ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Ростехрегулирование приватизирует функции государства


Константин МОРОЗОВ | 15.10.2009 07:59:36

Новый приказ Ростехрегулирования о порядке рассмотрения документов при аккредитации действует без регистрации в Минюсте и вызывает много нареканий. Однако государственное ведомство, нарушившее, по мнению экспертов, целый ряд законодательных норм, продолжает работать на основе этого документа. Приказ ограничивает конкуренцию и содержит положения, способствующие созданию условий для проявления коррупции, - считают в Национальном институте системных исследований проблем предпринимательства. Ситуацию прокомментировал заместитель генерального директора института Сергей МИГИН.

- Хорошо известная нам организация – Ростехрегулирование - решила возложить на себя и на ряд примыкающих, уже негосударственных структур ряд новых функций, не предусмотренных законодательством. Они решили денег подзаработать?

- Ситуация, в общем, предельно прозрачная: ведется ожесточенная борьба за такой инструмент регулирования рынка, как аккредитация. Она открывает вход на рынок так называемых услуг деловой инфраструктуры – услуг по сертификации и различным испытаниям и исследованиям.
Сертификацией занимаются органы по сертификации, испытаниями и исследованиями – специальные лаборатории и центры. Этот экспертный рынок сам по себе довольно емкий, на нем работает много организаций, но потенциально может работать гораздо больше. Поэтому такой рынок привлекателен сам по себе.
Но гораздо важнее другое: подтверждение соответствия – это ключ к товарным рынкам. К рынкам тех товаров, что подлежат, прежде всего, обязательной сертификации.

- А ей подлежат, по-моему, все за редким исключением.

- Во всяком случае, очень многие. И поэтому тот, кто контролирует организации, занимающиеся сертификацией товаров, испытаниями и оценкой, имеет колоссальную и притом замаскированную власть. Он опосредованно может контролировать практически любые рынки.
Поэтому этот рычаг столь дорог сердцу и кошельку целого ряда ведомств. Это не просто лакомый кусок, а возможность тотального контроля неограниченного круга производителей. Вот почему цена вопроса очень велика.

- Как я понимаю суть вопроса, Ростехрегулирование и так держало соответствующие компании, лаборатории и так далее в ежовых рукавицах. Что же еще нужно?

- Давайте посмотрим, как развивалась ситуация. Исторически аккредитация была производной от сертификации. На сегодняшний день действует 15 систем обязательной сертификации, и в каждой из них сформировавший систему орган власти (это не только Ростехрегулирование, но и целый ряд других) осуществляет функции по аккредитации, то есть по допуску на рынок оценки. Ростехрегулирование держит под контролем самую большую систему. Но этого, видимо, показалось мало. И родилась в недрах этой организации «гениальная» задумка – создать единое бюро по аккредитации. Было это пять лет назад, и тогда это обосновывалось тем, что подобные организации есть в других странах.

- У нас в подобных случаях очень любят ссылаться на зарубежный опыт...

- Да, ссылаются на зарубежный опыт, а на самом деле все передергивают. Ведь широкая аудитория зачастую не знает, что в развитых странах происходит в этой области, и этой неосведомленностью успешно пользуются.
И вот Ростехрегулирование предложило создать единое бюро по аккредитации, передав туда все функции, которыми обладают профильные ведомства.
Разумеется, против этого выступили отраслевые органы власти. Это понятно: есть лаборатории Россельхознадзора, лаборатории Роспотребнадзора и еще много других. А Ростехрегулирование хотело подмять всех под себя и создать единственную структуру, занимающуюся аккредитацией.

- Да, органы власти, контролирующие свои сегменты рынка, не могли не возмутиться.

- Тут ситуация сложнее: отраслевые органы власти выступили против начинаний Ростехрегулирования не только потому, что хотели оставить за собой контроль над курируемыми сегментами рынка. Не надо забывать – им как отраслевикам в конечном счете приходится отвечать за свои организации в случаях причинения ущерба (если, например, сертификат или протокол испытаний был «проплачен»). Ведь, случись что, единый орган почти наверняка не станет нести имущественную ответственность за аккредитованную им недобросовестную лабораторию или орган по сертификации.
Но Ростехрегулирование не опустило рук и предложило новый вариант: взять себе единую аккредитацию, которая будет проходить якобы по мировым стандартам, а для органов власти в качестве компенсации предложить другой инструмент – уполномочивание.

- Это ведь уже неоднократно обсуждалось: они вводили дополнительный административный барьер.

- Обсуждалось. Но разговоры разговорами, а, между прочим, весной в Госдуму был внесен проект поправок в закон о техническом регулировании, где все это прописано. Радует, что правительство приняло принципиальное решение не допускать дублирования в этой сфере. Тем не менее, вокруг вопроса об аккредитации продолжают ломаться копья.

В этом русле нужно рассматривать и тот факт, что весной было, наконец, принято долгожданное постановление правительства об аккредитации.
Документ во многом компромиссный, но основные важные вещи в нем зафиксированы. Главное – установлен единый для всех порядок.

- Так в чем же дело теперь, если установлен единый порядок?

- Как водится, начались чудеса ведомственного нормотворчества и изворотливости. Практически сразу после выхода постановления правительства Ростехрегулирование временно отменило выдачу аттестатов об аккредитации до выхода в свет их собственного ведомственного положения, которое якобы должно реализовывать нормы, установленные правительством. Это при том, что правительственное постановление все вопросы, касающиеся третьих лиц, урегулировало и содержало нормы прямого действия.

Конечно, внутриведомственные инструкции издавать надо, поскольку необходимо отлаживать исполнительскую работу. Но относиться это должно к деятельности самих сотрудников ведомства: такой-то отдел отвечает за регистрацию, такой-то – за экспертизу, подготовку проекта решения и так далее. Но накладывать ограничения на деятельность третьих лиц они не имеют никакого права, не должны по определению. Тем не менее именно это и было сделано.

Весной был издан приказ, который уже летом отменили. Дело в том, что вокруг него поднялась шумиха, к тому же регистрацию в Минюсте он не проходил (а в Минюсте необходимо регистрировать все акты, затрагивающие права третьих лиц). Правда, сразу же появился новый приказ, фактически повторивший основные положения отмененного. Теперь на любой площадке, работая на публику, можно во всеуслышание заявить: приказ отменен. А о том, что принят другой примерно такой же, можно скромно умолчать.

При этом новый июльский приказ действует и поныне. Называется он неброско: «О порядке рассмотрения и прохождения документов при аккредитации в агентстве» (как обычная инструкция). Но фактически им вводится много чего интересного и даже экзотического, включая не предусмотренную ни законом, ни постановлением правительства плату за аккредитацию. В крайнем случае такой платой должна быть госпошлина, перечисляемая в бюджет. Но в постановлении правительства об этом ничего сказано не было, и по факту аккредитация, по крайней мере пока, должна быть для заявителей бесплатной, осуществляемой за счет средств федерального бюджета, выделяемых агентству.

Однако в приказе агентства, кстати, даже не в самом его тексте, а в приложении, выполненном в форме заявления, появилась такая строчка: «Заявитель обязуется оплатить все расходы, связанные с аккредитацией». Причем независимо от результатов – то есть даже если результат будет отрицательным и организация свидетельства об аккредитации не получит.

Оплачивать придется в том числе выезд комиссии, ее проживание в не самых дешевых гостиницах. А поскольку комиссия выезжает из Москвы, можно понять, сколько придется платить фирме где-нибудь на Дальнем Востоке. Также необходимо оплачивать издержки на осуществление последующего инспекционного контроля. Это, между прочим, противоречит новому закону о защите прав предпринимателей при осуществлении госконтроля (сейчас Минэкономразвития как раз готовит разъяснения о том, что инспекционный контроль подпадает под действие 294-го закона). Увы, Ростехрегулирование делает вид, что на инспекционный контроль законодательство о госконтроле не распространяется. А один из основных принципов закона гласит, что госконтроль осуществляется исключительно за счет бюджетных средств. Это базовое положение прямо нарушается приказом Ростехрегулирования.

Более того, госуслуги становятся не просто платными, а оплачиваемыми на договорной основе. А что такое договорная основа в отсутствие нормального рынка, когда клиент имеет дело фактически с монополией? Заявитель заплатит столько, сколько с него запросят. И это оборачивается «обдираловкой» для тех, кто хочет выйти на рынок подтверждения соответствия.

- Проще говоря, вопреки закону Ростехрегулирование делает свои услуги платными, и платить за них придется немало.

- Да. Но это еще не все. Кроме платности услуг вводится ряд избыточных требований на соответствие заявителей не законам, не постановлениям правительства, а различным ГОСТам, инструкциям и другим ведомственным документам.
Чтобы это было понятно, приведу конкретный пример. Если речь идет об обеспечении единства измерений, то помимо требования об аттестации оборудования, что, по моему мнению, уже является избыточным, хотя и предусмотренным правительственным постановлением требованием (в законе этого нет), вводится еще десяток других требований, уже не только избыточных, но и просто незаконных.
Еще один, может быть, самый главный момент: ряд полномочий по аккредитации переданы из агентства так называемым экспертам и экспертным организациям.

- Аффилированным с Ростехрегулированием?

- В подавляющем большинстве случаев прямо ему подведомственным. И им отдан внушительный перечень полномочий, кроме разве что права подписи главы Ростехрегулирования как руководителя органа власти. То есть все государственные полномочия переданы несвободным от коммерческого интереса организациям, которые к тому же сами представлены на рынке услуг подтверждения соответствия. Получается абсурдная ситуация: вопрос о том, допустить ли на рынок новую компанию или нет, решает фирма, для которой появление нового конкурента как минимум нежелательно. При том, что на уровне лозунгов постулируется недопустимость совмещения властных и хозяйственных функций.

- А какие полномочия делегированы экспертным организациям?

- Полномочия по экспертизе поданных документов, по проведению проверок по месту осуществления деятельности (те самые – с возможным вылетом на Дальний Восток), по подготовке проекта письма о назначении комиссии, подготовке документов для регистрации и подаче зарегистрированных документов – одним словом, очень многие. И, разумеется, проведение инспекционного контроля. Практически весь спектр административных действий, из которых складывается цепочка аккредитации, передан подведомственным организациям и осуществляется на договорной основе. Подчеркну, нареканий не возникало бы, если бы все делалось за счет бюджетных средств.

- Но это же просто приватизация государственных функций?!

- Именно так. Существует новый закон о госконтроле, который предусматривает привлечение экспертов и экспертных организаций к этому виду деятельности. Но в законе специально сделана оговорка, что эта работа осуществляется за счет бюджетных средств. В недавно утвержденных правительством правилах аккредитации лиц, привлекаемых к проведению мероприятий по контролю, есть одна очень важная строка, на которую, судя по всему, мало кто обратил внимание.

А между тем, это мина замедленного действия под практику наделения властными полномочиями отдельных хозяйствующих субъектов. Там записано, что эксперты и экспертные организации, привлекаемые к проверкам, не должны состоять в гражданско-правовых отношениях с проверяемыми организациями. То есть, если вы оказывали им какую-то экспертную услугу (например, при прохождении аккредитации), то вы уже не имеете права их проверять. Так что теперь сложившаяся в агентстве и поощряемая новым приказом практика нарушает не только общие принципы разделения полномочий, но и вполне определенные юридические нормы.

- Но и последний приказ Ростехрегулирования не зарегистрирован Минюстом.
-
Совершенно верно. И не мог быть зарегистрирован, учитывая все претензии к нему. К слову, и антикоррупционную экспертизу приказ не прошел. Но реальность такова, что ведомства имеют возможность какое-то время работать согласно приказам, не прошедшим регистрацию. Если же в Минюсте до него дойдут руки и в регистрации все-таки будет официально отказано, никто не мешает снова отменить приказ и принять новый. Чуть-чуть отличающийся от предыдущего. В деталях, но не по существу.






Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5