ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

«Водоканал»: что изменит концессия? Эдуард Смелов о чистой воде и перспективах модернизации предприятия


Беседовала Людмила СЕЛИВАНОВА. Фото Алексея Липницого | 26.10.2018 21:48:13
«Водоканал»: что изменит концессия? Эдуард Смелов о чистой воде и перспективах модернизации предприятия

После подписания концессионного соглашения для архангельского «Водоканала» наступят новые времена: как утверждают владельцы и руководство компании «РВК-Центр», долги будут покрыты, вода станет чистой, аварии в сетях сойдут на нет. А что сейчас происходит в хозяйстве и верит ли в радужные перспективы предприятия директор МУП «Водоканал» Эдуард СМЕЛОВ? Об этом он рассказал в интервью «Бизнес-классу».


– Эдуард Юрьевич, концессионер пришел на предприятие. Что будет с работниками и имуществом «Водоканала»?

– Концессионное соглашение предполагает, что весь имущественный комплекс «Водоканала», за исключением очистных сооружений канализации, которые мы недавно приобрели из активов СЦБК, будет передан во владение концессионеру. Очистные не вошли в концессию потому, что, когда «РВК– Центр» сделал предложение о заключении соглашения, а депутаты его утвердили, это имущество еще не принадлежало городу. Очистные сооружения канализации могут быть переданы в концессию через год.

В остальном, условно говоря, будет так: 31 числа месяца работает еще МУП «Водоканал», с 1-го числа следующего месяца – уже концессионер. Понятно, что ни с сетями, ни с техникой ничего не произойдет, а людей просто переоформят в новую организацию. Для сотрудников и потребителей услуг МУПа в этот день организационно не поменяется ничего.

В чем будет заключаться разница? Мы наконец-то сможем вести нормальную хозяйственную деятельность. В первую очередь, концессионер почти в полном объеме забирает на себя наши долги, чем, по сути, полностью закрывает сводное исполнительное производство. Мы становимся здоровым во всех смыслах предприятием, которое может работать в полном объеме.

– Вы считаете, что для архангельского «Водоканала» концессионное соглашение станет спасательным кругом?

– Если вкладываться в реконструкцию, в обновление «Водоканала», экономика предприятия существенно улучшится. Надо сокращать потери воды. Когда мы начинали работать, они составляли более 50-60%, в этом году планируем их снизить примерно до 40-42%. Нормальный уровень потерь у водоканалов – до 15%, поэтому еще многое предстоит сделать. Усилия нужно направить и на мероприятия, связанные с энергосбережением: это вторая по величине статья затрат.

– Кому и сколько должен «Водоканал»?

– Долг составляет 1,5 млрд руб­лей. К моменту начала деятельности концессионера он будет равняться примерно 1,4 млрд. Из них 200 млн – текущая задолженность, 300 млн – задолженность перед энергетиками, около 550 млн – перед СЦБК за прием и очистку стоков. Кроме того, осталась небольшая задолженность перед городом и областью по кредитам – это около 120 млн рублей. Рассчитываться по долгам МУПа будет концессионер из собственной прибыли.

– А сколько задолжали вашему предприятию?

– Нам потребители должны существенно меньше: 490 млн. Такая разница образовалась из-за того, что на протяжении 6-7 лет «Водоканал» вел планово-убыточную деятельность. Предприятие ежегодно «зарабатывало» от 150 до 250 миллионов рублей убытков. Соответственно на эту же сумму вырастали долги. Доходов не было, а расходы были. Однако с 2017-го «Водоканал» работает с прибылью: в прошлом году она составила около 200 млн рублей, в этом будет 250.

– Очистные сооружения города уже несколько месяцев находятся в ведении вашего предприятия. Изменилось ли что-нибудь в технологиях?

– Для очистных разработана своя инвестиционная программа. Мы планируем модернизировать систему аэрации (метод очистки воды – организованный естественный воздухообмен. – Прим. ред.). После модернизации аэротенков и воздуходувок существенно сократится потребление электроэнергии. Но самое главное – улучшение технологии. Мероприятия, связанные с приведением в порядок прудов-осветлителей, куда вода попадает после биологической очистки, позволят добиться нормативных показателей сброса. Сейчас по ряду показателей очистные сооружения не соответствуют нормам. Пребывая в банкротстве, СЦБК не обслуживал пруды, поэтому вода, которая выходит из этих осветлителей, хуже, чем та, которая в них попадает. Их нужно чистить регулярно.

В этом году на предприятии начали использовать гипохлорит вместо хлора. Но он привозной, а мы хотим производить этот реагент на месте, для чего потребуются две установки по электролизу. После реконструкции аэротенков и налаживания технологии вода должна стать прозрачной. Тогда приступим к следующему этапу модернизации – применению ультрафиолетовой очистки. В грязной воде ультрафиолет не работает.

– Эдуард Юрьевич, а как обстоят дела со строительством кольцевого водовода?

– Первая очередь уже построена – это водопровод диаметром 800 миллиметров, который идет от центральных очистных сооружений, расположенных на Ленинградском, 18, и доходит до пересечения улицы Смольный Буян и проспекта Обводный канал. Второй участок будет проходить от Смольного Буяна до швейной фабрики, третий – от нее до Кузнечевского моста. После строительства второго участка 80% жителей Ломоносовского и Октябрьского округов будут застрахованы от отсутствия воды при аварии на магистральном «тысячнике». А когда введем в эксплуатацию третью очередь, избавим от таких ситуаций весь город.

Строительством второй и третьей очередей займется концессионер: это одно из приоритетных мероприятий в инвестиционных планах на ближайшие четыре года.

– Досаждают ли незаконные врезки и как находите нарушителей?

– Почти три года назад нами создано подразделение – инспекция водных ресурсов, ее задача – контроль объемов потребления и выявление самовольных присоединений. Оборудования, позволяющего пройти по улице и «отсканировать» землю на глубину нескольких метров, у нас пока нет. Хотя оно существует, надеюсь, появится и у нас. Сейчас выявляем самовольщиков – а это и частные лица, и маленькие предприятия – исключительно методом народной молвы. За период работы подразделения все, что выявлено, не составляет и одного процента от общего объема потребления. Основная наша беда – это утечки, а не воровство. Хотя и с этим надо работать.

– Горожан, конечно, волнует вопрос: ждать ли повышения тарифов?

– Сейчас, как вы знаете, установлен 15-летний период тарифного регулирования: на это время четко закреплены все основные параметры, из чего он складывается. Тариф будет увеличиваться в диапазоне от 4 до 5% ежегодно, а это уровень инфляции.

– И в заключение о качестве воды. Есть ли надежда на то, что она станет истинно «питьевой»?

– Из очистных сооружений водопровода вода выходит, полностью соответствуя СанПиНам, постоянно. Ежедневный многолетний производственный контроль позволяет утверждать, что очистные сооружения работают хорошо. Но вода, к сожалению, набирает в себя железо, а в местах утечек и другие элементы. До потребителя она доходит с превышением нормы в первую очередь по железу. В 2018 году благодаря введению аммонизации (добавляем сульфат аммония, который связывает хлор) вода набирает железа существенно меньше, чем прежде, и случаи превышения предельно допустимой концентрации этого элемента стали единичными.

Уверен, что стопроцентного качества воды в ближайшие два года вполне реально добиться.






Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5