ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Резонанс: Последнее слово Олега Кодолы


Артём БОТЫГИН. Фото автора | 13.02.2017 18:56:12
Резонанс: Последнее слово Олега Кодолы

Мировой судья судебного участка №2 Приморского судебного района Архангельской области 13 февраля признал виновным предпринимателя, гида и блогера Олега КОДОЛУ, который обвинялся в нарушении неприкосновенности частной жизни. Подсудимому назначен штраф в размере 80 тысяч рублей, также он обязан компенсировать моральный ущерб двум истцам в размере 20 тысяч рублей каждому.


Как ранее сообщал «БК», Олег Кодола опубликовал в Интернете видео, где директор муниципального предприятия Михаил МАГИД и на тот момент представитель агентства и дирекции по развитию Соловецкого архипелага Евгений ТЮТЮКОВ (а ныне глава муниципального образования «Соловецкое») пьют пиво в бане и, используя ненормативную лексику, обсуждают планы на будущее.

Михаил Магид и Евгений Тютюков уверены, что Кодола осознавал, что они являются известными лицами на Соловках, и распространение данной информации «дискредитировало их в глазах общественности, подорвало авторитет и деловую репутацию, умалило честь и доброе имя», говорится в обвинительном заключении.

Сам же Олег Кодола считает, что во время задокументированной беседы Магид и Тютюков договаривались о захвате и монополизации туристического бизнеса на Соловках, что, по мнению предпринимателя, представляет общественный интерес, а значит он имел право публиковать видеозапись.

Тем не менее, суд исследовал, но не учел при вынесении приговора содержательную часть беседы Магида и Тютюкова, так как предметом их претензий был именно тот факт, что истцы на кадрах с видеокамеры были изображены в бане частично в обнаженном виде, употребляющими алкоголь и использующими ненормативную лексику.

Готовясь к последнему слову в суде, Олег Кодола отметил, что совершенно спокоен и относится к процессу с иронией. Видимо, осознавая, что его последнее слово мало что сможет изменить, речь Олега Кодолы получилась в большей степени сатирической, чем оправдательной.

Обвинительный приговор Олег Кодола и его адвокат планируют обжаловать, параллельно с этим готовя документы в Европейский суд по правам человека.

Последнее слово Олега Кодолы:

— Естественно, что я не признаю свою вину по заявлению истцов, поскольку не считаю, что распространил сведения, составляющие их личную тайну. Личной тайной они хотят объявить изображение двух публичных личностей, одетых по-банному, которые ведут деловую беседу, перемежая ее пивом и матерщиной.

Во-первых, я бы хотел подчеркнуть, что образ мужчины, завернутого в банное полотенце, стал неотъемлемой частью русской культуры со времен фильма «Ирония судьбы, или с лёгким паром!» и особенно укрепился в сознании россиян после «Особенностей национальной охоты». Вряд ли одно из самых распространённых одеяний россиянина можно связать с «личной тайной», если только в орнаменте полотенец не была использована тайная родовая вышивка племени чиновников.

Во-вторых, распитие напитков, а в особенности пива пенного, также является неотъемлемой частью русской культуры: выражение киевского князя Владимира Крестителя «веселие на Руси есть пити, не можем без того быти» благодатно легко на нашу почву, и сегодня людей, пьющих пиво, можно встретить не только в барах и банях, но и на дорогах или в собственном подъезде. Вряд ли демонстрация столь распространенной в культуре традиции может являться поводом для обвинения.

Во-третьих, мне ставится в вину наличие мата в ролике, как одна из составляющих личной тайны. Этот момент я тоже хотел бы пояснить. Посмотрев ролик впервые, я, как почитатель академического издания «Большой словарь мата» Плуцера-Сарно, был удивлён, насколько скудна обсценная лексика участников банного разговора. Не углубляясь в филологические изыскания очевидно, что граждане Магид и Тютюков используют ее исключительно в роли союзов и восклицаний - на уровне учеников начальной школы. Вряд ли набор из однообразных повторений, доступный каждому школьнику, может быть признан личной тайной. Скорее, личной тайной надо было объявлять профессиональный уровень людей, использующих столь примитивный вокабуляр. И здесь у суда были бы большие перспективы.

В-четвертых, апелляция к мату, как к части аудиозаписи видеоролика и одновременное отрицание важности содержания этой же аудиозаписи, заставляют меня просить уважаемый суд вообще не рассматривать претензию в части мата, либо, всё же, учитывать, что мат - есть неотъемлемая часть видеоролика, распространение которого вменяется мне в вину.

Напомню, что в ролике граждане Магид и Тютюков ведут разговор обо мне лично (упоминается моя фамилия). Для меня этот ролик не мог являться тайной граждан, поскольку я стал невольным участником происходящего, как объект заговора. В разговоре чиновники планируют осуществить давление на МОЙ бизнес, а также бизнес МОИХ партнёров. Учитывая, что Магид и Тютюков на тот момент занимали должности директора муниципального предприятия и государственного служащего, их сговор уже с момента просмотра и до момента его публикации причинил мне невыносимые моральные и психологические страдания, поскольку ощущался мной в течение всего года как возможная угроза. Тем не менее, косвенным доказательством моего твердого ума, здравой памяти и отсутствия злых умыслов по отношению к заявителям, является мое молчание об их незаконных планах в течение целого года. Я МОГ опубликовать, но не опубликовал этот видеоролик, так как изображение граждан Магида и Тютюкова в полотенцах и факт употребления ими скудного запаса мата под пиво – факт ничем не примечательный, не интересующий меня и моих читателей. Целый год до публикации ролика, я, как и большая часть российского народа, боялся, но верил в светлое будущее и наличие здравого смысла у истцов. Оказалось – зря.

Через год после сговора в бане, истец Магид исполнил задуманное и перекрыл доступ к береговой линии. Действия Магида, на мой взгляд, были прямым следствием «банного» сговора и стали представлять реальную угрозу моей деятельности, а также деятельности моих партнёров. Мои гражданские чувства были оскорблены очевидным нарушением конституционных прав граждан (свобода перемещения по береговой линии) и использованием административного ресурса для организации давления на социальные группы «предпринимателей» и «судовладельцев» в личных целях. В ролике директор-муниципал Магид говорит о нескольких «своих бизнесах» и рейдерском захвате туристического пассажирского потока, а государственный служащий Тютюков благосклонно поддакивает, фактически санкционируя незаконную деятельность.

Бесстыдность происходящего повлияла на мое решение опубликовать видео. В своей оценке видеоролика я опирался на ст.10 ГК РФ, которая не допускает «действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу», а в ролике Магид и Тютюков, являясь представителями власти, сговаривались причинить вред именно моему лицу и моим партнёрам. Руководствуясь гражданским долгом и статьями 152-1 и 152-2 Гражданского кодекса Российской Федерации, допускающей использование изображения гражданина без его согласия «в государственных, общественных или иных публичных интересах» я опубликовал ролик о сговоре в бане.

Учитывая, что в ходе процесса истцы не раз признавали свой публичный статус и занимаемые должности; что своим заявлением в суд они фактически подтвердили подлинность сговора и, на мой взгляд, полное отсутствие совести; а прокуратура своим представлением подтвердила факт нарушения прав «группы лиц» в результате их действий, надеюсь, что суд во всем разберется и оправдает меня.

На мой взгляд, ситуация не стоит выеденного яйца: два чиновника, сговорившись между собой и (возможно) с другими муниципальными органами, совершили незаконный захват федеральной собственности (прибрежной линии) с целью препятствия законному предпринимательству и организации незаконного предпринимательства. Когда их вывели на чистую воду, они стали прикрываться юридическими уловками, как листком от известного дерева.

Несомненно, я не являюсь профессионалом в юриспруденции и законодательстве, но, как обычный гражданин, столкнувшийся с несправедливым обвинением, выяснил, что понятие «личная тайна» в российском законодательстве точно не определено, широко и противоречиво трактуется. Тем больше поводов у уважаемого суда использовать дух Закона, потому что закон – не банное полотенце, им нельзя просто подтирать свои грязные следы. Я надеюсь на справедливое решение уважаемого суда, и приму любое из них, но вину свою не признаю.





Возврат к списку

0
евро-помор
Надо обращаться напрямую к губернатору, чтобы убрал проколовшихся чиновников
Имя Цитировать 0
0
Михаил Первухин
Эх, баня!
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5