ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Резонанс на фоне взрыва: какими могут быть последствия аварии в Двинском заливе?


Людмила СЕЛИВАНОВА. Фото Григория Чухина | 25.08.2019 03:11:26
Резонанс на фоне взрыва: какими могут быть последствия аварии в Двинском заливе?

Нехватка официальной информации о чрезвычайном происшествии на военных испытаниях в Двинской губе породила мрачные домыслы. Запоздалые разъяснения не смогли сдержать цепочку реакций: непроверенные публикации, страх людей, нарушенные планы бизнеса... Что же произошло в воде, в воздухе и на земле? 


Единственной научно обоснованной версии сейчас быть не может, поскольку сообщения официальных источников противоречивы и порой не укладываются в совокупность известных нам фактов, считает кандидат физико-математических наук, научный сотрудник лаборатории эволюционной экологии Института физиологии УРО РАН Александр ЮФРЯКОВ.

Особый РИТЭГ?

По мнению ученого, вероятны две версии аварии на полигоне. Первая максимально учитывает официальные данные, сформулированные Министерством обороны, Росатомом и Росгидрометом. Минобороны утверждало, что взорвался жидкостный реактивный двигатель, работающий на химическом топливе. Росатом сообщал, что в составе двигателя имелись элементы питания, которые работают на радиоизотопах.

Радиоактивные источники питания имеют малую мощность, но работают долго. Радиоизотопные термоэлектрические генераторы – РИТЭГи – применяют там, где нужна автономия. Например, они использовались на Северном морском пути еще во времена Советского Союза, питали навигационное оборудование – маяки и сигнальные огни. Причем РИТЭГи находились там десятилетиями, а когда срок работы исчерпывался, их убирали обычные сотрудники архангельской гидробазы.

По официальной версии выходит, что в Двинской губе взорвался именно такой РИТЭГ. «Тогда загрязнение маленькое. Это успокаивает, вот только противоречий много. РИТЭГ – хорошо отработанная, надежная батарейка, и эксцессов с ней никогда не случалось. Для обслуживания этого стандартного устройства достаточно одного-двух специалистов. А мы знаем, что погибли пять ученых-атомщиков, трое находятся в больнице. Спрашивается, что делала такая бригада ученых на объекте, если там стоял обычный источник питания, который применятся еще с 1960-х годов?» – задается вопросом Александр Юфряков.

Еще один повод для сомнений в этой версии: врачей, оказавших помощь раненым, направили в Москву для обследования. Это говорит о том, что пострадавшие получили высокую дозу радиации и могли поразить излучением других. Но РИТЭГ, по утверждению ученого, не мог вызвать такое поражение.

И наконец: Росгидромет сообщил, что выброшенное облако представляло собой радиоактивные инертные газы, «пролетело» и рассеялось без последствий. «Это могло быть, – поясняет Александр Юфряков. – Но не в случае с РИТЕГом. Нет в нем такого количества этих газов, чтобы образовать облако, поднявшее гамма-фон в 20 раз в окрестностях Северодвинска, за 30 км от взрыва. Хотя, может, конечно, это был какой-то особый РИТЭГ».

Вторая версия кажется более вероятной и менее противоречивой: взорвался двигатель, который имел в составе действующий ядерный реактор. «Это объясняет и присутствие атомщиков, и такое количество инертных газов при взрыве. Был ли это ядерный или тепловой взрыв реактора, либо взорвалась химическая часть двигателя – достоверно неизвестно. Но в любом случае радиоактивные изотопы выброшены. По второй версии их больше и радиация на месте выше. И, соответственно, последствия хуже», – говорит ученый. Но именно этот пессимистичный вариант и объясняет все вещи, которые необъяснимы с позиции официальной.

«Взрыв разрушил активный ядерный реактор. Поднялся столб пара, содержащий опасные радиоактивные элементы. Западный ветер отнес это облако к Северодвинску, где зафиксировали скачок гамма-радиации. Если облако поднялось на километр, тогда оно точно дошло и до Архангельска. Затем повернуло на юг – на Плесецк и Каргополь», – продолжает Александр Юфряков.

Росгидромет отметил слабое загрязнение воздуха бета-активными элементами в Северодвинске и Архангельске. Бета-частицы – это электроны, испускаемые при радиоактивном распаде изотопов. Ученый подчеркивает, что на земле загрязнение было минимальным. «Чтобы никого не пугать, скажу сразу: взрыв был небольшим. Взорвалось компактное ядерное устройство, по габаритам примерно умещающееся в цилиндр диаметром полтора метра и высотой два метра. Это не Чернобыль», – добавляет он.

Росгидромет утверждает, что облако от взрыва рассеялось без особого вреда. Тем не менее, по мнению Александра Юфрякова, необходимо отследить весь путь облака и участки земли, где прошел дождь: «Есть риск, что локально возникнут зараженные пятна. Они не убийственные, но представляют собой зону риска, а там пасется скот, растут грибы, ягоды. Если длительно посещать эти зоны, процент риска получить онкозаболевание увеличивается. Подчеркну, речь идет о слабых уровнях фона: взорвалось маленькое устройство, оно не может загрязнить всю местность. Ответственное государство должно изучить след облака и проинформировать: тут безопасно, пользуйтесь, пожалуйста. Или при наличии повышенного фона в каких-то местах сообщить об этом людям. Влияние малых доз радиации на организм человека недостаточно исследовано, а их опасное воздействие растянуто по времени».

Опасность таится в море

Итак, что касается воздуха, уровень фона низок, и последствия могут быть отсроченными. Но взрыв произошел на море. Это значит, что большая часть радиоактивных изотопов осталась в воде. Крупные куски утонули и продолжают фонить, а мелкие дисперсные фракции разносятся течением.

«Опасность таится в море – вокруг эпицентра взрыва. Фон на побережье может плавно повышаться по мере разноса радиоактивных изотопов в воде. Она, конечно, хорошо их «гасит», разбавляет, и обстановка потихоньку будет нормализоваться. Но до ее выяснения я бы воздержался от употребления местных морепродуктов. Это беломорская селедка, камбала, навага, корюшка. Треска добывается в других местах. Все же надо бы организовать радиационный контроль, чтобы улавливалась даже малая доза. Если рыба чистая, можно и на рынок пускать», – считает Александр Юфряков.

Пожалуй, промышленное рыболовство и туризм оказались самыми уязвимыми сегментами. «БК» поинтересовался, как отразился инцидент на рыболовецких колхозах и работе Архангельского тралового флота. В мезенском «Севере» сообщили, что ловят рыбу в Норвежском море. АТФ также за свою продукцию спокоен: основной промысел сосредоточен в Баренцевом и Норвежском морях.

Председатель СПК РК «Освобождение» Сергей ТУЧИН говорит, что неудачные испытания военных прибавили рыболовам сложностей. «Какой в действительности нанесен ущерб – нам никто не говорит. Треску и пикшу мы вылавливаем в Баренцевом и Норвежском морях, а в Белом – семгу и горбушу. Но хочу успокоить людей: весь улов проходит тщательный вторичный контроль Россельхознадзора и ветеринарной службы. Опасных случаев зарегистрировано не было, и, надеемся, эта волна нас минует. Пока же все выливается в большие дополнительные затраты на анализы и хранение продукции», – рассказывает Сергей Тучин.

Еще один продукт водного мира – водоросли. Плантации водорослевого комбината (который давать комментарии отказался) находятся в Онежском заливе, на приличном расстоянии от места взрыва. «Если опасные вещества туда и дойдут, то не сразу, и это будет низкий фон, – считает Александр Юфряков. – Риск в том, что водоросли, как и грибы, абсорбируют радиоактивный цезий-137 и со временем могут накопить определенный уровень заражения. Думаю, за этим тоже нужно следить».

«Не выстрелило»…

Серьезные испытания выпали и на долю многострадального туристического бизнеса в Архангельске. Сначала срыв проектов на Соловках, а теперь – отказы туристов от путешествий по городу.

Член рабочей группы по развитию автомототуризма в РФ при Федеральном агентстве по туризму, председатель Ассоциации автомобилистов Архангельской области Алексей НЕСТЕРЕНКО сетует, что результатом ажиотажа стала отмена проекта, на который возлагались огромные надежды.

«Я вхожу в рабочие группы по развитию автотуризма в РФ, разработавшие пять пилотных маршрутов, один из которых пролегает в Архангельской области. Этой темой мы занимались больше года, начались подвижки, наши коллеги привели первый караван: 48 немецких туристов в двадцати автомобилях-домах на колесах. Но произошло это событие в Нёноксе. СМИ, в том числе европейские, раздули масштабы и последствия взрыва, пошла непроверенная информация, противоречивые комментарии... Получалось, что здесь второй Чернобыль. Туристы ехать отказались. Добрались до Каргополя, развернулись и отправились в Вологду. Один из них все же побывал в Архангельске и рассказал, что его соотечественники привыкли верить своим СМИ... Другой важный момент, сыгравший печальную роль, – молчание наших органов власти», – полагает Алексей Нестеренко.

Архангельская региональная туристская ассоциация (АРТА) направила письмо в Ростуризм с просьбой дать официальные разъяснения российским и зарубежным туроператорам о безопасности обстановки в нашей области. Для гостей поморского края нет поводов для беспокойства и отмене поездок, уверены в АРТА.

«Мы сами все проверили с дозиметрами: нет повышения радиационного фона ни в Онеге, ни на Соловках, ни в Архангельске, – подчеркивает Алексей Нестеренко. – Проект с немецкими путешественниками должен был «выстрелить», дать хороший толчок для развития этого вида туризма. Но из-за случившегося придется начинать снова. Пока есть договоренность с коллегами из Германии о приезде группы в феврале. При условии, что будут даны официальные разъяснения».

По мнению ученого Александра Юфрякова, туристам на нашей земле бояться нечего: «Если хотят познакомиться с культурным наследием, этому ничто не мешает. «Фоновый» риск за время краткосрочного тура не больше, чем во время полета на самолете. Можно совершенно спокойно приглашать гостей, и, думаю, большинство специалистов это подтвердят».





Возврат к списку

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Бизнес-класс ТВ

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2019 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5