ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Сергей Цикалюк: «Кризиса нет, есть возможности»


Беседовала Анастасия СКОГОРЕВА / На правах рекламы | 17.12.2016 01:04:36
 Сергей Цикалюк: «Кризиса нет, есть возможности»

В 2017 году страховая компания ВСК отмечает свой 25-летний юбилей. За счет чего ей удалось не только пережить все возможные кризисы, но и войти в число ведущих игроков рынка страховых услуг? Каковы дальнейшие планы компании и как она планирует достигать тех целей, которые перед ней стоят? На эти и другие вопросы ответил председатель Совета директоров Страхового Дома ВСК Сергей ЦИКАЛЮК.


– Сергей Алексеевич, рынок страховых услуг в России еще молодой и развивающийся. При этом ВСК отмечает уже 25-летний юбилей, а это серьезный срок для частной страховой компании... С какими сложностями вам приходилось сталкиваться в самом начале пути, на какие вызовы приходилось отвечать?

– Начну свой ответ с небольшого лирического отступления. Я довольно часто посещаю отраслевые мероприятия и в последнее время с удовольствием отмечаю, что рынок помолодел с точки зрения кадрового состава – управленцев, экспертов, сотрудников. В наш бизнес приходят перспективные специалисты с проактивной позицией, с боевым настроем, драйвом и новым взглядом на развитие этого рынка. Это хороший тренд. Да и сам наш рынок спустя 24 года после появления первых частных страховых компаний продолжает оставаться развивающимся, перспективным, активным и молодым.

Если говорить о ВСК, то она создавалась в начале 1990-х, когда по мере развития рыночных отношений в нашей стране возникла потребность в самых разных страховых услугах. В ответ на эту потребность на рынке страхования появлялись новые игроки. Кто-то из них специализировался на страховании автотранспорта, кто-то на страховании физических лиц и т.д.

Специализация ВСК, которая тогда называлась Военно-страховая компания, во многом была обусловлена моей предыдущей профессией. Я 16 лет прослужил в Вооруженных силах, поэтому не понаслышке был знаком с теми проблемами, которые возникали из-за отсутствия страхования рисков, связанных с участием людей в боевых действиях. Вы наверняка помните, сколько в начале 1990-х годов было военных конфликтов вдоль границ нашей страны: Приднестровье, Кавказ, Таджикистан.

Тогда мы предложили систему обязательного государственного страхования для военнослужащих и членов их семей. Это была масштабная задача, и я могу с гордостью констатировать, что нам удалось ее решить, а государство по достоинству оценило наши усилия. Подтверждением является благодарность Президента Российской Федерации в адрес компании и государственные награды, которые получили наши коллеги.

– Не ставя под сомнения важность этой задачи, рискну предположить, что это – довольно узкая «ниша». Известно, что на сегодняшний день ваша компания оказывает куда более широкий спектр страховых услуг.

– Совершенно верно. Мы не остановились на достигнутом. Нам удалось создать дифференцированную продуктовую линейку по всем видам страхования и развить разветвленную региональную сеть. Мы занимаемся страхованием и в космической отрасли, и в банковской, и в агропромышленном комплексе. Оказываем услуги страхования автогражданской ответственности, опасных производств, перевозчиков и т.д. Всем этим мы прирастали постепенно, по мере развития и изменения масштабов компании.
Мы часто слышим, как цитируют китайскую поговорку «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Я с этим тезисом не совсем согласен: как раз в эпоху перемен жить хоть и нелегко, но очень интересно. И когда через 25 лет после создания компании отмечаешь ее юбилей, во-первых, удивляешься, как быстро пролетело время, а во-вторых, испытываешь настоящую гордость за то, что мы смогли преодолеть все трудности, не опустили руки и вывели компанию в число системообразующих игроков страхового рынка. С одной стороны, 25 лет – серьезный срок, а с другой – не время останавливаться на достигнутом. Наоборот, это хороший трамплин для движения вперед.

– За 25 лет рынок банковских услуг изменился до неузнаваемости – это касается и технологической его составляющей, и кадрового состава, и корпоративной этики, и многого другого. Произошла ли такая же метаморфоза с рынком страховых услуг?

– Да, за эти годы, безусловно, произошли качественные изменения и самого страхового рынка, и взаимоотношений между компаниями, работающими на нем. Изменились и подходы к обслуживанию клиентов. Каждой из этих тем можно было бы посвятить отдельное интервью.

– Но все-таки наверняка можно выделить то, что из всех изменений является главным.

– На мой взгляд, главное изменение – повышение профессионального уровня страхового сообщества. Конечно, за эти годы случались и неприятные события, когда некоторые страховые компании уходили с рынка, не выполняя своих обязательств перед клиентами. Но их судьба заставляла оставшихся участников рынка вносить коррективы в свою деятельность, бизнес-модели, становиться более ответственными. К сожалению, за 25 лет у нас так и не появился институт, который в достаточной мере отвечал бы за развитие страховой отрасли.

– Есть Центральный банк, который три года назад стал мегарегулятором финансового рынка.

– Да, но я говорю не о надзоре и регулировании, а именно о развитии отрасли. Я отношусь к Эльвире Сахипзадовне (Набиуллина, председатель ЦБ РФ. – Прим. ред.) с большим уважением и хорошо помню, как она, еще будучи министром экономического развития, открывая Петербургский международный экономический форум, говорила о необходимости развития рынка страховой ответственности, о том, что экономика и бизнес в этом нуждаются. Действительно важно, что на таком уровне руководители понимают реальную потребность индустрии, но мы пока не видим интереса и конкретных действий других ведомств, которые должны отвечать за развитие в этом направлении. И лучше всего об этом свидетельствует тот факт, что доля страхования в ВВП страны многие годы не превышает 2%.

– Действительно, лет десять назад озвучивалась точно такая же цифра. Выходит, она за это время не изменилась?

– Глобально нет. Между тем мы видим, что на Западе аналогичный показатель достигает 14%, в Германии страхование является одним из локомотивов развития экономики. Наш рынок, по моему убеждению, созрел для того, чтобы играть такую же роль. У нас есть профессиональные команды, эффективные и динамично развивающиеся компании. К этой категории можно отнести ВСК, Альфа-Страхование, РЕСО, Ингосстрах и другие. Именно такие рыночные игроки будут двигать российское страхование вперед, создавая условия для конкуренции на глобальных рынках.

– Это, с вашей точки зрения, элита страхового рынка?

– Да. Конечно, за последние годы мы увидели бурный рост страховых компаний с участием государства в капитале. На сегодняшний день практически все госбанки имеют своих страховщиков. Нисколько не сомневаюсь в том, что и там работают профессионалы и сформированы прекрасные команды управленцев. Но это все же не рыночные игроки, и по большому счету они не приспособлены к конкурентной среде. Считаю, что в глобальном тренде «локомотивами» российского страхового рынка будут выступать именно рыночные компании.

– Давайте вернемся к тому, о чем вы сказали ранее – к вопросам диверсификации бизнеса ВСК и развития филиальной сети компании. В какой момент пришло понимание, что заниматься только военным страхованием недостаточно?

– Мы изначально знали, что это невозможно. Понимали, что компании для развития нужен рынок и, что особенно важно, нужны территории. Поэтому филиальную сеть мы начали создавать практически сразу: в 1992 году, в год создания компании, появился первый филиал в Ростове-на-Дону, а уже в следующем 1993-м были открыты филиалы еще в 54 субъектах РФ.

– А сколько сейчас филиалов у компании?

– ВСК присутствует на территории всей страны, наша филиальная сеть насчитывает более 400 филиалов и отделений. И я должен сказать, что стратегия регионального развития полностью себя оправдала. У нас не возникло серьезных проблем во время кризиса 2008 года – в первую очередь, потому что филиалы дополняли друг друга. И конечно же, важным преимуществом является сбалансированность портфеля компании во всех регионах. У нас нет ни одного узкоспециализированного филиала.

– Но сейчас как раз на рынке появляются компании с принципиально новой бизнес-моделью. Она предполагает централизацию всех процессов и реализует принцип удаленного взаимодействия с клиентами. Как это сочетается с вашей стратегией развития региональной сети?

– Одно другому не противоречит. Я согласен с тем, что информационные технологии очень важны для поддержания конкурентоспособности компании. Но это – задача, которую мы решаем постоянно, потому что внедрение новых технологий позволяет нам сокращать издержки, повышать качество обслуживания клиентов. Мы видим преимущества новых бизнес-моделей и некоторые полезные для нас компетенции формируем у себя. Высокая технологичность бизнеса способствует и улучшению результатов деятельности компании, и ее развитию.

И все же я глубоко убежден, что личный контакт очень важен при построении диалога с клиентом. Страхование – это тот бизнес, который в первую очередь строится на доверии.

– Если смотреть на бизнес с этой точки зрения, репутация страховщиков все еще оставляет желать лучшего. Как справляетесь?

– Мы максимально прозрачны и открыты для наших клиентов. Я помню, как 15 лет назад в компанию поступило предложение от агентства «Эксперт РА» провести исследование и на основании его результатов присвоить ВСК рейтинг. Тогда я собрал своих коллег и задал им вопрос, должны ли мы принять это предложение. Было приятно услышать в ответ, что это важно и нужно. Таким образом, ВСК стала первой страховой компанией, получившей рейтинг от «Эксперт РА».

– Остальные участники рынка относились к подобным предложениям настороженно?

– В известном смысле, да. Считаю, что публичность – очень важное достоинство ВСК. Уже на протяжении нескольких лет мы работаем с PriceWaterhouseCoopers, которая ежегодно анализирует нашу отчетность с точки зрения ее прозрачности, открытости и соблюдения всех требований регулятора. Мы также сотрудничаем с российской аудиторской компанией «Мариллион». Должен отметить, что между ВСК и этими компаниями не возникает серьезных расхождений в оценках, даже по такому, казалось бы, острому вопросу, как резервирование.

В этом году, несмотря на сложную экономическую ситуацию и высокую конкуренцию, мы получили международный рейтинг агентства Fitch на уровне ВВ-.

– ВСК собирается выходить на внешние рынки капитала?

– Пока нет. Для нас важнее, что благодаря этому мы попали в клуб компаний с международными рейтингами. Это знак качества и возможность осознать, в чем сильные стороны компании, а что необходимо скорректировать в бизнес-модели. Само по себе присвоение рейтинга высокого уровня – это общее достижение коллектива ВСК: акционеров, управленцев и всех сотрудников компании без исключения.

– Вы упомянули кризис 2008 года. Сейчас, по мнению многих экспертов, мы проходим через горнило очередного кризиса. Как, по вашим наблюдениям, переживает его страховая отрасль в целом и ВСК в частности?

– Как известно, кризис не появляется внезапно, он проявляет скрытые конфликты и диспропорции. Ни для кого не секрет, что некоторые наши коллеги по рынку оказались в тяжелом положении не столько потому, что ухудшилась экономическая ситуация в стране, сколько потому, что не выстроили стратегию многолетнего развития. Как можно иначе оценивать тот факт, что у многих компаний отсутствуют резервы по обязательствам? Или что у некоторых игроков наблюдается весомый перекос портфелей в сторону высокорисковых видов страхования? Налицо управленческая близорукость и отсутствие заинтересованности в стабильном развитии. При этом основным мотиватором является получение сиюминутной выгоды. Рынку известны прецеденты, когда такие компании сворачивали свою деятельность и обманывали десятки и сотни тысяч людей.

– Аналогичная ситуация наблюдается в последние два-три года и в банковском секторе.

– Да, и мы видим, что Центральный банк очищает его от таких игроков. Уверен, подобная политика приведет в порядок и страховой рынок, потому что «компании-однодневки» своими действиями наносят ущерб не только себе, но и репутации отрасли в целом.

– Положим, такие компании априори не могли пережить кризис. Но наверняка и для ответственных и устойчивых участников рынка события последних двух-трех лет стали серьезным испытанием на прочность?

– Возможно, я вас удивлю, но как раз для серьезных компаний кризиса нет, а есть возможности для развития. Судите сами – еще недавно в российском страховании было несколько тысяч игроков, сейчас их количество снизилось до двухсот восьмидесяти, при этом активно работают всего два десятка компаний. Как раз между ними и происходит основная конкуренция по самым разным направлениям – в борьбе за клиента, долю рынка, повышение собственной эффективности и сокращение издержек.

– Вы хотите сказать, что любой кризис – это индикатор разумности и сбалансированности управленческих решений, где у менеджмента нет права на ошибку?

– Ошибки совершают все. Вопрос в том, являются они системными или локальными. Кризис действительно показывает, какие компании работают, игнорируя все тактики ведения бизнеса, которым учат в любой бизнес-школе. Некоторые компании, возможно, где-то просчитались, но это исправимо. Поясню на примере ВСК: семь-восемь лет назад комбинированная убыточность у нас была на уровне свыше 100%, на сегодняшний день она значительно снизилась и вошла в положительную зону. Мы осознали, в чем была причина отрицательного результата, разработали дорожную карту по выходу из сложившейся ситуации, стали воплощать новую стратегию в жизнь, и это принесло свои плоды.

– А вас не смущает, что на страховом рынке активно работают всего порядка 20 компаний? Получается, что он является очень концентрированным – даже более концентрированным, чем банковский сектор.

– Концентрация страхового рынка – это не системный сбой, а объективный процесс. Ужесточаются требования к деятельности страховых компаний со стороны Банка России, и я считаю, что принимаемые меры необходимы для здорового функционирования рынка. Важно учитывать, что мы работаем на достаточно сложном рынке.

В свое время большое количество страховых компаний возникло как раз потому, что многим он казался простым. Они были уверены, что смогут эффективно управлять своим бизнесом. Однако большинство совершили ошибку: страхование требует от управленцев высочайшего уровня профессионализма, системного подхода. К сожалению, далеко не все руководители и акционеры смогли продемонстрировать эти качества.

– Раз уж мы упомянули банковскую отрасль, расскажите, в чем вы видите возможности развития и эффект синергии при взаимодействии с финансово-кредитными организациями.

– На протяжении долгих лет ВСК была лидером на рынке банкострахования. В сотрудничестве со Сбербанком мы первыми внедрили программу страхования имущества, передаваемого в залог, программу комплексного страхования имущественных интересов банка как хозяйствующего субъекта. А сегодня это уже общепринятая практика. Многие годы мы занимали ведущие позиции в ипотечном страховании, внедряя новые технологические решения. В настоящее время среди наших партнеров практически все крупные банки страны, включая Сбербанк РФ, Промсвязьбанк, МКБ, БИНБАНК, Газпромбанк, Альфа-Банк. Для нас это сотрудничество является не просто возможностью получать доходы, но и драйвером с точки зрения собственного профессионального роста. Банки как партнеры достаточно требовательны и к качеству оказываемых услуг, и к технологиям, и к региональному покрытию, поскольку мы заключаем партнерские соглашения с организациями, которые обслуживают миллионы клиентов во всех регионах страны.

– Заключительный вопрос – каковы дальнейшие планы ВСК?

– В этом году у нас состоялась сделка с финансовой группой «САФМАР». Считаю, что и для компании, и для российского рынка в целом это событие знаковое. В текущих рыночных условиях активный рост возможен за счет консолидации бизнеса, поэтому было принято решение объединить наши страховые активы. Мы ожидаем и на самом деле уже начали ощущать серьезный синергетический эффект от объединения наших компетенций.

Более того, бизнес семьи Гуцериевых – Шишханова включает самые разноплановые активы – от нефтяной промышленности до банков и пенсионных фондов. Взаимовыгодное сотрудничество с компаниями группы также увеличивает наши возможности с точки зрения капитала и положения ВСК на рынке.

На сегодняшний день мы оцениваем перспективу развития компании как достаточно серьезную. Наша цель очень амбициозна – мы стремимся занять лидирующую позицию на рынке страхования. В первую очередь, за счет повышения профессионализма, развития технологий и продуктов. Да, мы хотим, если так можно сформулировать, «прыгнуть выше головы». Но это для нас не просто мечта, а именно цель, к которой мы идем, совершая конкретные действия и принимая выверенные управленческие решения.

Справка «БК»

vsk_strah.pngСтраховой Дом ВСК работает с 1992 года и является универсальной страховой компанией, предоставляющей услуги физическим и юридическим лицам на всей территории России. Компания стабильно входит в ТОП-10 страховых компаний страны по сборам и занимает лидирующие позиции в основных сегментах страхового рынка – автостраховании и добровольном медицинском страховании (ДМС).

В 2001 году рейтинговым агентством «Эксперт РА» компании, первой среди страховщиков, был присвоен высший национальный рейтинг надежности А++ «Исключительно высокий уровень надежности», который ВСК ежегодно подтверждает вплоть до настоящего времени.

Высокий уровень работы компании дважды отмечен благодарностью Президента России за большой вклад в развитие страхового дела (2002 и 2007 гг.).

ВСК является дважды лауреатом Национального конкурса «Компания года» (2013 и 2015 гг.) в номинации «Страховая компания».






Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5