ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

На языке оригинала: на сцене Архангельского театра драмы звучала вечная классика


Ольга ИСТОМИНА | 25.11.2017 00:25:00
На языке оригинала: на сцене Архангельского театра драмы звучала вечная классика

В Архангельске прошли «Оперные сезоны». Впервые после долгого перерыва три вечера (21-23 ноября) в столице Поморья звучали образцы классического оперного искусства: «Севильский цирюльник» Россини, «Евгений Онегин» Чайковского и «Риголетто» Верди. Каждую оперу исполнили на языке оригинала, без купюр и сокращений – таковы принципы камерного музыкального театра «Санктъ-Петербургъ Опера».


Фестиваль «Оперные сезоны» был задуман Архангельским театром драмы, на сцене которого и прошли показы спектаклей. На гастроли на Север артисты «Санктъ-Петербургъ Опера» отправились в свой юбилейный сезон – в 2017 году театру исполнилось 30 лет. Интересно, что этот коллектив много гастролирует, несмотря на трудности, связанные с игрой на новых площадках и для разного зрителя. Недавно театр побывал в Эстонии, Латвии и Сербии, а впереди – Финляндия и Польша.

aleksandrov_yi.jpgКак говорит художественный руководитель «Санктъ-Петербургъ Опера», народный артист РФ Юрий АЛЕКСАНДРОВ, публика везде одинаковая: зрители как дети, которых надо увлечь и заинтересовать новым.

«В Архангельске мы хотим немного растопить ваш лед и холодок», – сказал режиссер. Поэтому неудивительно, что программа открылась яркой и веселой итальянской комической оперой «Севильский цирюльник».

Показать всю мощь оперного театра

В Санкт-Петербурге режиссер Юрий Александров имеет славу оригинала – рискового экспериментатора, однако архангелогородцы увидели популярную классику (впрочем, также не лишенную нетривиального взгляда на знакомые сюжеты). Когда организаторы обсуждали программу гастролей, они единогласно решили, что в первую очередь это должны быть шлягеры оперного искусства.

«Я исповедую врачебный тезис: «Не навреди», – сказал Юрий Исаакович. – Первое знакомство с оперой должно быть взвешенным и спокойным. Мы привезли самое ценное, что есть в нашем репертуаре. «Евгений Онегин» Чайковского – настоящее оперное Евангелие. На моя взгляд, ничто так не очищает душу, как это сочинение, написанное для молодых артистов очень чутким и трепетным человеком. Из творчества Верди решили сыграть самую пышную, наиболее часто идущую на сценах оперу «Риголетто». На гастролях ее очень сложно сыграть, но мы решили показать в Архангельске всю мощь оперного театра».

Показывать мощь искусства и голосов артистов театр начал уже на пресс-конференции, посвященной открытию «Оперных сезонов». Тенор Денис ЗАКИРОВ исполнил итальянский хит «O sole mio» – в «Севильском цирюльнике» артист предстал перед зрителями в роли графа Альмавивы, – а бас Ефим РАСТОРГУЕВ исполнил арию Базилио из той же оперы. Так артисты начали опробовать акустику нового для них пространства. Директор театра «Санктъ-Петербургъ Опера» Евгений МАЛЫГИН отметил, что все технические и финансовые вопросы взял на себя Архангельский театр драмы.

samodov_sa3.jpg«Нам хотелось бы сделать фестиваль регулярным, и мы уже ведем по этому поводу переговоры с министерством культуры. Что касается финансирования, пока справляемся самостоятельно. Но надеемся, что появятся и крупные меценаты, которые в будущем смогут нас поддержать», – рассказал директор Архангельского театра драмы Сергей САМОДОВ.

Отклик неискушённого зрителя – важнее

Первые в новейшей истории Архангельска «Оперные сезоны» поддержал, в первую очередь, конечно, зритель. Кстати, и для режиссера Юрия Александрова главным является отклик публики, а не критики, хотя спектакли «Санктъ-Петербургъ Опера» не обделены вниманием экспертов и становятся лауреатами престижных премий. В этом году театр получил сразу четыре награды высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», которые ему принес премьерный оперный спектакль «Фауст».

«Мне важен опыт общения с неискушенным зрителем, с незамутненным, чистым восприятием наших спектаклей, – сказал Юрий Александров. – Надеюсь на оценку театра как гуманитарного целого: так можно сделать выводы о правильности нашего пути».

Все три оперы в рамках фестиваля были сыграны на языке оригинала – «Севильский цирюльник» и «Риголетто» прозвучали на итальянском. Причем «бегущей строки» на спектаклях не было. Такая техническая возможность обычно есть в оперных театрах, но в драматическом театре она не предусмотрена.

«Так что мы остались один на один со зрителем, исполняя оперу на «иноземном» языке, – рассуждает Юрий Александров. – Но это даже хорошо, потому что мой принцип такой: спектакль должен быть понятен даже без слов. Хотя, конечно, у зрителей всегда есть программка с либретто, где действие подробно описано».

Понять оперу без слов помогла музыка, а это всегда во многом зависит от дирижера. На гастроли в Архангельск, кроме артистов театра, приехал оркестр общим числом около 40 человек, а дирижировал им Александр ГОЙХМАН.

Еще один нюанс подходов театра «Санктъ-Петербургъ Опера» – не допускать сокращений в партитуре классических произведений. Для художественного руководителя этот репертуар в каком-то смысле неприкосновенный, что не отменяет возможности отнестись к нему с современным пониманием. Такой предстала перед зрителями опера «Евгений Онегин» Чайковского: исполнение партитуры без купюр и внимание к внутреннему наполнению произведения – к человеку.

Онегин с чеховскими интонациями

Интересно, что в 1993 году, когда состоялась премьера этой постановки Юрия Александрова, зрителями и критиками она была воспринята как смелое и дерзкое «посягательство» на классику. За годы существования спектакля менялись исполнители – режиссер считает, что каждый молодой оперный певец должен пройти через испытание «Евгением Онегиным», – и сегодня постановка в контексте многочисленных театральных экспериментов уже не воспринимается как вызов классике. Тем не менее интерес к ней остается: режиссерские акценты и оригинальный взгляд на хорошо известный сюжет дают зрителю возможность как бы со стороны, самостоятельно поразмышлять над историей Онегина и Татьяны.

Пушкинские персонажи помещены режиссером в пространство «чеховского» мира: об этом можно догадаться по их нарядам – кстати, о многочисленных платьях, костюмах, шляпах, кружевных зонтиках и полушубках в зимних сценах постановки можно говорить как об отдельных произведениях искусства, – а также по общей атмосфере спектакля. Такое смещение времени рождает и иное понимание героев и их поступков.

onegin_opera.JPGСценография в спектакле, казалось бы, проста, но многофункциональна (художник – народный художник России Вячеслав ОКУНЕВ). Красивая арка, воздвигнутая посредине сцены, преображается во многом за счет световой игры (Джалиль МАРТАЗИН) и становится то комнатой Татьяны, то местом дуэли, то бальной залой, то импровизированной сценой, с которой Ленский (Евгений НАГОВИЦЫН) признается в любви, исполняя знаменитую арию «Я люблю вас, Ольга!». Необычно, что Ольга (Виктория МАРТЕМЬЯНОВА) в первых сценах совсем не кажется женственной: она появляется в мужском костюме и ребячливо играет с пистолетом, словно предвосхищая трагическое развитие событий. Образ Ленского в режиссерской интерпретации тоже непривычен. Он неизбежно ассоциируется и внешне, и по внутренним качествам с героем другого классического произведения – Пьером Безуховым: мешковатая невзрачная одежда, очки, какая-то милая неловкость, неуверенность в себе и искренность чувств... Во время исполнения арии, когда поэт Ленский словно с листа читает только что сочиненное им стихотворение-признание, Татьяна (Софья НЕКРАСОВА) и Онегин (Алексей ПАШИЕВ) становятся зрителями. Татьяна в течение всей постановки кажется скорее наблюдателем не по ее воле разворачивающейся драмы, чем активным участником событий. Так происходит и в сцене дуэли, когда она, не видимая никем, молча садится у ног Онегина.

Восстановить генетическую память

Впервые Татьяна предстает перед зрителями милой, наивной девушкой с двумя «хвостиками», в белом платье с морским воротничком. Тем разительнее происходящая к финалу спектакля перемена, когда она – уже блестящая светская дама, в соответствующем платье – роскошном, привлекающем внимание, с белыми и ярко-малиновыми вставками и аксессуарами – шляпкой и веером. Интересно, что в такого же цвета атласной рубахе появлялся Онегин на ее именинах. Цветовое решение костюма Татьяны в финале напрямую перекликается с пушкинскими строками: «Кто та, в малиновом берете, с послом испанским говорит?».

Пронзительно звучит ария князя Гремина, мужа Татьяны (Евгений СОЛОДОВНИКОВ) – «Любви все возрасты покорны». Во время этой сцены Евгений и Татьяна сначала замирают, а затем плавно кружатся в центре зала. Муж остается в стороне, и понятно, что между героями оживает взаимное чувство любви, которое в Татьяне и не угасало... Она по-прежнему та девушка, что не могла уснуть ночью и в белом платье, босая выбегала из своей комнаты, признавалась няне и всему миру в своем чувстве и писала знаменитое письмо.

«Эта история взаимоотношений между мужчиной и женщиной показалась мне абсолютно современной, – поделился режиссер Юрий Александров. – Искренние чувства необходимы нам, чтобы восстановить генетическую память о том, что главное не результат, а процесс: завоевание женщины намного интереснее, чем его случившийся или не случившийся факт. Спеть и сыграть это сложно: партитура очень тонкая».

Но это – о классике. Если организаторы решат повторить «Оперные сезоны», Юрий Александров планирует в следующий раз привезти в Архангельск один из своих экспериментальных спектаклей.






Возврат к списку

0
ЛюдмилаГость
На фото у вас другие исполнители партий Онегина и ТАтьяны, не те, что к нам приезжали
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
  1. Как вы расходуете свободные денежные средства?*

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5