ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Понедельник, 28 ноября, 2022 21:41

Где дно у нашего бюджета?


Кирилл ФЕЛЬДМАН. Фото vk.com/otkrytiiarkhangelsk | 17.11.2022 11:15:51
Где дно у нашего бюджета?

Ближе к холодам на многих участках основательно расковыряли тротуары по Троицкому проспекту. Местами, если идти по переходу, попадаешь прямиком в грязь, на некоторых остановках к автобусу не подойти, а с нечётной стороны проспекта на чётную сторону улицы Шубина и вовсе не повернуть – глина с камнями вперемешку. Да и бордюрный камень не поменяли, хотя кое-где уже и начали укладывать асфальт. Многие горожане негодуют.


Пока одни негодуют, другие – со знанием дела – объясняют: поздно начали потому, что такие работы выполняют по муниципальному контракту. Пока тендер объявили, пока провели, пока подвели итоги, пока подрядчик приступил к работам… А что в холод и в дождь – это не страшно, современные технологии плохой погоды не боятся. Так ли дела обстоят, в этом случае не суть важно: история и в самом деле достаточно типична. Нам не привыкать: именно так пару лет назад отремонтировали по нацпроекту – даже специальную табличку тогда поставили – улицу Володарского. Но там хоть летом делали. Асфальт и в самом деле стал лучше, а всё остальное – мелочи: вам ехать или на бордюры любоваться?

Хотя это лукавство: бордюр на наших улицах не просто украшение, но и элемент, увеличивающий прочность и долговечность покрытия тротуара. А укладка асфальта вдоль Троицкого пока только начинается, и в какую погоду она закончится – одни синоптики знают, да и то гарантий эта «фирма» не даёт. Потери, которые могут стать следствием задержки с выполнением муниципального контракта, может быть, и не слишком велики, но всё равно – лишних денег в наших бюджетах нет.

Например, несмотря на все настояния соломбальцев, областной минтранс заявил, что расширение улицы Советской – непосильные затраты для бюджета предстоящего 2023 года. Предложения Группы Аквилон по строительству новой дорожной развязки перед Кузнечевским мостом были представлены ещё летом. Правда, целесообразность такого решения вызвала оживлённую дискуссию между автолюбителями, но оппоненты едины в одном: проблему надо решать, а споры по поводу способа лишь подтверждают её актуальность. Но проект, как говорится, отложен до лучших времён – денег нет.

Остаётся открытым вопрос: когда эти лучшие времена наступят? Вроде бы нынешний год по итогам девяти месяцев совсем неплох, возможно, один из лучших. Областная власть рапортует о профиците в пять с лишним миллиардов. И собственные доходы увеличились на 20%, а федеральные трансферты – аж на треть. Правда, в этой радости не надо забывать про осторожность. Во-первых, рост – величина относительная, а нынешний год мы сравниваем с 2021-м, первая половина которого прошла под знаком «ковидных» ограничений и вызванных ими потерь в экономике.

Во-вторых, по большинству статистических показателей, характеризующих состояние отечественной экономики, первый квартал был «за здравие», третий – «за упокой»: влияние санкций стало очень ощутимым. Например, по данным Федеральной таможенной службы, грузооборот на Северо-Западе сократился по сравнению с прошлым годом примерно на 45%. Другое дело, что мы – далеко не самые пострадавшие, потому что львиная доля экспорта всё-таки приходилась на порты Ленинградской и Мурманской областей.

Так что причин надеяться, что будущий год в финансовом отношении окажется лучше нынешнего, нет. Традиционно бюджеты – что Поморья в целом, что его столицы – дефицитные. На 2023 год доходная часть областного бюджета составляет неполных 130 миллиардов, расходная – 143 миллиарда. Правда, в первом полугодии года нынешнего область полностью погасила коммерческий долг. Но не за счёт доходов, а за счёт получения федерального бюджетного кредита. В результате госдолг Поморья увеличился на 1,8% и составил 43 с небольшим миллиарда. Обсуждать причины, по которым такие долги возникли, не ко времени, да и полное погашение коммерческих займов – действительно достижение, но, скорее, политическое. А вот с точки зрения экономики госдолг, который «висит» на нашей области, теперь достигает трети доходной части бюджета следующего года.

Да и нынешние наши кредиторы – федеральные власти – сами находятся в сложном положении из-за весьма значительных затрат, связанных со специальной военной операцией и последовавших за ней санкций. Наша общая беда – неподготовленность к такому развитию событий. В начале апреля, отчитываясь перед Государственной Думой о работе правительства, Михаил Мишустин говорил о необходимости минимум полугода, «чтобы при таком ударе перестроиться». Полгода прошли, но существенных изменений пока не видно. Упрекать за их отсутствие главу правительства не стоит, не волшебник же он, в конце-то концов. Что можно бы поставить ему в вину, так это излишний оптимизм, совершенно не подкреплённый реальным положением дел: всё, что мы делаем для преодоления последствий санкций, делаем очень медленно.


В апреле Михаил Мишустин говорил о необходимости минимум полугода, «чтобы при таком ударе перестроиться». Полгода прошли, но существенных изменений пока не видно. Упрекать за это главу правительства не стоит, не волшебник же он. Что можно бы поставить ему в вину, так это излишний оптимизм, не подкреплённый реальным положением дел: всё, что мы делаем для преодоления последствий санкций, делаем очень медленно.


По информации «Ведомостей», несколько дней назад правительство одобрило инвестиционную программу РЖД на предстоящий 2023 год в размере более триллиона рублей. Основная часть средств предназначена для увеличения пропускной способности стальных магистралей в восточном направлении – именно туда сейчас переориентируются основные экспортные потоки. Сколько раз об этом за последние несколько лет говорили и писали – экономисты, государственные деятели, журналисты?

Теперь пишет глава Кемеровской области главе федерального правительства: по состоянию на 14 октября в регионе «застряли» 12 000 вагонов с углём, причем 500 из них стоят ещё с сентября. Суммарно это 800 тысяч тонн угля, предназначенного для экспорта на восток. Простаивающие вагоны полностью парализовали грузовые перевозки в Кузбассе: вывезти уголь невозможно не только на восток, но и на запад. Триллион рублей – хорошие деньги, на них можно многое сделать. Но, судя по «угольной пробке», куда важнее фактор времени – промедление в данном случае если и не оказалось подобно смерти, то помощь реаниматоров железнодорожникам уже требуется. А затем потребуется всем нам: недопоставленный уголь – это недополученные доходы добывающей промышленности и недополученные налоговые доходы бюджетов.

А бюджетникам и без того приходится несладко, хотя и по разным причинам. Например, в начале ноября в Правительство России обратилось… Министерство внутренних дел с просьбой разрешить приобретение компьютерной техники и транспорта для своих нужд без установления предельной цены, предусмотренной процедурой государственных закупок. Сейчас аукционы МВД признаются несостоявшимися, потому что все потенциальные поставщики просят цены выше установленных. Спрашивать с полиции за нашу безопасность, если у неё нет современной оргтехники и транспорта, бесполезно. А платить больше, чем было запланировано, придётся всем нам – из бюджетных средств.

Ещё одно направление, обуславливающее увеличение бюджетных расходов, – расширение мер социальной защиты, и от этого тоже отказаться невозможно: государство не может бросить на произвол судьбы тех, кто остро нуждается в его помощи, потому что иначе оно утратит право называться социальным государством. Уже не говоря о том, что любое противостояние на мировой арене – политическое, силовое, экономическое – очень дорого стоит.

Пока федеральный бюджет спасают высокие цены на углеводороды. Но как долго продержатся такие цены, насколько хватит имеющихся резервов – гадание на кофейной гуще. В общем виде – никакой бюджет не выдержит одновременного сокращения доходов и роста расходов, потому что он не бездонная бочка. И если социально-экономическая ситуация в России будет развиваться по нынешнему сценарию, то чуть раньше или чуть позже мы увидим в этой бочке дно. На днях «Коммерсантъ» сообщил, что глава Центробанка не стала отвечать на вопрос, прошла ли дно российская экономика: «Я так не люблю искать дно в любых вопросах», – сказала Эльвира Набиуллина.

Так что где дно у нашего бюджета – мы пока не знаем. Но это не повод лихорадочно выбрасывать деньги на ветер поспешного и не слишком качественного ремонта тротуаров. Нам и без этого может оказаться недостаточно бюджетных средств на самое необходимое.





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей