ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Четверг, 29 сентября, 2022 16:02

Камеральная проверка: по всем правилам


Николай НЕКРАСОВ, управляющий ООО «БЭНЦ» (Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр). Фото Depositphotos.com | 30.10.2020 10:24:42
Камеральная проверка: по всем правилам

Спешу поделиться с бизнесом хорошими новостями. В арбитражной практике появился шикарный судебный прецедент (см. дело №А36-2872/2020), реально доказавший, что налоговые органы в ходе камеральных проверок не вправе требовать от налогоплательщиков представления документов, которые они очень полюбили запрашивать в огромных количествах.


В ходе именно «камералок» инспекция вправе требовать от налогоплательщика лишь пояснения или внесения исправлений в проверяемую декларацию (см. п. 3 ст. 88 НК РФ). Отныне судом доказано, что ничего, кроме этого, при камеральных проверках инспекция требовать не может. А налогоплательщики, в свою очередь, давая пояснения в ответ на такие требования ИФНС, вправе (но не обязаны) представить какие-либо дополнительные документы. 

Опишу ситуацию. Общество представило в ИФНС налоговую декларацию по налогу на прибыль. В ходе камеральной проверки инспекция направила требование о представлении пояснений, в котором указала, что, мол, установлено расхождение между суммой (обратите внимание на абсурдность самой постановки вопроса, о чем мы поговорим чуть ниже) доходов от реализации и внереализационных доходов с выручкой общества, отраженной в его декларации по НДС. Далее в требовании было указано, что в соответствии со статьями 31, 88, 93 НК РФ обществу необходимо представить в инспекцию огромное количество документов (перечислять их в этой статье не имеет смысла). Так незатейливым образом инспекция обычную камеральную проверку фактически превращает в выездную документальную проверку. И в том, и в другом случае идет запрос от налогоплательщика в инспекцию абсолютно всех документов. 

В этом деле обращает на себя внимание еще одна важная деталь. Речь идет не только о требовании инспекции в рамках «камералки» представить ей документы, что в общем-то стало уже привычным явлением. Особый интерес вызывает то, что поводом для этого требования стало расхождение между декларациями по НДС и налогом на прибыль, хотя для любого бухгалтера очевидно, что эти декларации сопоставлять между собой так же бессмысленно, как сравнивать, например, медведя с лосем, мотивируя это тем, что оба живут в лесу. То есть на самом деле никакого повода (причины) для предъявления этого требования просто нет.

И здесь все мы должны сказать огромное спасибо тому налогоплательщику, который «подарил» нам этот хороший судебный прецедент. Дело в том, что общество не стало копировать и направлять в ИФНС огромное количество документов, а в ответ представило свое пояснение, в котором провело «ликбез» для проверяющих, указав, что инспекция сравнивает между собой совершенно несопоставимые суммы, которые никак не зависят друг от друга. Различия между показателями налоговых деклараций по НДС и налогу на прибыль являются объективными, и их никак нельзя классифицировать в качестве ошибок, противоречий и несоответствий. 

Кроме этого, общество со ссылкой на положения п. 4 ст. 88 НК РФ указало, что представление документов в ответ на требование, оформленное в рамках камеральной проверки, является его правом, а не обязанностью. А также пояснило, что, согласно положениям п. 3 этой же статьи, ИФНС в рамках камеральной проверки вправе затребовать у налогоплательщика лишь необходимые пояснения или внесение изменений в налоговую декларацию. Права требовать представления других документов в данном случае НК РФ налоговым органам не дает.

Казалось бы, инцидент исчерпан. Но инспектор в ответ на пояснения налогоплательщика составил акт о совершении обществом налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 126 НК РФ. Мол, общество не представило документы по требованию ИФНС. 

Заметьте, про абсурдность самого мотива для затребования от налогоплательщика этого огромного количества документов в акте проверки уже не сказано ни слова. Весь акцент был перенесен на то, что общество, несмотря на абсурдность самой первопричины требования, все равно должно было представить в ИФНС все запрошенные документы. 

Из анализа этой ситуации следует однозначный вывод: для инспекции повод (причина) для запроса документов не играет никакой роли. Подходит любой повод, поскольку таким образом ИФНС желает получить от налогоплательщика все его документы, не объявляя при этом документальной проверки.

Согласитесь, при такой постановке вопроса связи между причиной и следствием нет никакой. Но, тем не менее, сам по себе запрос документов, даже без наличия объективной причины, должен быть выполнен – именно так рассуждает налоговый инспектор. 

Общество, естественно, представило возражения на этот акт, в котором еще раз описало свою позицию по этому вопросу. В ответ ИФНС, уже за подписью заместителя руководителя инспекции, вынесла решение о привлечении общества к налоговой ответственности в виде штрафа за непредставление документов. И опять про абсурдность самого мотива для затребования от налогоплательщика документов в решении ИФНС не было сказано ни слова. 

В итоге общество обратилось в суд с иском о признании решения ИФНС недействительным, противоречащим действующему налоговому законодательству и нарушающим законные права налогоплательщика. И арбитражный суд, к счастью для всех нас, с этой ситуацией подробно разобрался и удовлетворил иск в полном объеме. 

nekrasov_nv_2017.jpgВ этой ситуации очень важно понять, как уважаемый суд обосновал удовлетворение этого иска. Так вот, как указал суд, пп. 10, 11 п. 1 ст. 21 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщики имеют право требовать от должностных лиц налоговых органов соблюдения законодательства о налогах и сборах при совершении ими действий в отношении налогоплательщиков и не выполнять неправомерные требования налоговых органов.

Право налогового органа на истребование документов (информации, объяснений и т.п.), которому корреспондирует обязанность налогоплательщика совершить соответствующие действия и представить документы, может быть реализовано только на тех основаниях, в том порядке и в тех пределах, которые предусмотрены законодательством РФ. 

Согласно пункту 1 ст. 93 НК РФ, налоговый орган вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы. Отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 НК РФ (см. п. 4 ст. 93 НК РФ). 

В силу п. 1 ст. 126 НК РФ непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных НК, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Однако из системного толкования ст. 93 и ст. 126 НК РФ следует, что, привлекая налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, налоговый орган должен доказать наличие обязанности налогоплательщика представить соответствующие документы и сведения.

Но из абз. 1 п. 3 ст. 88 НК РФ следует, что если при проведении камеральной налоговой проверки налоговым органом выявлены ошибки и (или) противоречия, то налоговый орган вправе потребовать от налогоплательщика: 1) представить пояснения или 2) внести соответствующие исправления в свою декларацию в установленный срок. Право налогового органа при проведении камеральной проверки требовать от налогоплательщика представления документов не предусмотрено.

А из положений п. 4 ст. 88 НК РФ следует, что налогоплательщик, представляющий пояснения относительно выявленных налоговым органом ошибок, противоречий, то есть выполняющий свою обязанность, корреспондирующую праву налогового органа, закрепленному в абз. 1 п. 3 ст. 88 НК РФ, истребовать только пояснения, вправе по своему усмотрению дополнительно представить выписки из регистров налогового и (или) бухгалтерского учета и (или) иные документы, подтверждающие достоверность данных, внесенных в налоговую декларацию (расчет).

Таким образом, ни абз. 1 п. 3, ни п. 4 ст. 88 НК РФ не предусматривают обязанности налогоплательщика при проведении камеральной проверки налоговой декларации представлять в инспекцию какие-либо конкретные документы. 

При этом суд подчеркнул, что в ответ на требование общество исполнило свою обязанность, предусмотренную абз. 1 п. 3 ст. 88 НК РФ, и представило пояснение, в котором подробно изложило свои аргументы относительно причин расхождения между данными декларации по налогу на прибыль и декларации по НДС. При этом общество не посчитало необходимым воспользоваться своим правом, закрепленным в п. 4 ст. 88 НК РФ, на представление дополнительно выписок из регистров налогового и (или) бухгалтерского учета или иных документов. 

Следовательно, налоговый орган вправе (т.е. не лишен такой возможности) установить факт налогового правонарушения в отношении данных, отраженных в налоговой декларации, представленной для камеральной проверки, вне зависимости от исполнения (или неисполнения) налогоплательщиком своей обязанности представить пояснения и вне зависимости от реализации им своего права представить документы к пояснениям. 

Главный вывод. Таким образом, судом подтверждено, что у налоговых органов при проведении камеральных налоговых проверок отсутствуют правовые основания для истребования у налогоплательщиков каких-либо документов, а у любого налогоплательщика отсутствует обязанность представлять налоговому органу такие документы. Отсюда итоговая рекомендация: смело пользуйтесь своими правами и в ходе камеральных проверок представляйте в ИНФС свои документы только тогда, когда это нужно именно вам.

ООО «БЭНЦ»:
Архангельск, ул. Шубина, д. 5, оф. 25
Тел.: (8182) 65-65-73, 65-61-76, 65-09-25, +7 921 490-9191 
E-mail: [email protected]
www.aetc.ru

Другие полезные публикации - 
в рубрике Советы аудитора





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей