ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Налоговая ловушка для софта: послесловие


Елена СВЕТЛИЧНАЯ | 29.04.2011 06:27:51

Компания «Норланд» (магазин «Формоза») оспорила решение налоговой инспекции Архангельска о взыскании с фирмы 900 тысяч рублей в виде неуплаченного НДС, штрафов и пени за IV квартал 2009 года. Аналогичное дело рассматривал суд за I квартал 2010 года — компании выписали  иск на 300 тысяч рублей.

 

С 1 января 2008 года Налоговый кодекс освободил от налогообложения реализацию исключительных прав на программы для ЭВМ, но при условии заключения лицензионных договоров. Сделано это было для «облегчения жизни» производителям программного обеспечения и минимизации продвижения на рынке контрафактных продуктов.
Осенью налоговые органы Архангельской области разослали дилерам уведомления, в которых потребовали оплатить НДС по операциям передачи прав на использование программ для ЭВМ на основании сублицензионных договоров.
Основной камень преткновения — так называемые OEM-версии программного обеспечения Microsoft, которые не могут распространяться конечным пользователям отдельно от компьютерной техники. В «Формозе» в соответствии с лицензионными договорами они устанавливались без учета НДС.

Как правило, правообладатели продают собственные программные продукты через сеть торговых посредников (дилеров, дистрибьюторов, агентов). Компания-правообладатель заключает лицензионный договор с дилером, предоставляя ему право распространять программу. Затем дилер реализует ее через сеть других распространителей, заключая с ними сублицензионные договоры. Цепочка до конечного потребителя может быть весьма длинной. При этом практика показывает: все распространители, участвующие в этой длинной линейке, освобождают себя от НДС. Налоговые органы называют эту схему «уходом от налогов» - взаимоотношения между распространителями трактуются как посреднические сделки, которые от НДС не освобождаются.

ИФНС по г. Архангельску пришла к выводу, что поскольку согласно п. 1 ст. 1233 ГК РФ распоряжаться исключительными правами на результат интеллектуальной деятельности может только правообладатель, то организация-посредник имеет право распространять программный продукт, но не имеет прав на его использование другими способами, т.е. не является обладателем тех прав, которые передает по сублицензионному договору. Таким образом, организации-посредники не могут заключать сублицензионные договоры друг с другом и с конечными пользователями и освобождать такие операции от НДС. В подобных ситуациях экземпляры программ должны продаваться по договору поставки и облагаться НДС.

"Норланд» с свою очередь ссылалось на то, что между компанией Microsoft и ООО «Норланд» было заключено лицензионное соглашение об операционных системах Microsoft для настольных компьютеров, согласно которому продавец распространяет предустановленный продукт и предоставляет сублицензию на него конечным пользователям. Никаких ограничений, связанных с передачей права по сублицензионному договору, нет.
Именно само содержание магнитного носителя в виде СD - программное обеспечение, а не сам СD (как вещь) - и есть не что иное, как исключительное право правообладателя (компании Microsoft), и, заключив лицензионное соглашение, правообладатель предоставил лицензиату право на распространение этого программного обеспечения, оставив за собою исключительное право на заключение других подобных лицензионных соглашений с третьими лицами.
Указав лицензиату в лицензионном соглашении право на заключение сублицензионных договоров, правообладатель передал именно неисключительное право на распространение программного обеспечения на магнитном носителе.
Арбитражный суд двух инстанций признал правоту истца — требования ИФНС по г. Архангельску признаны недействительными.

 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5