ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Малый бизнес в ЛПК спасти сложно, но еще можно


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА | 20.03.2015 11:53:52

В конце 2014 года в областной закон, регулирующий отношения в лесной сфере, были внесены изменения: малому бизнесу вернули возможность покупать делянки с аукционов. Стратегию поддержки отрасли в 2015 году профильное министерство связывает в первую очередь с Коношским лесничеством. Казалось бы, есть все условия для развития, однако свой бизнес один из ведущих предпринимателей Коноши, руководитель местного отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Евгений КУРИЛОВ планирует закрывать.

-  Евгений Владимирович, вы занимаетесь именно глубокой переработкой древесины — направлением, давно названным правительством области в числе приоритетных. Откуда такой пессимизм?

- Надеюсь, что предпринимаемые законодателями меры принесут какой-то эффект, но главной проблемы малого бизнеса в ЛПК они кардинально не решают: сырье взять негде.

Я в этом бизнесе с 2005 года. Начинал буквально с пустого места. Сейчас на нашей промплощадке в Коноше есть все от тяжелой лесозаготовительной техники до оборудования для производства бруса, евровагонки, дверных блоков и т. д. В Вологодской области, Подмосковье (такое логистическая схема для нас более удобна) были постоянные покупатели: и крупные домостроительные комбинаты, и маленькие фирмы, занимающиеся строительством срубов, бань. В районе по этому направлению работал практически без конкурентов, ведь гораздо проще вырубить лес, продать пиловочник и быстро получить «живые» деньги.

Столько средств было вложено в предприятие... Около шестидесяти человек имели стабильный источник заработка, что по меркам Коноши немало. Приоритетное направление или нет, а сегодня потихоньку движемся к закрытию. Бизнес существует, по сути, на бумаге и занимается только обслуживанием самого себя. Повторюсь: главная причина — отсутствие доступных механизмов получения лесфонда. Даже налоговая нагрузка отходит на второй план.
 
- В июне 2014 года на совещании о социально-экономическом развитии Архангельской области с участием Владимира Путина вы представляли малый бизнес отрасли и поднимали проблему лесоустройства. Почему это так актуально? По поручению президента региону были выделены дополнительные деньги на эти цели — 30 млн рублей. С тех пор что-то продвинулось?

- Конечно, актуально. Лесоустроительные работы должны проводиться раз в десять лет, а их не было с 1999 года. С тех пор всю спелую древесину в районе мы, получается, использовали, хотя на самом деле это не так. Хвойный лес, чтобы вы понимали, можно вырубать, когда он достигает возраста 81 года. Фиксируется это как раз в лесоустроительной документации, которая столько времени не обновлялась. Говоря простым языком, в районе достаточно нового подходящего для заготовки леса, но он числится как «недоросший».

Да, деньги были выделены и пока нам обещают, что лесоустроительные работы в Коношском лесничестве завершатся в начале 2016 года. Появятся участки, подходящие под рубку.

- Это поможет решить проблему?

- Предпринимателей, занимающихся бизнесом, связанным с лесозаготовками, в районе пятьдесят два. Нам бы этого леса пока хватило, даже с какой-то надеждой на развитие. Но боюсь, что все будет не так. Когда пройдут лесоустроительные работы, на древесину «нападут» все — такова ситуация на рынке. Местным опять ничего не достанется. Понятно, что интерес к району высок. Здесь нет многих проблем, свойственных другим лесничествам: сравнительно короткое «плечо» вывозки древесины, не надо ждать зимников, мучиться с переправами...

На нашей территории уже зарезервирован лес под областной инвестпроект «Поморский лесной технопарк», инвестпроекты Архангельского фанерного завода и ООО «Вельский ДОК» (первый входит во всероссийский перечень приоритетных в сфере освоения лесов, другие два претендуют на включение в него. — Прим. ред.). Они, к слову, за это не платят ни копейки. А когда воспользуются и воспользуются ли вообще — неизвестно. Нам же пока остается на него смотреть и переживать о неизбежном закрытии предприятий.

- Но есть ведь и свободные от закрепления сектора леса?

- Для малого бизнеса сегодня они, по большому счету, тоже недоступны. Наверное, вы знаете, что составители действующего Лесного кодекса РФ «забыли» включить малый бизнес в число хозяйствующих субъектов, которые могут получать древесину на корню по прямым договорам купли-продажи. Практически единственный легальный способ — участие в аукционах на получение права аренды, но это слишком сложный для маленького предприятия процесс, в котором мы заранее проигрываем крупному бизнесу. Кроме того, аренда предполагает, в частности, обременения в виде обязательств по охране и восстановлению лесов. В 2014 году для малого бизнеса аукционы вообще «закрыли» по настоянию прокуратуры. Убытки были огромными. Готового сырья сейчас тоже нигде не купишь — все заготавливают только-только для себя. Выжили только за счет имевшихся запасов. Возможно, весну еще как-то протянем.

- Сейчас аукционы снова разрешены, в том числе благодаря поправкам, внесенным в областной закон, - на заключение договоров купли-продажи делянок.

- Да, но лимит по этим аукционам, к примеру для нашего Коношского района, составляет 30 тысяч кубометров леса при расчетной лесосеке примерно 1,28 млн кубов. Вот и считайте — это почти ничто. Хотя, не спорю, цена предложена адекватная — 157 рублей за куб.

- А почему вы не хотите стать участником проекта «Поморский лесной технопарк»?

- Я был им с самого начала, но потом отказался от этой затеи. Схема получения древесины для участников технопарка мне по-прежнему непонятна. Она обсуждается уже года четыре. У меня нет возможности ждать. Это не критика — личное мнение. Насколько я знаю, восемь предпринимателей из Коношского района в проекте остались.

- Какой выход из ситуации видите вы?

- Малый бизнес имеет шансы сохранить позиции в отрасли при двух условиях. Первое: необходимо внести поправки в Лесной кодекс РФ, которые позволят нам получать древесину на корню напрямую по договорам купли-продажи. Такой законопроект разработан на федеральном уровне и скоро будет рассматриваться депутатами Госдумы. Второе: преимущественное право на лесфонд должно закрепляться за владельцами бизнеса на территории, чтобы мы имели какие-то гарантии и могли планировать вложения. В Коношском районе, в частности, нет крупных производств, и если небольшие предприятия начнут закрываться одно за другим... Это потеря десятков рабочих мест.

- Вы решили сменить сферу деятельности?

- Производственную площадку продавать пока не планирую. Скажем так: законсервирую на время. Недавно купил участок земли в очень красивом месте - на берегу Святого озера, в 50 км от Коноши, под пять гостевых домов. Инфраструктура есть, рядом деревня, в окрестностях которой человек 400-500 живут. Прошлым летом сделал фундамент под первый, самый большой дом. Но потом испугался: а нужна ли туристическая база здесь, когда почти рядом Устьяны и Вельск, где все это уже поставлено на широкую ногу? Не знаю, стоит ли продолжать.

Пока все идет к тому, что малый бизнес из ЛПК уйдет. Те, кто начинал в одно время со мной, уже почти ни на что не надеются, а молодых предпринимателей в лес не загнать.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5