ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Код Джоконды: книга Николая Чеснокова произвела в Италии настоящую сенсацию


Беседовала Екатерина ЛИПНИЦКАЯ. Фото: Алексей Липницкий | 21.09.2012 07:28:49

Фото Алексея ЛипницкогоВышедшая в Архангельске книга Николая ЧЕСНОКОВА «Джоконда. Тайна гения и куртизанки» стала сенсационным событием в Италии, вызвав оживленные дискуссии. Историко-художественное расследование архангельского фотохудожника – результат тридцатилетнего поиска, который привел к совершенно неожиданным выводам и гипотезам. 

- Пятьсот лет загадочная улыбка этой дамы приковывает к себе внимание. Существует множество версий о том, кто она. Однако превалирует общепризнанная – это «добродетельная жена флорентийского богача». Ваша версия взрывает веками устоявшиеся догмы. Николай Николаевич, а что заставило вас в них усомниться?

- Действительно, список кандидаток на роль героини портрета великого Леонардо впечатляет. Многие версии интересны и интригующи, но не убедительны. Всегда остаются какие-то неувязки и нестыковки, вопросы и загадки. О добродетельной флорентийской даме сообщает знаменитый итальянский биограф Джорджо Вазари в 1565 году. Однако зная личность автора, я бы не стал столь безоговорочно доверять этому источнику. Кроме того,  существует найденный в XIX веке так называемый «Путевой дневник секретаря Антонио Беатиса», о котором не подозревал Вазари.

В этом документе четко говорится, что портрет заказал Джулиано Медичи, а это значит, что версия старинного биографа совершенно не верна. Накопилось немало иных аргументов, которые не дают права считать, что в этой истории была поставлена точка. Не случайно этот портрет называют портретом-наваждением, портретом-загадкой. Какие-то обстоятельства вынуждали Леонардо да Винчи хранить в секрете все детали, связанные с работой над портретом – в нем что-то утаено, что-то зашифровано, скрыто от непосвященных. Художник считал «Джоконду» своим лучшим портретом, очень дорожил им. Он не расставался с портретом во время своих путешествий по дорогам Италии и Франции. Вне всякого сомнения, луврский шедевр – сердечная тайна Леонардо. Кажется, что он не рисовал картину, а нежно прикасался кистью к любимому существу.

 - Значит, вы разгадывали еще один код да Винчи?

- Абсолютно так! Вы знаете, у Леонардо да Винчи есть басня «Луна и устрица», мораль которой сводится к тому, что несомненная гибель «ждет каждого, кто не умеет хранить сокровенные чувства. Глаза и уши, охочие до чужих секретов, всегда найдутся».

Все, что касалось самого сокровенного в жизни самого Леонардо, покрыто непроницаемой тайной, это до сих пор неразрешимая головоломка для исследователей. Личная жизнь, внутренний мир – все наглухо заперто.

Но вот что удивительно – в живописи Леонардо был предельно откровенен. Все свои переживания он облекал в форму закодированных образов. Общеизвестно, что ни одна де-таль на полотнах мастера не была случайной, она несла существеннейшую смысловую нагрузку. Именно живопись – код к пониманию внутреннего мира Леонардо да Винчи! И в шедевре «Джоконда» закодирована не только тайна их сердечных отношений, но и тайна самой Моны Лизы. Необходимо только найти ключ…

- Как вы его нашли?

- Однажды во Франции, стоя на мосту Нотр-Дам, я услышал оброненную экскурсоводом фразу: «На этом месте в XVI веке был другой каменный мост, построенный монахом-архитектором Джованни Джокондо». Как молния, пронзила мысль – искать надо здесь!

Если внимательно рассмотреть портрет Джоконды, то мы увидим, что перекинутый через плечо шарф героини как бы плавно перетекает в длинный арочный мост. Мост касается плеча таинственной дамы, словно бы создавая с ней одно целое. И я убежден: намек не случаен. Этот мост и есть ключ к разгадке тайны героини портрета!

Ну а дальше были долгие поиски доминиканского монаха Джокондо, путешествия по мес-там, связанным с его жизнью и его творениями. Он был известным в Европе мостостроителем – построил мосты Нотр-Дам и Петит Понт в Париже, восстановил мост Святого Петра в Вероне, сделал проект знаменитого моста Риальто в Венеции. Он строил гидросооружения, замки и башни, создавал парковые ансамбли в Италии и Франции. Его можно назвать гением из Вероны – он был зодчим, археологом, художником, ботаником, антикваром, филологом, знатоком греческого и латыни, издателем, одним из виднейших инженеров эпохи Возрождения. И, как оказалось, имел непосредственное отношение к шедевру Леонардо.

- Но для того чтобы состоялось это открытие, необходимо было, чтобы в поле ваших поисков попала редкая книга, русского перевода которой нет. Каким чудом издание «влетело на орбиту» вашего расследования?


- Чудом, именно что чудом! Иногда кажется, само провидение тебя ведет… Знаете, я никогда не читаю объявлений на столбах. А тут что-то будто подтолкнуло: это было приглашение на ярмарку книг. На книжном развале попалась довольно странная книга, из которой я и узнал о существовании полиграфического шедевра Ренессанса, романа-исповеди «Гипнеротомахия Полифила». Я к тому времени уже в мельчайших деталях знал биографию моего монаха, и мне показалось, что роман определенно имеет к нему отношение. Отправился разыскивать эту книгу в Рим, купить ее там не получилось, но удалось позже выписать из Италии.

Мое предположение заключается в том, что именно монах Джокондо является ее автором, и в этом романе он описывает свою жизнь. Ну а дальше все, как кусочки мозаики, сложилось в завершенную картину.

- В вашей книге сотни фотоиллюстраций. Это целое европейское фотопутешествие по дорогам ваших героев – Леонардо да Винчи, Джованни Джокондо, Моны Лизы. Сколько лет вы работали над книгой?

- Около тридцати. Двадцать лет потребовалось, чтобы собрать доказательства моей гипотезы. Семь лет мы с женой Ольгой, которая занялась итальянским языком, чтобы мне помочь, ездим в наши «экспедиции» в Италию и Францию. Два года ушло только на пере-писку с крупнейшими европейскими музеями - Флоренции, Рима, Неаполя, Дрездена, Парижа, Роттердама.

Эти музеи передали для публикации копии картин и рисунков Леонардо, Рафаэля, Джорджоне. Именно поэтому в книге удалось напечатать уникальнейшие репродукции. Важной для издания была и переписка с библиотекой Ватикана, Виндзорской королевской библиотекой. В книге более пятисот фотоиллюстраций. И для меня они важны, прежде всего, как визуальные доказательства моих гипотез.

- Архангелогородцы наверняка помнят вашу серию фотопортретов северянок, в ли-цах которых вы искали и угадывали черты знаменитой итальянки. Откуда такая страстная увлеченность творчеством Леонардо?

- Помню, как первоклассником, только освоив азбуку, пришел записываться в школьную библиотеку. Увидел на полке книгу о Леонардо да Винчи и… попросил библиотекаря мне ее подарить. Представьте себе, мне ее подарили.

Мне открылся невероятный, фантастический мир великого гения. Это стало увлечением на всю жизнь. Позже я прочитал исследование Матвея Александровича Гуковского, профессора, хранителя библиотеки Эрмитажа. Он доказывал, что на картине «Флора» (ее еще называют «Коломбина») изображена Джоконда, и этот портрет принадлежит кисти Леонардо.

Меня восхитила и тронула его «пожизненная» преданность полюбившейся ему еще в детстве картине. В конце своей монографии он написал, что найдется человек, который поверит в его интуицию и продолжит поиски истины. И в моей книге есть главы, посвященные «петербургскому» следу Джоконды.

- Итак, кто же она, Джоконда – эта знакомая незнакомка?

- Незаконнорожденная дочь монаха Джованни Джокондо, куртизанка и популярная в то время модель, которую изображали на своих полотнах Леонардо да Винчи, Джорджоне, ученики мастерской Леонардо.

После прочтения книги, увлекательно написанной и прекрасно изданной, возникает огромное желание вслед за автором немедленно отправиться в Эрмитаж, в Лувр, в галерею Уффици, чтобы самому убедиться в истинности предположений архангельского автора. А они настолько смелы и неординарны, что совершенно понятны горячие споры и возражения соотечественников гениального итальянца. «Нет истины, где нет любви», - писал русский гений. В книге Николая Чеснокова столько любви – к художнику, к искусству, к женщине, к жизни, что поистине здесь должна содержаться Истина. 



ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Екатерина СИМОНОВА, исполнительный директор  издательско-полиграфического предприятия «Правда Севера»:

- Я прочла книгу еще в рукописи, и у меня возникло убеждение, что она должна непременно увидеть свет. Даже если предположение автора окажется только гипотезой, книга захватывает самим процессом поисков и находок. А их в книге множество.

Николай Николаевич Чесноков – известный в Архангельске фотохудожник, настоящий мастер. Наши полиграфисты постарались не испортить прекрасно подготовленный автором оригинал с великолепными снимками. Мы только что представляли книгу «Джоконда. Тайна гения и куртизанки» на книжной выставке в Москве, и она вызвала совершенно заслуженный интерес.

alt


Как прошла презентация книги в Италии

В июне в городе Тревизо в палаццо Скотти состоялась презентация книги «Джоконда. Тайна гения и куртизанки». Сообщения о российской книге напечатали итальянские газеты: «CRONICA DEL VENETO», «LA TRIBUNA DI TREVISO», «IN MATTINO DI PADOVA», «OGGI TREVISO»... О книге рассказало радио «VENETO UNO», несколько итальянских интернет-изданий, телеканал. Сразу после сообщений в прессе начат перевод книги на итальянский язык. Первые экземпляры издания отправлены в Государственный Эрмитаж, во все крупнейшие музеи Европы, предоставившие иллюстрации своих картин. В сентябре книга была представлена на Московской книжной ярмарке.

 

 

 





Возврат к списку

0
Анатолий Нестёркин
В конце 1989 года в Пензе Николай показывал мне свои фотографии, в том числе фотографию спящей женщины на фоне картины «Джоконда» — мне запомнилась эта фотография. Я несколько раз пытался ретушировать фотографию картины лет 12 назад.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5