ИЛИМ-ПАЛП_2020
Финам

Блокирование счета налоговиками


Николай НЕКРАСОВ, управляющий ООО «БЭНЦ» (Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр) | 29.04.2021 09:26:23
Блокирование счета налоговиками

Налоговая проверка завершилась крупной суммой доначислений (43 млн руб.). Инспекция в качестве обеспечительной меры, как обычно, запретила компании отчуждать имущество без согласия налоговиков. Но этого им показалось мало, использовали крайнюю меру - заблокировали расчетный счет компании, полагая, что для этого есть достаточные основания.


Компания после начала проверки продала два автомобиля, выросла кредиторская задолженность компании, произошло снижение доходов и стоимости активов по сравнению с прошлым годом. А доначисленные налоги и «кредиторка» в сумме превышали сумму всех активов указанной компании почти в 1,9 раза.

Налоговиков ничуть не смущало, что блокировка счета практически неизбежно приводит к гибели компании, поскольку остановка движения денег в бизнесе равносильна остановке движения крови в живом теле – в итоге смерть. Следовательно, блокирование счета – это практически всегда убийство бизнеса.

Компания не сдалась и приняла срочные меры: через суд (дело А17-6602/2020) отменила блокировку счета, доказав, что инспекция анализировала лишь прошлые годы и не оценила актуальную информацию об активах компании. На самом деле были и запасы, и дебиторка, и ожидаемое возмещение из бюджета крупной суммы НДС. И признаков снижения деловой активности и сворачивания деятельности компании не было. Следовательно, не было никаких оснований сомневаться в платежеспособности предприятия.

В данной статье мы не будем обсуждать само решение налоговиков, вынесенное по результатам налоговой проверки. Правомерно оно или неправомерно – это останется за рамками этой публикации. Темой станет неправомерность решения инспекции о блокировке расчетного счета компании, а также то, каким образом (на примере этого судебного дела) можно и нужно с такими действиями налоговиков бороться.

Все дело в том, что право на блокировку счета Налоговым кодексом РФ налоговым инспекциям дано, но, что очень важно, пользоваться этим разрешено только в самых крайних случаях. Для сравнения, например: сотруднику полиции разрешается применять табельное огнестрельное оружие, но тоже лишь в крайних случаях. И вся сложность в ситуациях с применением табельного огнестрельного оружия, так же точно, как и в ситуациях с блокировкой ИФНС счетов налогоплательщиков, всегда возникает именно вокруг оценки правомерности или неправомерности применения этих крайних мер.

В соответствии с п.10 ст.101 НК РФ после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (или заместитель) налогового органа вправе принять меры, направленные на обеспечение исполнения указанного решения, если есть достаточные основания полагать, что непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным в дальнейшем исполнение такого решения и (или) взыскание недоимки, пеней и штрафов, указанных в решении.

В данном случае таких достаточных оснований у налоговиков явно не было. Почему? Хотя бы потому, что налоговики проанализировали бухгалтерскую отчетность лишь за прошлые годы и свои выводы о наличии этих достаточных оснований делали на основании устаревших данных о финансовом состоянии компании, хотя явно обязаны были оценить платежеспособность предприятия именно по состоянию на ту дату, когда они непосредственно принимали свое решение о блокировке расчетного счета.

Для принятия такого решения необходимо было обратиться к годовой бухгалтерской отчетности компании на последнюю отчетную дату, которая легко доступна для налоговиков, и дополнительно запросить у компании промежуточную информацию, наиболее близкую к дате принятия этого решения о текущем состоянии активов и обязательств этой компании.

Инспекция ничего этого не сделала, и когда компания, оспаривая этот решение налоговиков пришла в суд, то уже сама компания представила в суд все эти документы, которые неопровержимо доказывали, что налоговым органом не проанализированы текущие показатели дебиторской задолженности компании, наличие запасов и нераспределенной прибыли общества. Отчетные данные за период, непосредственно предшествующий вынесению решения о принятии обеспечительных мер, инспекцией не приведен, такие показатели при принятии решения инспекцией не анализировались и у налогоплательщика не запрашивались.

Кроме того, налоговый орган доказательств совершения компанией действий, направленных на сокрытие активов и денежных средств, какого-либо иного умышленного ухудшения своего финансового состояния с целью неисполнения решения по результатам налоговой проверки в материалы дела не представил.

При вынесении этого решения налоговым органом исследовались только показатели старой бухгалтерской отчетности, но даже при анализе старой отчетности налоговиками не учитывалось, что активы общества увеличились по сравнению с прошлым годом на 49%. Подчеркнем: активы увеличились, а не уменьшились, и это говорит об улучшении, а не об ухудшении финансового положения компании.

Инспекция не доказала в оспариваемом решении связь между значительностью суммы доначисленных по итогам проверки налогов, пеней и штрафов с затруднительностью или невозможностью последующего исполнения решения о привлечении к ответственности. Ссылка инспекции на рост кредиторской задолженности не доказывает наличие обстоятельств, подтверждающих необходимость принятия обеспечительных мер, поскольку колебание объема выручки и кредиторской (дебиторской) задолженности является обычным при ведении организацией финансово-хозяйственной деятельности и не может служить доказательством недобросовестного поведения проверяемого налогоплательщика.

При этом из материалов дела следует, что по состоянию на дату принятия спорного решения у налогоплательщика имелись значительные объемы запасов, что подтверждается оборотно-сальдовой ведомостью по счету 10. Налоговым органом при приятии решения об обеспечительных мерах не установлено признаков снижения деловой активности и сворачивания деятельности общества, а также не учтено, что на момент принятия решений он располагал сведениями о наличии заявления на возмещение НДС в значительной сумме.

В итоге суд пришел к выводу о недостаточности оснований для принятия инспекцией обеспечительных мер и разблокировал расчетный счет компании. Компания в бою отстояла свое право на жизнь, хотя никакого боя вообще не должно было быть.

На этот раз для этой компании все закончилось хорошо. Хотя каждый раз, когда приходится сталкиваться с неправомерными действиями налоговиков, возникает риторический вопрос: почему за явную ошибку (если это не халатность) никто из налоговиков, принимавших это неправомерное решение, никакой ответственности не понес? Почему, например, полицейский, неправомерно применивший свое табельное оружие, обязательно будет привлечен за это к ответственности, а должностное лицо налогового органа, точно так же неправомерно применивший крайнюю меру воздействия на налогоплательщика в виде блокировки его расчетного счета, которая запросто могла его «убить» (практически выстрел в бизнес), никакой ответственности за свои неправомерные действия не несет? 

Удачи всем нам и спасибо за внимание.

ООО «БЭНЦ»:
Архангельск, ул. Шубина, д. 5, оф. 25
Тел.: (8182) 65-65-73, 65-61-76, 65-09-25, +7 921 490-9191 
E-mail: n.nekrasov@aetc.ru
www.aetc.ru

Другие полезные публикации - 
в рубрике Советы аудитора





Возврат к списку

Тест-драйв «БК»

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2021 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей