ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
LEXUS
RAV4

Журналистика и PR: безвизовая граница


Беседовала Елена СВЕТЛИЧНАЯ. Фото: Алексей Липницкий | 11.01.2014 08:54:06

Журналистика и пиар — понятия несовместимые. Так написано в любом учебнике по профессиональной этике. На практике получается иначе: легализация «джинсы», интеграция журналистики и скрытой рекламы не встречают сопротивления журналистского сообщества. «Информационное поле Архангельской области расчистили не органы власти, а сами журналисты с хорошо развитым инстинктом самосохранения или самоцензуры», - считает доктор политических наук, доцент, зав. кафедрой журналистики Института социально-гуманитарных и политических наук САФУ (г. Архангельск) Ольга ТРЕТЬЯКОВА.

- Ольга Владимировна, мы с вами встречаемся накануне Дня российской печати, который отмечается 13 января. Вроде как и праздник, но, по субъективным ощущениям, сейчас в журналистском сообществе как никогда сильна разобщенность...

- Раньше у журналистов страны был один хозяин (владелец, учредитель – кому как больше нравится) – правящая партия. И хотя наши профессиональные интересы никто не защищал (Союз журналистов всегда позиционировал себя только как творческий союз), все журналисты страны были членами профсоюза работников культуры, все думали и действовали примерно одинаково: на «редакционной кухне» - одни разговоры, на газетной полосе – другие, не противоречащие политике партии и правительства. Мы могли найти понимание друг у друга в случае нечастых споров с начальством, и если никакой единой силой и не были, то ощущали причастность к сообществу.

Теперь владельцев и учредителей СМИ много, у всех разные задачи, вкусы, интересы и требования к журналистам. Разобщенность журналистов - естественный результат отсутствия монополии на идеи и взгляды. Журналисты так же не похожи друг на друга и так же занимаются решением разных проблем, как, скажем, врачи разных специальностей. И объединяет их только профессиональная этика и трудовые права, но я не стала бы пропагандировать идею создания журналистского профсоюза (в профсоюзы не верю в принципе и не состою). Есть Трудовой кодекс и суд – пожалуйста, обращайтесь в случае нарушения вашего права на труд или отдых.

- Вы входите в состав правления Архангельского регионального отделения Союза журналистов России, которое критикуют за недостаточно активную позицию в отстаивании интересов профессионального сообщества. Считаете критику  справедливой?

- Архангельское региональное отделение Союза журналистов России объединяет около трехсот журналистов разных изданий, телевидения и радио. Правление занимается чисто творческими вопросами: конкурсы профессионального мастерства, организация обучающих семинаров.

По идее, мы должны рассматривать проблемы нарушения профессиональной этики, как это делает Большое жюри Союза журналистов России. Мы тоже этим занимаемся, но редко и, так сказать, в «заявительном порядке» - когда к нам обращаются с жалобами на журналистов, например.

- Что мешает изменить этот порядок, публично реагировать на острые ситуации, давать оценку и тем самым влиять на негативные процессы в журналистике? 

- А кому они нужны, наши оценки? Это донкихотство в чистом виде. Но я согласна - работа ведется не вполне активно, и сложившийся порядок в принципе изменить никто не мешает... Но организовать работу правления достаточно сложно по объективным причинам: два десятка человек разного возраста имеют неодинаковые взгляды на профессию, их жизненные позиции различаются. Представления о журналистике и журналистской этике тоже у всех разные.

В такой ситуации непросто прийти к устраивающему всех решению и даже к единому мнению по какому-то щекотливому этическому вопросу. Я не говорю об единомыслии, мы не «Единая Россия», но, к сожалению, и не единомышленники.

Открою еще один серьезный недостаток – отсутствие в штате ответственного секретаря, который, кроме всего прочего, контролировал бы поступление взносов. Журналисты никогда не любили перечислять взносы (хотя это всего пара бутылок шампанского в год), поэтому эти деньги необходимо собирать целенаправленно. А делать это сейчас в Союзе журналистов некому: вместо ответственного секретаря там работают и занимаются своими коммерческими проектами люди, не имеющие отношения к журналистике, которых никто в сообществе не знает.

Некоторые журналисты не платят взносы годами и, в соответствии с уставом, давно считаются выбывшими из организации (хотя, возможно, и не подозревают об этом). Если ситуация не изменится, боюсь, что Архангельское отделение СЖ может оказаться на грани развала.

- Тем не менее потребность в объединяющей силе у журналистов есть. Иначе к чему, например, районным СМИ своя ассоциация, идея создания которой появилась в конце 2013 года?!

- «Районкам», должно быть, проще организоваться и что-то решать, потому что у них примерно одинаковые, как мне кажется, проблемы.

Вопрос в том, зачем эта ассоциация создается: или для того, чтобы еще продуктивнее и эффективнее пиарить учредителя, или для того, чтобы противостоять диктату агентства по печати и СМИ, мобилизующего редакторов районных газет (почему не представителей агропрома?) сажать картошку у избы, которая помнит Бродского.  

- Если говорить о влиянии политики на СМИ, стоит заметить, что на страницах местных изданий ее нет в принципе (жанр политического обозрения почти умер), однако она остро чувствуется «за кадром». Дело в некомпетентности журналистов  или самоцензуре?

- Без участия журналистики невозможно представить функционирование государства, так же, как и политическую, духовную и другие сферы жизни общества. Однако журналистика многолика, есть издания, например, научно-популярные, или для женщин, или для садоводов, есть целые «издательства добрых газет», в которых никакой политики чаще всего нет. И никакое государственное регулирование, возвращение в Уголовный кодекс статей о клевете, принятие новых законов об оскорблении чувств и т.д. им не страшны.

В то же время в стране существуют и так называемые оппозиционные издания, которые «видят неочевидное», иногда весьма нелицеприятно высказываются в адрес первых лиц государства и по поводу их деятельности, - но существуют же, и ничего государство с этим сделать не может или не считает нужным (может быть, до поры до времени). Значит, границы влияния государства на СМИ во многом устанавливаются самими журналистами: их профессионализмом, знанием законов, бесстрашием, умением обходить острые углы без ущерба для правды и справедливости, для создания полной и достоверной картины мира.

Очень многие издания – особенно региональные, рассчитанные на самый широкий круг читателей – теряют профессионализм именно в силу того, что сознательно искажают информационную картину дня путем акцентирования, подчеркивания одних событий или отдельных сторон отображаемых явлений и игнорирования других, то есть манипулирования массовым сознанием путем умолчаний.

Фигуры умолчания наших газет - «белые ленточки», «Марш миллионов», политические судебные процессы и политзаключенные, Pussy Riot, «иностранные агенты», не говоря уже о Навальном и о других событиях, взволновавших весь мир и имеющих, на мой взгляд, большое значение для политического и нравственного развития нашей страны.

Стабильность современного политического режима держится на молчании аполитичного большинства, на сокрытии нежелательной для имиджа властей информации, на полуправде СМИ. Как и в советские времена, никто не дает журналистам перечня того, о чем можно писать и о чем нельзя, эта истина всегда постигается опытным путем: они прекрасно улавливают идущие «сверху» сигналы.

- Получается, мы сами приняли эти правила игры, а страдает читатель. Не за него борется издание, не за то, чтобы номер купили, потому что интересный и объективный... А за то, чтобы оплатили публикацию, выгодную заказчику, мнение которого зачастую выдается за «правду», а еще хуже — за позицию редакции...

- Особенность информационного поля Архангельской области в том, что разровняли, расчистили его не органы власти, а сами журналисты с хорошо развитым инстинктом самосохранения или самоцензуры.

Даже издания, формально не зависимые от органов власти, широко практикуют так называемые «договоры об информационном обслуживании», в которых косвенно заложено табу на освещение острых, невыгодных для имиджа власти вопросов. Такие договоры распространены не только в нашем регионе, и суть их не в том, чтобы писать о власти хорошо, а в том, чтобы не рассказать чего-то такого, что может ей не понравиться.

Такие договоры о лояльности искажают, извращают информационную картину мира, создаваемую журналистами. Впрочем, выполняя сервильную функцию (подчиняясь заказчику), журналисты меняют профессию – становятся имиджмейкерами. Доход региональных общественно-политических изданий от «договоров об информационном обслуживании», от «заказных» материалов и скрытой рекламы является основным доходом редакций. Именно договорами на обслуживание власти объясняется появление негласных «черных списков» запретных тем, исчезновение с газетных полос острых критических публикаций, журналистских расследований и разоблачений.

И эта легализация «джинсы», интеграция журналистики и пиара, происходящая во всех регионах страны, не встречает сопротивления журналистского сообщества. Хотя в Союзе журналистов России начали экспертное исследование этой проблемы, и уже сейчас понятно, что работа по таким договорам противоречит не только целям и смыслу журналистики, но и Закону о СМИ, и Кодексу профессиональной этики журналиста.

Если власть, делая вид, что в обществе все спокойно, занимается обычными для нее политическими играми, то пресса, обходя молчанием происходящие в стране события, не выполняет свойственных ей функций информирования, социального ориентирования и формирования системы ценностей. То есть действует непрофессионально.

- Если границы журналистики и пиара так размываются, новое направление подготовки «Реклама и связи с общественностью», которое появилось на кафедре в 2011 году, будет более актуально, чем «журналистика»?

- Каждая уважающая себя фирма по торговле компьютерами, продуктами или идеями должна иметь специалиста по рекламе, который будет двигать эту торговлю. Каждый кандидат в депутаты считает необходимым иметь имиджмейкера, который, как им обоим мечтается, когда-нибудь станет его пресс-секретарем. И всем будет лучше, если создание имиджа товара или человека можно поручить не мальчикам и девочкам с улицы, не прохвостам каким-нибудь, а обученным людям с дипломами бакалавра или магистра.

У журналистики две задачи: отражать жизнь такой, какая она есть, и выражать мнения людей. Из сказанного, я думаю, понятно, что сравнивать актуальность двух направлений подготовки просто невозможно, настолько это разные профессии, разные виды деятельности. И обе они востребованы и нужны. Другое дело, что журналистика в недемократическом обществе превращается в пропаганду. Поэтому пиара у нас сейчас намного больше, чем журналистики. 

- В конце минувшего года кафедра журналистики отметила 15-летие. Много выросло профессионалов из студентов, которых часто упрекают в дерзости и самовлюбленности?

- Недостатков у них гораздо больше – Наталья ЧЕРНОВА в заметке «8 грехов молодых журналистов» в журнале «Журналистика и медиарынок» перечислила их безжалостно. Мы прекрасно видим все эти недочеты, только не хотим принимать «грехи» на свой счет, да и для самих студентов это не вина, а беда - они ведь такими в университет приходят. Недостаточно грамотными, не читающими ни книг, ни газет, безразличными к тому, что происходит в стране и в мире.

Это же «дети ЕГЭ», с которыми приходится на первом курсе разговаривать, как с первоклассниками (даже если у них первоклассные результаты этих самых ЕГЭ), воспитывать в них «с нуля» познавательные потребности, интерес к знаниям, к литературе. Кажется, уже и Путин признал в разговоре с писателями «некоторые перегибы» в реформировании образования? Да что толку – система, на мой взгляд, почти полностью разрушена, и боюсь, что это необратимо.

Я тоже сейчас, наверное, немного перегибаю.  Правда в том, что если пять лет назад в группе было 25% трудных, скажем так, студентов и 75% умных, любознательных, сообразительных, способных, то теперь соотношение изменилось с точностью до наоборот. Ну, хоть четвертая часть радует, думаю, –  и на том спасибо.

К окончанию учебы они, конечно, взрослеют, становятся интереснее, с ними хочется общаться и жалко расставаться. Дипломы пишут серьезные, делают самостоятельные, иногда неожиданные выводы. Например, о том, что действенность журналистских публикаций - это основа выполнения журналистикой функции социального контроля, и зависит она от множества факторов, в том числе и таких:  российским и региональным СМИ не хватает независимости от властных структур, а журналистам  -  знаний и желания доводить дело до конца.

Или, например, о том, что низкий уровень правовой информированности населения и недостаточность освещения в СМИ темы прав человека и деятельности правозащитных организаций негативно влияют на ситуацию с соблюдением прав человека в стране. Только слаженная работа журналистов с правозащитниками могла бы дать хороший результат, а для этого необходимо повышать правовую культуру журналистов, привлекать их к сотрудничеству с общественниками, с одной стороны, и учить правозащитников правильно взаимодействовать со СМИ, представлять потребности аудитории - с другой.

Еще студенты размышляют в своих работах о негативном влиянии телепрограмм, транслирующих насилие. Данная проблема слишком сложна, чтобы можно было ее решить одними указами сверху или запретами, поскольку неоднозначны причины, ее порождающие. В немалой степени здесь играет роль мнение самих зрителей и слушателей, а значит воспитание «потребителей информации»…

- Сразу после создания САФУ на одной из первых пресс-конференций ректор Елена КУДРЯШОВА заявила, что студенты отделения журналистики получат возможность обучаться на самом современном телекоммуникационном оборудовании. Вам теперь может позавидовать любая редакция?

- Самое современное и дорогостоящее оборудование появится у медиацентра университета, но оно, вне всяких сомнений, будет использоваться для обучения и практики наших студентов. Создание телерадиокомплекса, имеющего в штате профессиональных журналистов и технических сотрудников (а руководитель медиацентра «Арктический мост» Анжелика ДОЛИНИНА по совместительству и наш преподаватель), позволит моделировать в учебном процессе полный цикл производства журналистского контента для телевидения, радиовещания и Интернета. 

Конечно, не для всех наших выпускников журналистика становится делом всей жизни. Но мы, преподаватели, обязаны научить их азам профессии, показать границы пропаганды и журналистики в ее классической форме.

Современные реалии заставляют работников пера быть универсальными специалистами — то есть уметь не только грамотно и интересно писать, но и снимать видео, работать с сайтами, а главное — искать интересных героев, поднимать актуальные проблемы, а не превращаться в офисных работников, которые прилежно обрабатывают пресс-релизы и копируют новости.

Выбор в конце концов остается за студентом, и тут важен личный пример: хореографу желательно уметь танцевать, учителю пения – петь, преподавателю журналистских дисциплин – работать в СМИ. Поэтому помимо девяти штатных преподавателей со студентами занимаются известные архангельские журналисты. Это профессионалы, которым небезразлична судьба прессы.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5