ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Качественное управление или миллиард из бюджета?


Александр ИВАНОВ, эксперт «БК» | 09.11.2019 22:38:45
Качественное управление или миллиард из бюджета?

В начале ноября ИА РБК опубликовало краткий анализ провала федеральной Концепции социально-экономического развития России до 2020 года. Документ был принят правительством в 2008 году. В 2018-м майские указы президента часть целевых показателей перенесли на новые сроки, но и это не изменило результатов. К 2020 году Россия должна была войти в пятерку стран-лидеров по объему ВВП и получить устойчивый рост в 6,4-6,5% в год. К сожалению, мы только шестые и вряд ли скоро обгоним пятую – Германию, поскольку среднегодовой рост ВВП в 2019-2020 годах достигнет только 1,3-1,7%.



Большинство задач не решено. Доходы населения должны были вырасти по сравнению с 2012 годом на 64-72%, но к III кварталу 2019-го они сократились примерно на 5%. Снижение уровня абсолютной бедности населения с 13,4% в 2007 году до 6-7% к 2020-му не состоялось. По итогам II квартала 2019 года этот уровень достиг 12,7%. За чертой бедности в России живут 18,6 миллиона человек. И так практически по всем целевым показателям.

У нашей властной машины накоплен уникальный опыт ухода от ответственности за провалы пафосных планов и намерений. Можно поискать врагов внешних и внутренних, можно без особой публичности поменять цифры и цели, ликвидировать систему отчетов об исполнении, можно принять новый план и «забыть» об имеющемся. Полагаю, что и про эту концепцию промолчат и «забудут».


Доходы населения должны были
вырасти по сравнению с 2012 годом
на 64-72%, но к III кварталу 2019-го
они сократились примерно на 5%.


В прошлом у нас не было опыта долгосрочного стратегического планирования. Пятилетние планы развития народного хозяйства, рожденные еще при Петре Столыпине, перестали исполняться в 70-х годах. Отсюда отсутствие навыков и методов стратегического планирования, нехватка специалистов в этой сфере. 

Нас учили производственному планированию, при котором экономические нормативы и цены, поставки сырья и сбыт устанавливались на десятилетия и были неизменны и стабильны. Мы не знали методик планирования в условиях неопределенности, не применяли сложные виды экономического, финансового, маркетингового, социального, тем более политического анализа и не работали с независимыми экспертами. 

В России до сих пор нет достойной культуры и традиций планирования. Вот и рождаются «долгосрочные программы», «концепции» и «стратегии», авторов которых мы не знаем и ответственность за провалы которых никто не несет. 

Такое примитивное планирование при управлении сложными социально-экономическими процессами порождает массу не только финансовых или экономических проблем, но и проблем в социально-политической сфере. 


В России до сих пор нет достойной
культуры  планирования. Вот и
рождаются «концепции» и «стратегии»,
авторов которых мы не знаем...


Примеров хватает и у нас. Например, проблемы, созданные гибелью целой отрасли народного хозяйства области из-за неграмотного управления ею. Эта отрасль в начале ХХ века обеспечивала жизнедеятельность 4/5 населения Архангельской губернии, в 90-е годы в ней трудилось до четверти населения Архангельской области, а сейчас только 4 тысячи человек. Это наше сельское хозяйство.

Тридцать лет назад экономическая и производственная организация, управление российским сельским хозяйством были везде одинаковы. Аграрии области должны были обеспечить свое население и частично обеспечивали. Чего не хватало, то ввозилось по строгим разнарядкам – фондовым извещением из других мест. Правда, в ограниченных объемах. Рынка не было, все строго фондировалось и распределялось распоряжениями сверху. 

И вдруг Госснаб и Госплан исчезли, исчезло льготное кредитование и регулярное списание долгов. Вместе с Сельхозхимией, Сельхозтехникой, Сельхозмелиорацией исчезли дармовые удобрения, техника и окультуривание земель. В областную торговлю пошли более дешевые продукты из других регионов. Однако северный климат остался прежним, как и надои и урожайность. И отрасль стала исчезать, не выдержав конкуренции с более южными регионами.

Областные власти старались помочь. И субсидии давали, и проценты по кредитам гасили, и дотировали за счет бюджета молоко и продукцию растениеводства. Подкармливали крестьян как могли, но пахотные земли сокращались в разы, поголовье скота снижалось теми же темпами, производство скукоживалось. 

Объем сельскохозяйственной продукции застыл на уровне 2013 года и в прошлом году уменьшился до 12,1 млрд рублей, несмотря на инфляцию и падение курса рубля. Производство сельхозпродукции, за исключением молока, снизилось до 0,1% от общероссийского. И эти показатели «достигаются» при помощи ежегодного бюджетного дотирования отрасли в размере около миллиарда рублей. Возникли и социальные проблемы – работы нет, жить не на что. Сельское население в области за тридцать лет сократилось на две трети. 


Объем сельскохозяйственной
продукции застыл на уровне
 2013 года и в прошлом году
уменьшился до 12,1 млрд рублей.


В России же в целом сельскохозяйственная отрасль расцвела. Уже два года РФ вывозит более 30 млн тонн зерна, став крупнейшим в мире экспортером. Страна полностью обеспечивает себя мясом птицы и свининой. Видимо, через год-два обеспечит и овощами. Об этом говорят растущие показатели в этой сфере. 

Решаются проблемы с дефицитом молока. Только в этом году Россия закупила за рубежом 45 тысяч высокопродуктивных коров. Это хорошо для нас – потребителей. Для сельского хозяйства Архангельской области плохо. Себестоимость молока у нас выше, и если сегодня молочное производство здесь еще работает, то в перспективе рост молочного производства в целом по России, к сожалению, устранит товарное молочное производство на Севере. 

Причем здесь планирование, спросите вы. А притом, что проблема выживания отрасли была понятна еще в начале 90-х и меры по выводу сельскохозяйственного производства области на рентабельный уровень в открытых конкуренции рыночных условиях тогда предлагались. В царской России Север производил только два типа товарной сельскохозяйственной продукции. 

Первый тип называется сегодня «нишевой» продукцией – это молоко, овощи, свежее мясо и яйца для жителей городов и поселений, не имеющих продуктов собственного производства, а также сено и овес для постоялых дворов, где ночевали обозы и коровьи стада, идущие с бычками-«упойниками» в обе столицы. Этот вид деятельности ограничивался расстоянием до потребителя в несколько часов, дабы продукция не потеряла своей свежести, и трафиком обозов. 

Второй тип представлял собой уникальные виды сельскохозяйственного производства, не зависящего от расстояний и климата. Это производство «мраморной» телятины для рынков Петербурга и Москвы, а также коней мезенской породы для санных обозов с рыбой из Архангельска. Кони продавались в конце пути, и их производство было необходимо в значительном количестве.

Областной власти предлагалось целью долгосрочного планирования сделать организацию производства только рентабельной в конкурентных рыночных условиях сельскохозяйственной продукции, в том числе производства свежих продуктов животноводства и растениеводства для жителей областных городов, а также уникальной продукции для трансграничных поставок. К сожалению, предложение не было даже понято… 

Результаты управленческой некомпетентности мы видим двадцать пять лет спустя. Интересно, как долго еще северяне позволят должностным лицам области осваивать науку управления «методом тыка»?





Возврат к списку

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Бизнес-класс ТВ

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2019 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5