ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

«Европейская весна» открылась спектаклем о сведении счётов с историей


Ольга ИСТОМИНА. Фото Екатерины Чащиной | 05.04.2019 01:13:25
«Европейская весна» открылась спектаклем о сведении счётов с историей

В Год театра организаторы постарались сделать программу международного фестиваля «Европейская весна» максимально театральной и представить неординарные современные постановки. Подтверждение этому – спектакль «Суд над Джоном Демьянюком. Холокост-кабаре», которым пятнадцатый, юбилейный фестиваль открылся 2 апреля на сцене Дома молодежи.


Спектакль с провокационным названием поставил в Санкт-Петербурге режиссер Илья МОЩИЦКИЙ, известный архангельским зрителям по спектаклю «Вся жизнь впереди» в Молодежном театре. Как и в постановке по роману Эмиля Ажара, где в центре внимания оказывается жизнь арабского мальчика в эмигрантском квартале Парижа, в спектакле о всеобщей трагедии двадцатого века режиссер вновь задает страшные и неудобные вопросы об устройстве человеческого общества.

За основу спектакля, которому трудно подобрать точное жанровое определение, взята одноименная пьеса Джонатана Гарфинкеля о реальном судебном процессе над гражданином США украинского происхождения Иваном Демьянюком. Это судьба человека, затянутого в воронку истории: будучи советским солдатом, он попал в плен, а после окончания войны эмигрировал в Америку как «жертва фашистского режима».

В 70-х годах его обвинили в сотрудничестве с нацистами. И с этого момента был запущен «вечный двигатель» судебной машины, более тридцати лет пытавшейся разобраться, виновен или невиновен один конкретный человек. Действительно ли Демьянюк был одним из самых жестоких надзирателей концлагеря? Суд Мюнхена признал его виновным в пособничестве убийству более чем двадцати тысяч заключенных Собибора, и он умер в ожидании апелляции. Однако судебный приговор не дает ответов на главные вопросы истории и не заменяет решения суда нравственного.

Процесс приобрел театрализованный характер задолго до появления пьесы и спектакля: суд проходил в здании театра, обвиняемого посадили на сцену, а само действие транслировалось по телевидению.

«Этот очень интересный процесс, – считает Илья Мощицкий. – С точки зрения фарса, абсурда и трагедии очень характерный: он стал показательной поркой на весь мир, хотя никто не знает, что на самом деле сделал Демьянюк. Процесс вошел в историю как «судилище-театралище».

В спектакле Ильи Мощицкого «выяснение отношений» с историей происходит через трансляцию текста – местами жуткого, будоражащего, порой абсурдного – разными способами: через пение, выкрикивание, шепот, речитатив. Один за другим актеры набрасывают аргументы «за» и «против», «виновен» или «не виновен», что напоминает современные телешоу.

Факты из жизни Джона Демьянюка словно рассказывают о двух разных людях, живших в параллельных мирах. «Прекрасный сосед», который печет самые лучшие пироги, или «кровавый палач», «убийца ли он, или это просто шоу?» – вопросы сыплются на зрителей, стремясь к точке невозврата.

Музыкальные композиции, напоминающие легкий мюзикл, резко сменяются тяжелым роком, а контраст жесткого и фарсового в спектакле становится его основной чертой.

«В пьесе есть стихи, напоминающие брехтовские зонги, но нет музыки — ее сочинил композитор Дмитрий Саратский, – поясняет Илья Мощицкий. – Автор пьесы Джонатан Гарфинкель совершенно не скрывает, что он фанат Брехта — в ней есть определенная форма, но «жанр» определен как «оксюморон». В словах «халакост-кабаре» – столкновение несочетаемого, так же построен и спектакль – ирония рядом с трагедией. Как сегодняшняя лента новостей в соцсети – самолет упал и... котики».

На протяжении действия происходит состязание стороны обвинения и защиты, а сам «герой» Джон (Иосиф КОШЕЛЕВИЧ) почти все время находится на всеобщем обозрении на авансцене – сидит в инвалидной коляске и темных очках, склонив голову. Он представляется человеком, который не помнит своего прошлого или не хочет вспоминать: старик, который уже вряд ли может ответить за прошедшую жизнь, потому что это было «слишком давно». Но есть ли срок давности у преступления, когда нарушен нравственный закон, и как определить степень вины в нечеловеческих условиях войны – «в тёмную память время канет»?..

В спектакле заняты актеры из разных театров – Иосиф Кошелевич из Александринского, Филипп МОГИЛЬНИЦКИЙ и Андрей КОНДРАТЬЕВ из Малого драматического театра, Анастасия БАЛУЕВА из Нового императорского театра, Анастасия КИПИНА из Театра Эстрады и Алишер УМАРОВ из театра «Зазеркалье». По словам режиссера Ильи Мощицкого, спектакль стал получаться только после того, как сложился этот состав: нужны были актеры, готовые существовать в заданной форме, в непростом и неоднозначном материале. Будучи независимым театральным проектом, для участия в котором актеры каждый раз подстраивают свои графики, в Санкт-Петербурге спектакль играется нечасто, но зато обрел успешную фестивальную историю. Осенью его сыграли на престижном фестивале NET в Москве, а в июне повезут в Финляндию на фестиваль «Black & White».

Спектакль Ильи Мощицкого – действительно смелый и нужный проект, ставящий вопросы, ответы на которые могут определить дальнейшее развитие истории. Должны ли мы сегодня спрашивать у человека из уходящего поколения «что ты на самом деле делал во время войны?», или должны оставить ему право быть «парнем обычным», руки которого теперь пачкаются только в земле своих грядок, даже если помнят совсем другое? Можем ли мы дать прошлому спокойно уйти или мы не должны успокаиваться?

В этих размышлениях вспоминается спектакль Алексея БОРОДИНА «Нюрнберг», поставленный в РАМТе по киносценарию Эбби МАННА. В истории о «суде над судьями» фашистского режима актер Евгений РЕДЬКО создает образ адвоката, который выступает защитником Эрнста Яннинга, приговаривавшего людей к казни, и ратует за восстановление «высшей справедливости», нанизывая одно «смягчающее» обстоятельство на другое и доказывая, что судить надо не отдельно взятую группу людей, но весь народ Германии и других стран. Слова адвоката из того спектакля: «вина Эрнста Яннинга – вина всего человечества, не более того, но и не менее», перекликаются с мыслью из «Суда над Джоном Демьянюком» – «пока мы его не казнили, этот мир можно считать неплохим местом».





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2019 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5