ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Петр I - главный антибренд Архангельска


Иван МОСЕЕВ. Фото: Алексей Липницкий | 12.10.2010 10:45:07

Мэр Архангельска Виктор Павленко направил Владимиру Ресину письмо с предложением установить памятник Петру I работы Церетели в столице Поморья. На сайте мэрии открыто голосование — горожанам предложено высказаться, где лучше поставить почти 100-метровую скульптуру Петра. Есть в опросе и такой пункт: «этот памятник Архангельску не подходит». Такого мнения, кстати, придерживается большинство респондентов.

Почему Петру I не место в Архангельске рассуждает Иван Мосеев.  Его статья вышла в нашей газете еще в 2006 году, но и сегодня позиция экс-главного редактора «Бизнес-класса» не потеряла своей актуальности.

Логика почитателей Петра I незатейлива: изображение памятника Петру I напечатано на 500-рублевых купюрах, что якобы уже является отличным поводом для провинциальной гордости за Архангельск. К тому же, если в самом центре Архангельска стоит памятник этому царю, а его именем в 90-х годах назван парк рядом с мэрией, значит, он наверняка достоин не меньшего культа и почитания, чем в Петербурге.
Но Архангельск - это не Петербург, а роль Петра в судьбе столицы Поморья скорее отрицательная, чем положительная. Мифы о Петре I, как правило, не имеют ничего общего с реальностью.

Любопытно, что памятник Петру I в центре Архангельска появился отнюдь не по желанию архангелогородцев, а по инициативе чиновника - губернатора И.В. Сосновского, который в 1909 году затратил 5 тысяч бюджетных рублей на покупку бронзовой статуи к юбилею Полтавской битвы. Причем статуя Петра I в Архангельске - это не эксклюзив, а всего лишь одна из бронзовых копий. Абсолютно такие же памятники-копии стоят сегодня и в других городах России, и отличаются они друг от друга не больше, чем оловянные солдатики, отлитые по единому шаблону.

Архангельск - не родина флота?!

Многие архангелогородцы, попавшие под влияние мифологии о Петре I, сегодня уверены, что именно с него начался бурный расцвет Архангельска. Но это глубочайшее заблуждение! Знают ли архангелогородцы, что даже Соломбальская государственная судоверфь была заложена вовсе не Петром I, а Иваном Грозным в 1581 году! А в 1602 году на этой верфи строил морские корабли царь Борис Годунов. Так что Петр был не первым!

Сегодня имя Петра I работает против позиционирования Архангельска как родины отечественного морского флота! Ведь не секрет, что родиной флота вся Россия считает Воронеж и Переславль-Залесский! С точки зрения архангелогородцев, это нелепо, но с позиций мифотворчества о том, что русский флот и первые морские судоверфи создал Петр I, - логично. Никого не волнует, что Петр не смог бы создать флот на голом месте и что у сухопутной крепостной России для этого не было ни инфраструктуры, ни кадров. Из крепостных русских крестьян получались никудышные матросы, и без ресурса, созданного поморским народом, Петр I еще долгие годы плавал бы в своих потешных прудах.
Ведь только в Поморье в то время в России были и опытные корабелы, и кормщики, с детства знакомые с морем. Задолго до Петра в Поморье были и судоверфи, и, разумеется, огромный по тем временам флот промысловых и торговых поморских судов. Петр просто использовал уже готовый ресурс.

Ивана Рябова забыли?

Можно смело утверждать, что за строительство государевой дороги, верфей, флота и Петербурга поморы заплатили больше, чем любой другой коренной народ России. Государство тогда мало финансировало народные работы, труд был фактически бесплатный. Даже Новодвинская крепость была построена силами и на средства поморских крестьян, с которых было собрано по рублю с каждого двора. И именно поморы одержали первую победу России над непобедимой Швецией у стен Новодвинской крепости. Но памятника герою этого сражения - знаменитому поморскому кормщику Ивану Рябову - в Архангельске нет.

Десятки тысяч поморов строили петровский флот, воевали на морских кораблях на всех морях - Балтийском, Азовском, Черном. И чем больше людей требовалось Петру - тем хуже было Поморью. Согласно указам Петра I в 1719 и 1724 гг. свободное поморское черносошное
крестьянство было лишено своих свобод, дарованных еще Иваном Грозным, и переведено в разряд государственных крестьян.
Своими указами Петр запретил поморам строить традиционные морские промысловые суда и потребовал строить корабли на манер иностранных. Это тоже подорвало морские промыслы, ведь далеко не каждому было по карману строить гукеры и шхуны.

Но хуже всего было то, что поморские промыслы Петр передал своим прибыльщикам и монопольным компаниям. Это означало, что коренным поморам запрещалось ловить рыбу и бить морского зверя, из-за чего в неурожайные годы в Поморье царил голод. В середине XVIII века крестьяне Ковской волости писали: «По неимению у нас семужьих промыслов... платить подушных денег не в состоянии, и по крайности пришли к отчаянию и претерпеваем великий голод, употребляем себе в пищу... гнилое дерево и белый мох».

Рабы Петра Великого?

Петр не церемонился с людьми, его мало интересовало, что поморы - это не крепостные крестьяне. Если ему требовались рабы, он просто превращал в них своих подданных. В 1712 Петр I забрал для службы на флоте 500 поморов, в 1713 - 550, в 1715 - 2000. Причем брал самых лучших молодых работников, обрекая их семьи на голодное существование, разорение и нищету.
Тысячи семей лишились тогда своих кормильцев. В именном указе архангельскому губернатору от 9 октября 1714 года Петр I пишет: "в Сумском остроге, на Мезени и в других местах, где есть лучшие работники, которые ходят на море за рыбным и звериным промыслом на кочах", набрать 500 матросов, "и чтоб оные были не стары, не увечны, а именно, чтобы были летами не старше 30 лет".

Жестокость и презрение к своим подданным, глумление над традиционной культурой коренного населения России были неотъемлемой чертой Петра I. Так, царь вообще не считал за людей ненцев и обращался с ними буквально как с животными.
Вот что собственноручно писал "просвещенный самодержец" архангелогородскому вице-губернатору П.Е. Лодыженскому 11 января 1717 года: "Господин вице-губернатор. По получении сего указу сыщите двух человек самоядов молодых ребят, которые б были дурняя рожием и смешняе, летами от 15 до 18, в их платье и уборах, как они ходят по своему обыкновению, которых надобно послать в подарок грандуке флоренскому. И как их сыщите, то немедленно отдайте их тому, кто вам сие наше письмо объявит. Петр".

То, что ненцы не животные, а люди, Петра I нисколько не волновало. Но это не может не волновать современных жителей Архангельска. Ведь чествование в Архангельске Петра I оскорбительно и для поморов, и для Ненецкого автономного округа...

Великий Помор лучше, чем Петр Великий

Петр хотел, чтобы Петербург стал главным международным морским портом России и рассматривал Архангельск исключительно как конкурента своему детищу. В угоду новой российской столице он всячески ограничивал товарооборот Архангельского порта. Но ограничительные меры не дали ему желаемого результата, а к 1710 году обороты архангелогородской ярмарки, согласно таможенной "перечневой выписке", достигали 2 млн 773 тысяч рублей, что вызывало ярость у Петра I, желавшего быстрейшего роста Петербурга, но отнюдь не Архангельска. Тогда Петр решил, что конкурента надо уничтожить.

11 декабря 1724 года Петр I именным указом запретил иностранным торговым кораблям приходить в Архангельск. Это привело к резкому краху экономики столицы Поморья, массовому обнищанию поморов, и уже никогда Архангельск не мог достичь былого процветания.
Таким образом, более логичным было бы считать главным брендом столицы Поморья не памятник Петру Великому, а, например, памятник Великому Помору М.В. Ломоносову, чей 300-летний юбилей готовится отмечать Архангельск.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
  1. Как вы расходуете свободные денежные средства?*

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5