ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
Новострой29

Ольга Грымова: В дизайнерских тканях заложена потрясающая энергетика


Роман СИДОРОВ | 10.05.2009 09:00:00

Кризис – это отличное время с необычайными возможностями для роста и развития. На фоне стагнации и банкротства таких гигантов luxury-индустрии как - Escada, Valentino, Gianfranco Ferre, ухода с российского рынка флагманов мировой моды - Vivienne Westwood, Alexander McQueen и многих других, впору оживиться отечественным игрокам и занять освободившиеся ниши. Этот же принцип может и должен сработать в регионах, например у нас. А сработает ли? Захотят ли бизнесмены вложить деньги в молодых российских и провинциальных дизайнеров, создать свои марки, раскрутить их? Будут ли люди покупать эти вещи?

В последние годы в России некоторые байеры и профессионалы модной индустрии наблюдают интересную тенденцию, которая пока четко оформилась лишь в крупных городах – люди, не чуждые стиля и моды, все больше внимания обращают на эксклюзивные вещи, даже если они созданы малоизвестным дизайнером.

Шелковая распутица

«Одежду таких популярных марок как Dolce&Gabbana, Gucci, Prada можно купить почти в любом городе-миллионнике - Москве, Петербурге, Новосибирске. Если необходимой модели или размера не нашлось в России, можно поехать и выбрать нужное в Милане, Париже, Нью-Йорке, потому что это поточное производство, – рассказывает экс-продюсер Ural Fashion week Сергей ДУШИН. - А покупатели, которые могут позволить себе такую возможность - люди довольно щепетильные в вопросах стиля и собственной индивидуальности. Им будет неприятно на какой-нибудь светской вечеринке встретить человека в точно таком же платье или костюме. Поэтому все большую роль играют небольшие местные бренды, которые создают одежду минимальными тиражами, а то и штучными экземплярами. Это гарантия стопроцентного эксклюзива при значительно более низкой цене без существенных потерь в качестве».

Руководствуясь примерно такими же мыслями, несколько инвесторов в Екатеринбурге стали поддерживать местных дизайнеров и учредили локальные бренды, которые постепенно выходят за пределы уральского региона и открывают пусть не бутики, но корнеры в Москве. Например, это молодая марка Anton Ilyenkov Design и бренд концептуальной одежды Alibi, который объединяет творческие силы сразу трех дизайнеров (наш бутик Alibi в «Полярном», несмотря на идентичность логотипа, к этой марке никакого отношения не имел).

Но это город-миллионник, у нас пока ничего подобного нет и в помине. Однако радует, что здесь трудятся самоотверженные люди, которые создают авторские коллекции одежды и успешно существуют на узеньком, или как бы сказали химики, - следовом сегменте рынка эксклюзивной одежды. И естественно, их работа была бы невозможной без регулярных поставок оригинальных тканей и фурнитуры, чем успешно занимается владелица одного из архангельских бутиков Ольга ГРЫМОВА (на снимке).

Fashion-парадокс

Своей работой она создает оригинальное противоречие - известно, что ни в Архангельске, ни в Северодвинске, ни в Новодвинске нельзя купить ни одной фирменной вещи бренда премиум-класса так, чтобы она отвечала текущей коллекции марки. Зато есть ткани. И выбор их поражает fashionistas.

Оригинальные шелка Pucci работы «принца британской моды» Мэтью Уильямсона, атласы Cacharel, плащевки Escada и Hugo Boss, трикотажи Missoni и Galliano - список сладких уху названий можно продолжать бесконечно. Столь богатый ассортимент привлекает и профессиональных дизайнеров, и любителей сшить что-нибудь оригинальное, и просто ценителей интересного кроя и яркой индивидуальности.

«Наши клиенты, естественно, люди с определенным достатком - политики, банковские служащие, бизнесмены. Много врачей, педагогов высшей школы - представителей интеллигенции, - говорит Ольга Грымова. - Приходят люди с творческим потенциалом, потребностью в самовыражении - индивидуалисты: со своим Я, своим видением стиля и желанием быть «не как все». И уровень дохода тут играет не первую роль. Среди наших покупателей есть и студенты, и школьники, и даже пенсионеры - сейчас сшить зачастую стоит дешевле, чем купить готовое».

Добровольная ограниченность

Свой бизнес в сфере предметов и аксессуаров класса luxe Ольга Грымова строит почти 15 лет, ей как никому другому известны все трудности и подводные камни работы в небольшом и по сути своей провинциальном городе. Одно дело отобрать ткани, привезти их сюда и продать, но совсем другое - нести за свой товар полную ответственность, вплоть до готового изделия. Продавать ткани и фурнитуру высокого класса и не зависеть от людей, кто с ними работает, невозможно.

«За период работы бутика, у нас сложились деловые и дружеские отношения со многими мастерами - людьми творческими, которые помимо профессиональных умений вкладывают душу в свое дело, не боятся работать с новинками, смело экспериментируют, - рассказывает Ольга Павловна. - Производители тканей не стоят на месте: развиваются технологии, дизайнеры пробуют различные сочетания волокон, красители, поэтому каждая именная ткань индивидуальна, и чем она дороже, тем более бережного отношения к себе она требует. К сожалению, не все мастера понимают это, не у всех достаточно опыта обращения с такими материалами. Они часто обрабатывают их по старинке, а в результате «виноватыми» оказываются либо ткань, либо фигура. С удивлением я сталкиваюсь с плохим знанием современного материаловедения у некоторых исполнителей».

Самообразование никто не отменял, и если портной чувствует пробелы в знаниях, не умеет обращаться с современными тканями, то он будет посещать мастер-классы, читать специализированную литературу и справочники, учиться избегать досадных ошибок. Однако нельзя забывать и о тех, кто живет в состоянии добровольной ограниченности. Посредственность - это сознательный выбор, в котором, по мнению поэта и философа, почетного доктора богословия Европейского гуманитарного университета Ольги Седаковой, таится социальная опасность. Нередко от просчетов такого «всезнающего» и «добровольно серого» портного страдает вся система модной индустрии - производитель и поставщик тканей, ателье, клиент.

Норма реакции

В любых цивилизованных городах продавец за свой товар отвечает только перед покупателем и при продаже подробно инструктирует его по особенностям и правилам обращения с продуктом. Здесь же, применительно к тканям и фурнитуре, продавец должен рассказывать о тонкостях обработки и стирки, ухода за ними - не только клиенту, но и портному, чтобы избежать неприятных для всех последствий. Все это прекрасно понимает Ольга Грымова и всегда идет навстречу тем, кто заинтересован в профессиональной работе и постоянной клиентуре.

«Естественно, при продаже мы даем подробные консультации о свойствах ткани, о том, как за ней ухаживать, но покупатель должен знать, что мастер после сдачи изделия заказчику обязан в квитанции указать все условия обращения с готовой вещью, и это не чья-то прихоть, а юридическая норма (ГОСТ Р 51306-99, п. 5.5).

Дело в том, что портной при пошиве может так дополнительно обработать ткань, что она изменит свойства, а следовательно, поменяются и особенности ухода за готовой вещью, - объясняет Ольга Грымова. - Я всегда готова оказать любую консультационную помощь преподавателям местных техникумов, студентам, могу предоставить образцы новых тканей, чтобы они могли изучать их свойства, их «поведение» при различных видах обработки».

Нельзя забывать и о таком жизненно необходимом для любого бизнеса явлении как конкуренция, лишь бы она принимала цивилизованные формы.  «Я за здоровую конкуренцию, которая не дает расслабиться, держит в тонусе. Мы стараемся идти своим путем, сохранять свое лицо, многим это импонирует, но раздражает тех, кто предпочитает путь наименьшего сопротивления», - говорит Ольга Грымова.

«Стратегию наименьшего сопротивления» можно описать рамками модели добровольной ограниченности, когда обществу проще отторгнуть то, что идет вразрез с принятой схемой, чем принять и изменить свое отношение к «девиации». Например, взамен поиска новых рынков сбыта, расширения ассортимента и улучшения сервиса гораздо удобнее и проще выживать тех, кто выбивается из стандарта и тем самым привлекает к себе внимание. Но это проблема не только отдельно взятого бутика и предпринимателя, это общая беда большей части российского бизнеса.

Помимо специфических особенностей и трудностей продажи товаров премиум-класса - частой неосведомленности покупателей о брендах и тенденциях, недостаточно высокого уровеня подготовки портных и закройщиков - можно добавить и болезненные для всего малого и среднего бизнеса проблемы - высокие арендные ставки, сложности финансовой отчетности и многие-многие другие.

Философия успеха

«Я люблю дело, которым занимаюсь. В дизайнерских тканях заложена потрясающая энергетика, ведь они созданы с любовью. Их пестовали, наделяли индивидуальностью, и я благодарна тем покупателям, которые могут оценить эту красоту вместе со мной. Всегда с восторгом смотрю на те изделия, которые создаются творческими усилиями клиентов и мастеров. Ради таких эмоций можно и нужно работать без оглядки на кризис», - делится источником вдохновения ценитель дизайнерской эстетики в четвертом поколении Ольга Грымова.

Вот и получается, что «скромный продавец тканей» в Архангельске - это больше, чем просто продавец. Он еще и менеджер, и специалист по PR, и консультант по материаловедению, стилю, моде. От его трудов зависит успех целой системы маленькой индустрии моды в отдельно взятом городке.

Фото Алексея Липницкого.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5