ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Взгляд: сколько раз платит скупой?


Кирилл ФЕЛЬДМАН, эксперт «БК» | 05.10.2019 16:59:45
Взгляд: сколько раз платит скупой?

В условиях кризиса и дефицита бюджетов всех уровней – от государственного до семейного – мы хорошо научились экономить. Правда, забыли каноническую рекомендацию, предложенную Владимиром Семёновичем Высоцким в начале 1970-х: «Экономь, но не дури!» И начинаются чудеса экономики, которую примерно десять лет спустя с высоких трибун призывали сделать экономной.



На стыке лета и осени в публичном пространстве впервые заговорили об исчезновении из аптек и стационаров примерно 700 лекарственных препаратов. Основная доля «пропаж» приходится на лекарства из списка жизненно необходимых и важнейших препаратов, цены на которые регулирует государство.

Государственное регулирование экономики в современном мире – вещь необходимая. Для этого существуют десятилетиями проверенные инструменты, наиболее распространенные из которых дотирование и предоставление различных льгот, например налоговых. Да, первое требует прямых затрат из бюджета, второе снижает объем налоговых поступлений в него. Но это – та цена, которую государство должно платить за право называться социальным.


В начале осени впервые заговорили
об исчезновении из аптек и стационаров
 примерно 700 лекарственных препаратов.


В Советском Союзе был изобретен другой способ госрегулирования, когда ценообразование осуществлялось преимущественно не экономическими, а административными методами. Последствия известны: товарный дефицит и возникновение теневой экономики невиданных масштабов, потому что производить продукцию по установленным государством ценам было невыгодно.

Мы снова наступаем на те же грабли, так ничему и не научившись. Если исчезновение импортных препаратов можно списать на кризис, рост курса доллара и происки врагов, то за исчезновение отечественных ответственность несем мы сами: на жизненно необходимые лекарства государство устанавливает такие цены, которые делают их производство невыгодным, а работать себе в убыток не хочет никто.

Пожадничали? Сэкономили? В аптеках и стационарах перебои с инсулином – вряд ли это пройдет без последствий для тех, кто страдает от сахарного диабета. Зачастую нет иммуноглобулина – для Архангельской области, где эндемичными по энцефалиту является 18 из 25 территорий, это серьезная угроза для жизни людей. 

Онкологические больные не могут получить назначенную терапию в полном объеме – нет необходимых препаратов, их шансы не то что на выздоровление, но хотя бы на продление жизни падают. Как оценить потери здоровья и жизней граждан из-за скупости государства? 


В аптеках и стационарах перебои
с инсулином – вряд ли это пройдет
без последствий для тех, кто
страдает от сахарного диабета.


Основные закупки инсулина, иммуноглобулинов и многих других лекарств осуществлялись у отечественных фармацевтических компаний, а они производство сворачивают: невыгодно. Теперь придется закупать аналогичные препараты за рубежом или тратить средства на возобновление их производства в России. Сколько будет стоить такое «импортозамещение наоборот»?

В последней четверти прошлого века именно возникновение «альтернативной» теневой экономики стало благодатной почвой для стремительного роста коррупции: нелегальные производители – «цеховики» – платили за то, чтобы соответствующие органы закрывали глаза на их деятельность. 

Теневая экономика ушла в прошлое вместе с СССР, а вот коррупция не только выжила, но и расцвела, правда, переместившись в сферу государственных и муниципальных закупок, здравоохранения и образования. 


Контрактная система широко применяется
в мировой практике, но в нашей
реальности она работает не всегда.


Для борьбы со злоупотреблениями чиновников используется так называемая контрактная система, когда орган власти устанавливает предельную цену товара или услуги, а затем проводится аукцион на ее понижение. Кстати, именно так производится закупка лекарственных препаратов для медицинских учреждений и лекарственного обеспечения льготных категорий граждан.

Контрактная система широко применяется в мировой практике, но в нашей реальности она работает не всегда. Например, депутат муниципального образования «Плесецкое» Андрей МИХЕЕВ установил, что за период со II квартала 2016 года по I квартал 2019-го без проведения торгов из казны поселка были оплачены работы по благоустройству и уборке улиц на сумму свыше 3,2 млн рублей. В масштабах страны или даже области сумма, конечно, копеечная. А вот для поселка… 

Судите сами: на программу «Формирование современной городской среды МО «Плесецкое» на 2018-2022 годы» из бюджета поселка запланировано выделить всего 402,47 тысячи рублей – за четыре года. Андрей Владимирович обратился в прокуратуру Плесецкого района и Архангельское УФАС. 

По результатам проверки в отношении должностного лица администрации поселка возбуждены дела об административном правонарушении. Максимальное наказание – штраф 50 тысяч рублей. Наверное, для медсестры, которая с трудом сводит концы с концами, это огромная сумма. Про зарплату главы администрации умолчим: как любит говорить Михаил Михайлович Жванецкий, прихлебывая щи из котелка, «скока-скока?» Едва ли такой штраф пробьет заметную брешь в кошельке местного чиновника.


Теневая экономика ушла в прошлое
вместе с СССР, а вот коррупция
не только выжила, 
но и расцвела

В нашей реальности механизм борьбы с нечистыми на руку чиновниками, даже если не дает сбои, зачастую приводит к неэффективному расходованию бюджетных средств. Подряд на проведение ремонта в школе или больнице получит та организация, которая предложит за свои услуги наименьшую цену. Стоимость работ, по большому счету, складывается из трех составляющих: затрат на приобретение необходимых материалов, заработной платы рабочих, административных и налоговых расходов.

Значит, чтобы обеспечить минимальную цену и победу на аукционе, нужно закупить самые дешевые материалы и привлечь самых неквалифицированных рабочих, которые согласятся штукатурить, малярить и плотничать за низкую зарплату. Через сколько потребуется следующий ремонт, если мы сэкономили на всем? Опытный директор / главный врач, конечно, знает, как избавиться от халтурщиков. Умный директор / главный врач делать этого не будет: по нынешним временам он может легко оказаться не рачительным хозяином, а главным коррупционером. Так что проще и безопаснее сделать дешево и плохо.

В Англии говорят: я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи. В порядке импортозамещения можно воспользоваться старой русской поговоркой: скупой платит дважды. Мы так и делаем: сразу после завершения одного дешевого ремонта начинаем выпрашивать деньги на следующий. Не от скупости конкретного руководителя, конечно, а от плохого регулирования и неумелого применения механизма противодействия коррупции.

Размазывание бюджетных средств по стенам и потолкам – это тоже уже было в нашей недавней истории. В конце 1980-х, когда возникла возможность сравнивать «у них» и «у нас», появился уродливый термин «евроремонт». По сути, он означал нормальный ремонт, выполненный с использованием современных материалов людьми, хорошо владеющими своим ремеслом. К концу нулевых годов про евроремонт говорить перестали: забыли, что можно делать кое-как. Теперь, кажется, настало время вспоминать.


Размазывание бюджетных средств
по стенам и потолкам – это тоже
уже было в нашей недавней истории. 


Беда настала не только с ремонтом, но и со строительством. Четыре трехэтажных дома, построенных в Архангельске на Доковской улице по муниципальному контракту для расселения ветхого и аварийного жилья, признаны непригодными для проживания. Свой вклад в это внесли и проектировщики, и строители. И первые, и вторые в борьбе за заказ взялись сделать «задешево». Скупость, обусловленная прорехами в контрактной системе, уже стоила бюджетам города и области более ста миллионов рублей. А ведь дома, не принятые в эксплуатацию, еще предстоит демонтировать.

«Демпинговый рынок» выбирает тех, кто делает дешево и плохо, и лишает работы других, научившихся делать хорошо. Для них, конечно, остаются частные заказы, но по мере огосударствления экономики число заказчиков, вынужденных работать в условиях контрактной системы, растет. А добросовестные профессионалы во всех областях, как и производители лекарственных средств, «сворачиваются».


«Демпинговый рынок» выбирает тех,
кто делает дешево и плохо, и лишает
 работы тех, кто научился делать хорошо.


Разумная экономия возможна в условиях грамотного применения государством экономических механизмов. Без этого она оборачивается нищетой, многократными расходами и стагнацией.

Спустя сколько-то лет или десятилетий мы снова начнем делать евроремонты. Это неизбежно. Жаль только зря потраченного времени.





Возврат к списку

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Бизнес-класс ТВ

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2019 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5