ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Финиш холдинга Leo


Виктор ОРЕФЬЕВ | 15.03.2009 09:00:00

Известный своей эпатажностью и креативностью бизнесмен Олег Бармин теперь банкрот. Сейчас долги группы компаний «Лео» оцениваются в 100 млн рублей, а лично у Бармина денег осталось на пару-тройку месяцев жизни. Разговоры о том, что траты Бармина не совпадают с доходностью его компаний, ходили в бизнес-среде Архангельска давно. К концу 2008 года ситуация накалилась - кредиторы стали обращаться с исками в суд. 12 февраля судебные приставы арестовали имущество, находящееся в автосалоне на Стрелковой, 19, в Архангельске. Арест был наложен на 50 автомобилей марки «Hyundai». Приставы исполняли судебное решение по иску одного из банков Архангельска...

Свой бизнес студент Севмаш-втуза Олег Бармин начинал с шиномонтажной мастерской в Северодвинске. Продажами автомобилей Бармин стал заниматься в 2002 году, основав компанию «Skoda-Север», которая через два года переименовывается в «Leo». Рост продаж на рынке Северодвинска открывает новые горизонты, и Олег Бармин с партнерами завоевывает архангельский рынок.

Осенью 2004 года в Архангельске на Стрелковой, 19, открывается автосалон «Leo», а к 2005 году компания занимает почти 30% торгового рынка иномарок в области. Холдинг «Leo» поглощает компанию «Мартен». Совместно с учредителями из Санкт-Петербурга Бармин открывает центр «Лаура-Архангельск»...

Параллельно Олег Бармин открывает в Архангельске журнал «ЖЖ», основывает рекламное агентство Very Well, в Северодвинске открывает кафе «Номера»... В последний успешный год, 2007-й, оборот компаний Бармина составил порядка 2,5 млрд рублей за счет продаж и обслуживания Opel, Chevrolet, Hyundai, Mitsubishi, Subaru, Toyota, позднее появились Volvo, Land Rover.

Был прекрасный коллектив - порядка 300 человек, а на празднование нового, 2007 года 180 лучших работников Бармин вывез чартером в Калининград на двухдневную праздничную программу с экскурсиями и выступлением группы «Плазма».

Бурный рост не обходился без кредитной подпитки: долговая нагрузка у холдинга была в 2008-м в среднем порядка 200-250 млн рублей. Но радужный рост продаж иномарок позволял легко с такой нагрузкой справляться. У каждой из трех основных компаний холдинга был директор, а управлением всей группой компаний занимался бывший топ-менеджер, занимавшийся развитием дилерской сети Hyundai в России, Вадим Артамонов.

Строчки оправдания

Пользуясь тем, что Олегу сейчас действительно нечего терять, и с его согласия Максим Кудеров на интернет-портале «Частный корреспондент» опубликовал отрывки из его писем друзьям и личных разговоров с самим Олегом.

«Сначала подкосил отказ Toyota, затем надежда на действия наемного менеджера Вадима, он харизматичный, сильный, наглый. Я понимал, что что-то происходит не так, но сил справиться с ним не было. (...) В результате были приняты неправильные решения и не принята масса мер по спасению ситуации, которую сильно усугубил кризис. (...)

С начала кризиса мы начали терпеть убытки, теряя по 3-5 млн рублей в месяц против обычных 3-5 млн чистой прибыли. Средняя ставка по всей нашей кредитной массе поднялась с 14% до 21% годовых.

В ноябре компания осталась без оборотных средств, так как погасила кучу текущих кредитов (а новые банки перестали выдавать). Маржа из-за действий дистрибьюторов приблизилась к нулю. При этом продолжал падать спрос на ремонт, на дополнительное оборудование и страховку, на которых дилеры по традиции отлично зарабатывали.

Но был и позитив: наконец-то появились инвестиции от одного питерского банкира, в обмен на деньги по подписанному меморандуму на банкира был оформлен наш земельный участок кадастровой стоимостью 67 млн рублей. Полученные средства я инвестировал в запуск дилерского центра Honda, который должен был взять на себя часть долговой нагрузки холдинга. Тогда еще не было очевидным, что кризис надолго.

Закрывая кредит за кредитом, компания вынужденно забралась в карман к клиентам. Я с ужасом представлял, как всё может в один прекрасный момент рухнуть, останется 40-60 клиентов, которым компания будет должна. Представьте: человек копил на машину полжизни, затем отнес деньги дилеру. И тут ему говорят, что он пролетел... Это не только ужасно с морально-этической точки зрения, но и опасно для жизни и свободы — люди могут и камнями закидать, и в прокуратуру пойти... Если их несколько, то это мошенничество. Никого не будет волновать, что я пострадавший акционер. (...)

После новогодних праздников прилетаю домой. Собираю людей, начинаю разбираться со всем геморроем и понимаю, что остались считанные дни до того момента, когда всё рухнет и тюрьмы будет не избежать.

Старой командой беремся за дело. Сливаем остатки автомобилей, на эти деньги выкупаем клиентские, тем клиентам, которым не привезти автомобили, возвращаем деньги. Ремонтируем авто, которые находятся на сервисе, новых не принимаем. Весь этот процесс сопровождается постоянным увольнением сотрудников. Все нервничают. Банкиры трясут каждый день, подают в суд, звонят…»

Как потерялась земля

«В это же время прилетает финансист питерского партнера-банкира, выводит все деньги, ничего не объясняя. Я вызваниваю его и через 10 дней лечу с моим партнером по бизнесу в Питер. Там мы ловим «банкира» два дня, наконец-то происходит встреча. Он говорит: «Деньги забрал!» Я: «А как же затраты на старт и наш участок?» — «Меня это не волнует, а участок теперь мой!»

В этот момент у меня всё поплыло, по щекам потекли слезы. Я и мой партнер по бизнесу потеряли актив, практически последнее, что оставалось. Позднее я узнал, что тот банкир срочно попытался слить его за 10 млн рублей.

А всё дело в том, что по собственной глупости, доверчивости и второпях участок в залог мы оформили не совсем юридически правильно, понадеявшись на доброе имя партнера».

Как ушла «Хонда»

«Сразу же после кидалова в Питере у меня состоялась встреча с президентом «Хонда Мотор Рус» господином Като.

Я рассказываю Като-сан свою леденящую кровь историю: о проблемах, о невозможности вести операционную деятельность и деморализации самого себя. В тот момент я был в состоянии истерии: примерно как женщина, которая потеряла ребенка.

Като-сан предлагает суперусловия работы, которые сводятся к тому, что ничего строить не надо (обычно требуется строить дилерский центр), можно продавать хоть одну машину в месяц (обычно есть план продаж, за невыполнение которого возможны санкции)!

Но вместо того чтобы принять щедрое предложение, я, не обдумав, выкладываю свой вариант. По сути, я планировал уступить дилерский центр (передать контракт, отремонтированное помещение, автомобили, запасные части, спецоборудование, обученных сотрудников) крупной питерской компании RRT, компенсировав себе за это 20-25 млн рублей, которые хотел направить на решение насущных проблем с долгами.

Господин Като и его помощник Игорь Шариф обещали попросить хозяина RRT «оказать финансовую помощь в кратчайшие сроки».

Однако на деле всё получилось совсем не так. Руководитель RRT г-н Барабанов по согласованию со мной присылает восемь человек, которые исследуют обстановку на месте, после чего из Питера последовал неожиданный ответ. Компания RRT предлагала организовать новое ООО, на которое перевести дилерский контракт с «Хондой». Кроме того, они решили напрямую заключить арендный контракт на здание дилерского центра у владельца недвижимости в обход меня, а вместо 20-25 млн рублей мне предлагали не более 3 млн рублей. (...)

Дальше всё идет по запрограммированному сценарию: Игорь Шариф не берет трубку, ребята из RRT угрозами и деньгами добиваются того, что директор пока еще моего дилерского центра Honda пишет письмо в «Хонда Мотор Рус» о расторжении контракта! «Хонда» разрывает контракт. Далее пытаются арендовать у владельца помещение, которое мы готовили и ремонтировали для Honda и за которое нам не хотели давать денег.

Питерцы так расходятся, что решают отобрать у меня всё это здание, которое мы арендуем целиком! И это несмотря на то, что в нем был еще один мой бизнес — марка Hyundai».

В чем вина Горбунова?

«И тут пришла новая беда. Мой инвестор г-н Горбунов (генеральный директор ООО «ТД «Пять Звезд». -

Прим. редакции) взял в осаду второй этаж нашего основного дилерского центра, выставив охрану. Сотрудники пришли на работу, но попасть на рабочие места не смогли. А внутри — клиентские автомобили, авто дистрибьютора и несколько разобранных на сервисе.

Дело в том, что мы брали у Горбунова долгосрочный инвестиционный кредит на 10 лет, для того чтобы отремонтировать его же помещения, а он в связи с кризисом и своей наглостью решил их забрать прямо сейчас, вот таким силовым методом. Звоню ему, он начинает издеваться, приговаривая: «Пусть вас рвут клиенты, дистрибьюторы! Да кто угодно! Я быстрее получу деньги!» Мы могли вызвать милицию, подать на него в суд, но, проконсультировавшись с юристами, мы поняли, что реальных результатов можно было добиться не ранее чем через месяц.

Нам пришлось пойти на поводу у Горбунова и согласиться передать автомобили в счет этих полувиртуальных долгов. Получив все деньги с процентами, он вспомнил про мой личный долг с отпуска, который сформировался из-за того, что он купил пиджак, который ему не понравился, и он отдал его мне. Плюс пара счетов из отелей. В тот момент он не стал вспоминать о том, что мы ездили на моей машине и что я как-то спас его Vertu в аэропорту Хельсинки, что уж тут говорить о товарищеских отношениях... Он просто получал удовольствие. Человек невысокого роста, он был похож на Наполеона.

В завершение Горбунов разорвал с нами договор аренды на свое здание и передал всё питерской компании «Лаура». А ведь была вероятность продать права аренды и оборудование, для того чтобы закрыть наши насущные проблемы. Еще один раз меня кинули. Блокада продлилась восемь дней и закончилась за несколько дней до прекращения работы компании».

Финиш

«В нашем последнем форпосте — дилерском центре Hyundai — наш корпоративный юрист, один из тех, кто бился со мной рядом до конца, собирает оставшихся работников и объявляет, что все уволены, так как компания разорена.

К счастью, на этот момент все клиенты закрыты, деньги на зарплаты с компенсациями найдены, все автомобили, которые принадлежат дистрибьюторам, стоят на охраняемой стоянке. Клиенты, сотрудники и дистрибьюторы просто не представляют, как им повезло.

Руководитель группы компаний Вадим Артамонов, оформив в счет своей зарплаты Volvo XC70, за несколько часов до собрания уезжает в столицу. Теперь будет куча судов. Я должен более 100 млн рублей. Границы будут закрыты, так что загранпаспорт мне теперь не понадобится.

Этим рассказом я не пытаюсь вызвать жалость к себе и людям, которые мне помогали. Хочу, чтобы другие не делали таких ошибок, как я. Тяжело не из-за финансовых потерь, произошло безумное разочарование в людях, которым доверял, надеялся на них и не знал, кто именно может продать, предать и обмануть.

Что я теперь буду делать дальше? Хороший вопрос. Хочу заниматься рекламой, продажами, общением, но никак не ковырянием в ворохе документов. И пока совершенно не хочется огромной ответственности, наелся ей, по крайней мере, пока. Сейчас самое главное отойти от этого «ада на земле», который творился вокруг последние месяцы».

Фото c сайта www.pisaly.ru

 

Связанные записи:

 

 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5