ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
LEXUS
RAV4

Экономика счастья


Александр ИВАНОВ, эксперт «БК» | 05.10.2018 21:49:15
Экономика счастья

В октябре 2010 года посол Королевства Бутан при ООН Лхату Вангчук внес предложение об обсуждении на очередной Генеральной Ассамблее принятой в Бутане модели валового национального счастья, которая подразумевает измерение качества жизни в балансе между материальным и духовным. Эту идею поддержали более 60 государств, и через десять месяцев Генеральной Ассамблеей была принята резолюция, согласно которой счастье должно стать показателем развития страны.


Резолюция не обязывала, но призывала членов ООН разработать и представить собственные методы измерения счастья, поскольку «показатели валового внутреннего продукта (ВВП) не отвечают нуждам людей».

Сама концепция валового национального счастья (ВНС) в Бутане возникла почти случайно. Однажды король, отвечая на вопрос, касавшийся оценок экономического развития, отметил, что показатели ВВП не отражают реального положения народа, и его страна больше озабочена показателем валового счастья. С тех пор в гималайском королевстве провели несколько международных конференций по принципам подсчета ВНС. В Бутане считают, что войны и международные споры не отражают уровень счастья или несчастья народа, а вызваны лишь личными интересами и эго лидеров. И пусть такой подход похож на утопию, но: «если у вас нет мечты, то вам не к чему стремиться».

Нас, россиян, постоянно уверяют, что социально-экономическое развитие страны в основном зависит от размера ВВП, и главной задачей власти становится достижение ВВП на душу населения на уровне стран с самой мощной и производительной экономикой. Исходя из данного показателя президент принимает очередные майские указы, правительство обсуждает прогнозы развития, готовит программы и делает выводы о состоянии и потребностях страны. Нам остается с затаенной надеждой ждать, когда же этот ВВП наконец вырастет и мы заживем счастливо и беззаботно.

Но в новом веке выявляется все больше факторов влияния на благополучие и развитие государства, таких как экологическая напряженность, войны, волонтерская работа и т. д. Создаются альтернативные чисто экономическим рейтингам индексы и рейтинги, определяющие положение государства в мире по уровню гуманитарного развития, так называемые «индексы счастья». Они стали отражать духовное, социально-политическое состояние населения разных стран.

Вдруг стало видно, что население развитых стран с достаточно высоким ВВП и доходом на душу населения не обязательно счастливо. Например, уступающая по своим экономическим показателям Бразилия в рейтинге, рассчитанном по «индексу счастливой планеты» (The happy planet index) британской организации New Economic foundation, учитывающем ожидаемую продолжительность жизни, субъективную удовлетворенность бытием и условное потребление человеком ресурсов биосферы, стоит на порядок выше таких экономически развитых стран, как Германия, Япония и даже США.

В этом рейтинге Россия находилась в 2016 году на 116-м месте из 140 представленных в нем стран. Индекс показывает, что для объективной оценки социально-экономического развития страны необходимо учитывать не только привычные экономические, но и такие на первый взгляд странные факторы, как экологию и удовлетворенность уровнем жизни.

В экономической теории возникло новое направление – экономика счастья. Она изучает и исследует методы количественного измерения счастья, проблемы сведения субъективных оценок к общей форме. Научно доказано, что благополучие нации определяется не только экономическим благосостоянием, но и такими дополнительными критериями, как счастье, удовлетворенность жизнью, толерантность, свобода выбора и действий, уровень религиозности, патриотизма и демократизации общества.

Более того, в 2010 году нобелевские лауреаты (по экономике) Д. Канеман и А. Дитон доказали, что уровень счастья не зависит напрямую от уровня доходов. Особый интерес вызывает более раннее исследование Ричарда Истерлина, доказавшего еще в 1970 году, что при общем экономическом росте относительные положительные и отрицательные изменения в жизни каждого отдельно взятого человека уравновешивают друг друга, не создавая изменения в общем уровне счастья в стране.

Если в рыночном обществе наблюдается дифференциация доходов, то счастливой себя будет ощущать только определенная доля людей (скажем, 15-30%), считающих себя относительно богаче (то есть успешнее) других. При этом абсолютный уровень богатства общества (например, ВВП на душу населения) может быть разным, но пока наблюдается дифференциация доходов, средний уровень счастья в обществе будет постоянным. Эту закономерность назвали «парадокс Истерлина».

В России практически нет научных или популяризирующих публикаций по теме экономики счастья. Наши познания экономики, законов развития общества и нации строятся на высказываниях высших должностных лиц государства и государственных правовых актах. Но способны ли чиновники даже самого высокого ранга мыслить научно, способны ли они идти в ногу с современными социальными и экономическими парадигмами? Очень сомнительно!

У политиков и ученых мозги строятся по-разному. Политики легко понимают, что происходит в Бутане. При низком уровне экономического развития даже небольшие экономические выгоды приносят высокий рост уровня субъективного благополучия. Для человека приоритетом будет максимизация экономических выгод, а для общества – экономический рост. Политики ничтоже сумняшеся переносят эту идею на нашу почву, ставя главной задачей увеличение ВВП. Ученые обязательно постараются понять дальнейшее развитие процесса и узнают, что российский Бутан будет счастлив только до того момента, когда общество достигает определенного порога развития. Человек достигает точки, в которой дальнейший экономический рост приносит лишь минимальный уровень субъективного благополучия.

Похоже, что мы этого уровня достигли, и, сколь бы ни увеличивался ВВП России, ощущения счастья у нас не прибавится. Нам бы переходить от ориентации на размер ВВП к ориентации на уровень удовлетворенности жизнью (счастья) населения. Нам бы понять, что мериться надо не силой, не богатством, а счастьем своих граждан, но наши политики пока «не въезжают» в эту слишком эфемерную материю, не поддающуюся измерению числом и статусом. Нам бы прислушаться к резолюции ООН семилетней давности. Но с международными организациями мы ведем себя, как государство «суверенной демократии», и экономика счастья для нас пока мало реальная перспектива.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Реальный бизнес


Лента событий

Новости компаний

© 2003-2018 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5