ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Лесозавод №3: банкротить было нечего?


Беседовал Артем БОТЫГИН | 30.07.2016 01:25:45
Лесозавод №3: банкротить было нечего?

В середине июля суд огласил приговор по одному из самых крупных коррупционных дел за последние годы — о предумышленном банкротстве ОАО «Лесозавод №3». Фигуранты процесса — экс-директор предприятия, депутат Архангельской городской Думы Виталий ГРАФ и депутат областного Собрания Сергей МЫШКОВСКИЙ — свою вину отрицают и заявляют, что пытались спасти лесозавод, а не разворовать его имущество. Однако у стороны обвинения хватило доказательств, чтобы суд принял решение поддержать представителей прокуратуры. Подсудимых взяли под стражу прямо в зале суда.


Говорят, что истина всегда где-то посередине, и в случае с делом о банкротстве лесозавода №3 мнения стороны защиты и прокуратуры не просто отличаются друг от друга в деталях — они диаметрально противоположные. На вопросы прокурора адвокаты подсудимых находили контраргументы, но и гособвинение впоследствии опровергало доводы защиты. Разнятся также мнения бывших работников завода и других участников лесного рынка: одни считают фигурантов дела ворами, другие - профессионалами своего дела, которые делали все возможное, чтобы сохранить предприятие. Прокурор уголовно-судебного отдела прокуратуры Архангельской области, государственный обвинитель по делу Иван ЗАВОРУХИН рассказал «БК» о деталях процесса.

- По мнению защиты, с 2010 года лесозавод №3 фактически уже был банкротом. Банки продолжали выдавать кредиты, но под залог одних и тех же активов, которые постоянно переоценивались и становились дороже. Виталий Граф же стал директором только в 2012 году — то есть когда предприятие уже два года как медленно умирало. Вообще фраза «Нельзя убить мертвеца», или «Нельзя обанкротить банкрота» проходила лейтмотивом через всю линию защиты. Адвокат Сергея Мышковского Игорь ХРОМОВ в разговоре со мной даже как-то сказал: «Граф ведь не Бог», имея в виду, что спасти предприятие от банкротства было нереально.

zavorukhin_ivan.jpg- Как установлено в ходе предварительного и судебного следствия, в 2010-2011 годах на заводе была проведена модернизация, по сути своими силами. Ее провел предыдущий директор — Евгений ВАЛЬКОВ. Он убрал два рамных потока и заменил их на более современную линию распиловки — SAВ. Как говорил Вальков, при нынешнем курсе евро — завод ведь работал на экспорт и получал деньги в валюте — можно было бы спокойно выплыть из долгового состояния, как это уже происходило в 1998 году. Все, что нужно было делать, — просто продолжать работать. Вместо этого Граф и Мышковский пришли на завод, начали наращивать кредиторскую задолженность через «свои» фирмы, чтобы потом можно было голосовать этой «кредиторкой» при процедуре банкротства и таким образом завладеть имуществом завода. Что сейчас еще и происходит. Также сама территория была интересна, если даже не интереснее, чем то, что находится на ней. Я не могу говорить за Графа и Мышковского, с какой именно целью они все это затеяли, можно только делать выводы на основании того, как они действовали.

- Как Виталий Граф стал директором? Если завод к 2012-му уже два года как был банкротом, то пост руководителя — не самое привлекательное место при таких обстоятельствах. Хромов объяснил это личными амбициями Графа, мол, если бы получилось сохранить предприятие, Бернхард КОРДЕС (немецкий промышленник, собственник и председатель совета директоров лесозавода) не забыл бы потом подвиг такого хорошего кризисного менеджера. Звучит, честно говоря, не очень правдоподобно, но ведь такое возможно.

- Виталий Граф утверждает, что его на должность директора пригласили через московское кадровое агентство, куда он отправлял свое резюме. Но наивно думать, что такой опытный бизнесмен, как Кордес, станет искать генерального директора не среди местных специалистов, которые знают конъюнктуру рынка в регионе, а на бирже труда. Кордесу очень нужен был поставщик леса. Графа же утвердили на пост гендиректора лишь потому, что у него был проверенный поставщик, как раз Сергей Мышковский, который был готов «завалить» предприятие сырьем. Так, 5 июня 2012-го решением совета директоров лесозавода №3 Граф избран на должность генерального директора. 9 июня он вступил в должность, и в этот же день был заключен договор на поставку леса водой с фирмой, аффилированной Мышковскому (ООО «Эталон»), директор которой — его водитель. Хотя с этой фирмой и так было два действующих договора. Но с июня по сентябрь на лесозавод не поступило ни одной партии леса водным транспортом. А деньги за эти фиктивные поставки завод платил. Затем Граф отказал в оплате всем остальным поставщикам, сказал, что не будет рассчитываться по старым долгам. Дальше же, вместо того чтобы наладить вопросы поставок сырья, Граф начинает якобы модернизацию предприятия, которое, по сути, и так было готово к работе и укомплектовано новой линией. Он планировал строить завод по производству древесных топливных гранул из отходов деревопереработки. Был заключен фиктивный договор на 6 млн рублей с ООО «Двина-строй проект» на подготовку проекта. Эта фирма, кстати, тоже аффилирована Мышковскому. Причем договор на подготовку проектной документации был подписан в конце июля 2012 года, а уже 1 августа лесозавод начинает закупать оборудование — не видя проект, не понимая, как это все впишется.

- Вот как раз с вопросом закупки оборудования для модернизации я не совсем разобрался в разговоре с Игорем Хромовым. Он сказал, что деньги на него были переданы фирмам, которые должны были обеспечить поставки, но этого не произошло, причем деньги не вернули. Адвокат объяснил это тем, что поставщики узнали, в каком состоянии завод, что нет смысла поставлять новое оборудование на «мертвое» предприятие, чтобы оно там просто стояло и ржавело.

- Оборудование закупалось даже не у самих поставщиков, а через три московские фирмы-посредника. Их руководители подтвердили в судебном заседании, что они просто так называемые «номинальные» директора. И никакие переговоры толком с этими фирмами не велись. Получается, с июня по август 2012-го Граф, придя на должность директора, не разобравшись до конца с положением завода, принимает три серьезных решения: взять заем на модернизацию, заказать проект пеллетного завода и оборудование под него. Но взять деньги в банке лесозаводу было бы сложно. Да это и не нужно было Графу с Мышковским. У нас есть заключение специалиста, каким образом лесозавод получил заем. 380,9 млн рублей предоставили две фирмы — ООО «Гешефт» и ООО «Архангельская торговая группа», которые также были подконтрольны Мышковскому. Причем это даже были не их собственные деньги, они брали займы у других фирм, те — у третьих и так далее. Всего было задействовано несколько десятков таких «прокладок», а первоисточником выступал ООО КБ «Банк БФТ». Лесозавод перечислил эти деньги трем московским фирмам на поставку оборудования. В тот же день, когда те получили средства, были заключены договоры цессии на переуступку права требования с другими фирмами. Потом процедура повторялась несколько раз, цепочка росла, а в конце концов деньги «упали» обратно на счет того же банка. Достоверно установлено, что председатель правления «Банка БФТ» вел переговоры с Мышковским.

- Защита опровергает то, что подсудимые хотели завладеть имуществом завода, ведь когда решался вопрос о выборе процедуры банкротства, эти же, как утверждает обвинение, подставные фирмы голосовали не за распродажу имущества, а за процедуру финансового оздоровления предприятия. Получается не совсем логично: если они хотели все растащить, какой смысл голосовать за восстановление?

- Они просто оказались тогда в такой ситуации. По закону, тот, кто первый подаст заявление на банкротство, тот и назначает арбитражного управляющего. А значит, впоследствии процедура банкротства будет контролируемой, поэтому Граф и Мышковский хотели назначить своего конкурсного. Но их опередили — фирма ООО «Тимбер» первой подала заявление на банкротство. Потом на директора этой фирмы началось давление. Графу и Мышковскому нужен был «свой» управляющий, а «Тимберу» - вернуть свои деньги, которые фирме должен лесозавод. Они сумели договориться, но в итоге директора «Тимбера», что называется, «кинули». Тогда он написал новое заявление, заменив конкурсного управляющего снова на своего. Получается, Граф с Мышковским упустили момент, чтобы поставить нужного человека, и потом пытались всячески затягивать процедуру банкротства. Но довести до конца задуманное у них не получилось, поэтому органами предварительного следствия вменялось именно покушение на мошенничество. Часть фирм, к слову, вообще не признают себя потерпевшими... Есть, например, такая фирма ООО «ТехПромЛес», которая участвует в торгах, но аффилирована Мышковскому. Директор там - Роман ЛУНЁВ, он был в свое время осужден за вымогательство в интересах ООО «Юмиж Лес» (эта фирма занимается лесопереработкой в Шенкурском районе, учредитель - Сергей Мышковский. - Прим. ред.), а сейчас он спокойно скупает по заниженной стоимости объекты лесозавода. Есть еще такая фирма, как ООО «Ваенгский леспромхоз», которая тоже участвует в торгах, учредителем там является мама Мышковского. Дело получилось очень сложным, было много подставных фирм, у всех были доверенности друг на друга; если нарисовать все связи, то никакой стены не хватит. Но впереди еще апелляция и много работы.





Возврат к списку

0
Сергей_Архангельск
... пришли на завод, начали наращивать кредиторскую задолженность через «свои» фирмы, чтобы потом можно было голосовать этой «кредиторкой» при процедуре банкротства и таким образом завладеть имуществом завода. Что сейчас еще и происходит ... Типичная практика ведения бизнеса в наши дни. Вопрос в том, почему так легко всё реализовалось. Где были акционеры и прочие причастные институты и контролирующие органы.
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
  1. Как вы расходуете свободные денежные средства?*

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5