ИЛИМ-ПАЛП_2020
Макси

Госзаказ тянет на дно: подрядчик по контракту с «Росморпортом» теряет миллионы


Елена Светличная. Фото: Алексей Липницкий | 24.04.2015 04:34:09

altУбытки Архангельской судостроительной компании после контракта с «Росморпортом» могут превысить 16 млн рублей. Поверив обещаниям чиновников, подрядчик взял дорогой кредит на проектирование и строительство нового судна, но теперь заказчик отказывается от своих обязательств и даже грозит взыскать неустойку. Нужно ли уточнять, что для молодого производства это почти катастрофа?


Владелец ООО «Северная судостроительная корпорация» (ССК) Игорь НОРКО и сам удивляется, как понадеялся исключительно на добропорядочность представителей ФГУП «Росморпорт». Ведь о работе чиновников Игорь Евгеньевич знает не понаслышке: при губернаторе Николае КИСЕЛЁВЕ он был первым заместителем главы региона по инфраструктурному развитию, а затем – первым вице-губернатором НАО. Тем не менее его история с госзакупками – нравоучительный пример для других. Помогать государству, даже если очень хочется, не стоит. И уж тем более – верить чиновникам на слово…

Всё по-честному

ССК занимается производством лодок и катеров под брендом Barents в Архангельске. За несколько лет компания разработала и внедрила в серийное производство более полутора десятков моделей судов, многие из которых в России никто не строит.

«В мае наше предприятие отметит пятилетие. Вот только пока не знаю, будет ли эта дата праздничной или, как говорят, со слезами на глазах», - отмечает Игорь Норко.

В декабре 2013 года Северная судостроительная корпорация выиграла конкурс на строительство маломерного судна для подразделения Архангельского филиала «Росморпорта» в Онеге. И хотя такой критерий, как стоимость работ, при рассмотрении заявок оценивался в 50%, ССК отдали предпочтение не только по этому показателю (компания предложила цену 11 млн рублей). Наибольшие баллы ССК набрала и по таким позициям, как срок гарантии, качественные характеристики судна и квалификация фирмы.

Однако заключать контракт с победителем «Росморпорт» не спешил. «По сути, произошло это спустя четыре месяца, когда цены на материалы существенно изменились», - поясняет Игорь Норко. Очевидно, что это объяснение к делу не пришьешь. Тем более, по хитрому условию конкурсной документации, контракт подписывается спустя 20 дней «после согласования сделки в Федеральном агентстве морского и речного транспорта». Вкупе с ошибками в техзадании эти нюансы оказались «смертельными» для подрядчика.

Трое в лодке…

Противоречия в техзадании компания выявила сразу: вместо класса судна «М-ПР 2,5» («море-прибрежка»), разрешенного для эксплуатации в Онежском заливе, заказчик написал «ММС 1,2» (маломерное судно) с длиной корпуса до 20 м.

Соответствующие письма с указанием ошибок в техзадании и причин изменения проекта были направлены Северным филиалом Российского речного регистра, который выступил проектировщиком катера.

«Но в «Росморпорте» нас попросили не поднимать этот вопрос, чтобы не пришлось отменять конкурс и проводить новый, ведь это повлияло бы на сроки сдачи судна. Мы пошли навстречу, считая, что сможем построить то, что нужно для эксплуатации в Онежской губе, а не то, что с грубыми ошибками описано в техзадании, - вспоминает Игорь Норко. - Но и здесь заказчик отличился – четыре месяца по своим внутренним загадочным причинам не мог подписать договор. Когда мы поставили вопрос, что цены за это время изменились, нам обещали компенсировать расходы. В то время, как вы помните, началось падение рубля и цены взлетели вверх. И снова мы обратились к заказчику, и вновь нам обещали, что стоимость будет увеличена, сроки выполнения контракта пересмотрены... Главное - не останавливать строительство катера».

В результате стоимость судна возросла почти на 6 млн рублей: по причине роста цен и изменения класса судна. При этом, как утверждает директор Северной судостроительной корпорации, от «Росморпорта» возражений на смету дополнительных расходов не последовало. Соответственно общая стоимость контракта составила бы примерно 17 млн рублей. К слову сказать, другая известная в Архангельске судостроительная компания – ГК «Оптимист» - строительство такого катера оценила примерно в 25 млн рублей.

Убытки в цифрах

На данный момент в судостроительной компании затраты на строительство катера оценивают в 14 млн рублей, включая перечисленный заказчиком аванс в размере 3,3 млн. Учитывая кредит, который пришлось взять в банке под значительные проценты, а также возможные «санкции» со стороны «Росморпорта» (оплата неустойки и возврат предоплаты), чистый минус для ССК может превысить 16 млн рублей. Угроза реальная: в марте «Росморпорт» уведомил компанию о намерении расторгнуть с ней договор из-за несоблюдения сроков договора.?? 

«Для нас это как банкротство. Поверив обещаниям заказчика, я взял кредит на строительство в непростое время — когда заемные деньги были самыми дорогими», - говорит Игорь Евгеньевич.

Слов к делу не пришьёшь

На вопрос, как бы повел себя в аналогичной ситуации теперь, директор ССК отвечает, что от контракта в любом случае не отказался бы, но все замечания к документации заказчика направил бы официально с указаниями грубых ошибок в техническом задании и более высокой цены. Но для судостроителей это был первый конкурс «Росморпорта», и они, не очень понимая, что это за «контора», не хотели показаться слишком умными и капризными подрядчиками. Поверили обещаниям руководителя Архангельского филиала Николая ПРАВИЛОВА…?? 

Не помогло и обращение в Федеральное агентство морского и речного транспорта. В ответ на просьбу зам. губернатора Архангельской области Алексея АЛСУФЬЕВА рассмотреть вопрос о достройке катера, и. о. руководителя агентства подписал письмо, в котором подтвердил позицию о необходимости завершения строительства с обоснованием корректировки цены.

«Но и это решение для заказчика не аргумент. У него свое понимание ситуации, отличное от мнения президента нашей страны и решения федерального агентства. Ведь мы же малое предприятие, и с нами можно не считаться. Мало ли что там президент России говорит про поддержку малого бизнеса в производственной сфере! Чиновникам это выполнять не обязательно... В результате у ФГУП «Росморпорт» нет лоцманского катера, а у нас - убытки, простой и сокращение высококвалифицированных судостроителей», - говорит Игорь Норко.

В «Росморпорте» комментировать свои дальнейшие действия отказались: на письменный запрос редакции СМИ ответ из пресс-центра так и не поступил.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Игорь НОРКО, директор ООО «Северная судостроительная корпорация»:

- Сейчас спрос на лодки и катера упал по всей стране. Рост курса евро и доллара, от которых напрямую зависит цена на нашу продукцию, и снижение доходов населения сильно повлияли на объемы производства. Очевидно, что со временем ситуация должна выровняться, но этот период надо пережить.

Президент Владимир Путин уже несколько раз достаточно конкретно высказывался за поддержку среднего и малого бизнеса, особенно предприятий, работающих в реальном секторе экономики. Но, к сожалению, не все чиновники понимают важность этого указания...
Главная проблема бизнеса в современных жестких экономических условиях заключается в недоступности финансовых ресурсов. Кредиты очень дорогие, и для производственных предприятий с длинным циклом они невыгодны. Это торговые структуры за счет оборачиваемости капитала могут нести такое бремя процентов, а производство - нет. Тем более в малом судостроении с учетом особых климатических условий, где налицо ярко выраженный сезонный характер реализации продукции.

Но если банкам нельзя давать прямые указания, то государство могло бы компенсировать часть процентной ставки. Или обеспечивать заказами на более комфортных условиях, чем те, которые сегодня прописаны в 44-ФЗ. Этот закон «О контрактной системе в сфере закупок…» разрабатывался в других экономических условиях и сейчас многие его позиции неактуальны.

Чего стоит небольшой компании так называемая «обеспечительная мера» для участия в тендере. Зачастую из своих оборотных средств участник должен выложить заказчику несколько миллионов рублей. А если по конкурсу предусмотрен пусть даже небольшой аванс, то подрядчик обязан либо открыть депозит на ту же сумму, либо заложить имущество на размер этой мизерной предоплаты. Это, по сути, еще одна обеспечительная, а правильнее сказать, обременительная мера.

Наш случай участия в закупках государственного предприятия еще раз доказывает, как трудно небольшим компаниям выполнить госзаказ, соблюдая законодательство, и остаться при этом в плюсе. И как легко чиновникам поставить бизнес на грань банкротства. А между тем сегодня много говорится о том, как интегрировать малые производства в систему выполнения госзаказов, которые государство без какого-либо конкурса распределяет среди гигантов, особенно в военно-промышленном комплексе…





Возврат к списку

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Новости компаний

© 2003-2020 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5