого управленческого решения: надо создать грамотно работающий диспетчерский центр и наладить связь со специалистами районного звена. Форма обследования больного утверждена, известна районным и городским специалистам, а информационные технологии позволяют проводить при необходимости консультации со специалистами областной клиники. То есть человек будет приезжать в Архангельск уже обследованным, чтобы пройти амбулаторную консультацию и начать лечение в стационаре.
Сейчас очередь на амбулаторное посещение составляет 1,5–2 месяца, а в стационаре лечатся в год порядка шести тысяч человек. Значит, шесть тысяч амбулаторных приемов в год можно освободить для снижения времени ожидания как амбулаторного приёма, так и стационарного лечения.

- Каково сейчас соотношение доходов, получаемых от бюджетного финансирования и коммерческой деятельности?

- Прозвучала информация, что офтальмологическая клиника зарабатывает столько же, сколько получает из бюджета. Создается впечатление, что платные услуги увеличивают доходы учреждения в два раза. Если бы это было так, то мы получали бы огромные суммы за счет коммерческой деятельности. Но лукавство в том, что не учитывается финансирования клиники из средств Фонда обязательного медицинского страхования, а это 4/5 всех поступающих финансовых потоков. Поэтому реальная картина такова: 80% финансирования  – это средства от страховых компаний,  10% - деньги из областного бюджета и 10% - от платных услуг.

В настоящее время у больницы есть проблемы с  выдачей  заработной платы, в течение года пришлось «залезть в минус» на 4,5 млн рублей по страховым денежным средствам. Вместе с тем, у больницы имеется остаток почти в 35 млн рублей по средствам ОМС, накопившийся за три года по статье «Медикаменты и перевязочные средства», который нельзя использовать на другие цели. Как это оценить? Скорее всего, речь идет о неграмотном построении тарифа. Но почему нельзя было выйти на тарифную комиссию и доказать, что необходима корректировка распределения средств?

Что касается коммерческой составляющей доходов, то надо отметить, что офтальмологическая служба занимает второе место по коммерциализации после стоматологии. Но зайдите в любой стоматологический кабинет, платный или бесплатный, - везде красиво, чисто, современная аппаратура, врачи в новых халатах. А почему в нашей больнице не так? Не заметно, чтобы в последнее время хотя бы копейка вкладывалась в развитие отделения платных услуг, выделялись средства на покупку оборудования, мягкого инвентаря, ремонт.
Конечно, платное отделение офтальмологической клиники не пустует. Но, не получая должного комфорта за свои деньги, пациенты уходят в другие медучреждения.
Поэтому нам, чтобы получить отдачу от реализации платных услуг, надо в первую очередь вложить средства в развитие самого коммерческого отделения. Чтобы обеспечить его привлекательность для пациентов, надо отремонтировать помещения, приобрести нормальную мебель и мягкий инвентарь, купить дополнительно диагностическую и лечебную аппаратуру. Чтобы больше зарабатывать, надо больше вкладывать. И не только больше денег, но и больше ответственности, больше души и понимания.

© Фото: Алексей Липницкий





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5