ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Понедельник, 28 ноября, 2022 21:18

В Архдраме представили необычный театральный проект


Беседовала Ольга ИСТОМИНА. Фото Артёма Келарева | 22.11.2022 11:28:29
В Архдраме представили необычный театральный проект

На сцене Архангельского театра драмы состоялась премьера пластического спектакля «Глубина резкости». Этот необычный спектакль по мотивам повести Гоголя «Портрет» – новый проект архангельского танцевального коллектива M’art dance project. В интервью «Бизнес-классу» его создатель, хореограф Анастасия ЗМЫВАЛОВА рассказала о том, как творческий замысел воплощается в движении и почему для восприятия современного танца важна открытость новому.


– Анастасия, расскажи немного о своём коллективе M’art dance project. Он родился из студии современного танца?

– Да, студия появилась осенью 2016 года, после того как я приняла участие в шоу «Танцы» на ТНТ. Вроде бы я стала первой из тех, кто из Архангельска на него попал. В тот момент подумала, что надо создавать студию контемпорари и контактной импровизации – то, что пока мало развивается в нашем городе. Если посмотреть наш первый график работы, было по два занятия в день, всего 10–15 клиентов. За то время, что мы существуем, нас стало намного больше, но на профессиональном уровне занимаемся этими направлениями именно в M’art dance project. Для этого проекта организовали кастинг на втором или третьем году существования студии. Кроме того, в него попали мои лучшие ученики из детского коллектива «Стиль» (детский образцовый хореографический ансамбль в КЦ «Бакарица». – Прим. авт.). Так образовался первый состав. За несколько лет он, конечно, изменился, но самые талантливые и прекрасные танцовщики из того набора до сих пор со мной.

– Кроме преподавания и работы в студии современного танца, как хореограф ты сотрудничаешь с драматическими театрами. Как произошло сближение с театральным искусством?

– В какой-то момент поняла, что в нашей профессии большое значение имеет дружба с творческими людьми. Создаётся такая «сетка», где один творческий человек знает другого, формируется интересный круг общения. Когда я начинала ставить свой первый спектакль с M’art dance project, среди танцовщиков нашей труппы была Анна Рысенко (актриса Архангельского театра драмы. – Прим. авт.). Я рассказала о том, что хочу поработать с режиссёром, чтобы понять законы, по которым существуют большие формы на сцене. Тогда благодаря Анне я заново познакомилась с другим актёром театра драмы – Иваном Братушевым, которого на самом деле знала ещё со времени учёбы в колледже культуры. Ему стало интересно проявить себя в качестве режиссёра и начать с пластического спектакля. Мы стали сотрудничать.


Проект «Глубина резкости. Пластический спектакль» реализован при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Грант предоставлен ООГО «Российский фонд культуры». 


Первым нашим спектаклем был Choice is… по мотивам сказки Андерсена «Русалочка», с которым мы выступали на сцене АГКЦ. Благодаря Ивану я училась режиссёрским ходам и работе с ребятами как с актёрами – и через пластику, и через актёрское мастерство. Потом он пригласил меня поставить вместе пластический спектакль «Баба», его показывали в рамках проекта «Поле экспериментов» в театре драмы. Потом уже режиссёр Андрей Николаевич Тимошенко пригласил меня поставить хореографию в его спектакле «Панночка» в Северодвинском театре. Затем были «Карамазовы. Мытарь» и «Ханума». Ещё в прошлом сезоне на сцене театра драмы мы несколько раз сыграли пластический спектакль «Если…», который в этом году вошёл в лонг-лист премии «Золотая маска».

– В новом спектакле «Глубина резкости» ты выступаешь в роли хореографа и режиссёра. Какие отметишь особенности постановки танцевального спектакля?

– Сама до сих пор не до конца понимаю, как это происходит. Меня всегда притягивали «большие» спектакли: обожаю Александра Экмана, Матса Эка, Мориса Бежара… Пересмотрела много спектаклей и очень многое из того, что сейчас происходит в современном танце в России, вживую. Бывает, час сидишь и не можешь оторваться от действия. Мне нравится, когда оцениваешь не только хореографию и, может быть, даже не задумываешься о технике танцоров, а видишь глубокие смыслы, которые несёт хореограф. Это, конечно, цепляет. Не люблю искусство ради искусства, люблю, когда люди встречаются с новыми ощущениями, достают из глубины эмоции, которые хотели пережить, но не пережили.

glubina_rezkosti2.jpg

– Спектакль «Глубина резкости» – по повести Гоголя «Портрет»: это история молодого художника, который оказывается в ситуации выбора между богатой жизнью и собственным талантом. В постановке идёт работа не столько с сюжетом, сколько с идеями и смыслами. Как рождался ассоциативный образный ряд, на котором построено действие?

– Обожаю, когда в хореографии из ничего появляется всё. Танцевальный спектакль – это целое атмосферное поле. За что особенно люблю хореографию, так это за то, что здесь нет ничего – есть только люди, и вокруг них создаётся нечто неимоверное. Даже в детской хореографии при постановке номеров иду через ряд ассоциаций и символов, которые танцоры показывают на сцене, а погружение в произведение само меня несёт.

Так было и с этим спектаклем. Гоголь – мистический автор, он и попал ко мне мистически, на самом деле. Были и другие варианты для постановки, но когда начала читать «Портрет», он меня зацепил сразу. В тексте столько всего: и мистика, и главный герой с его амбициями, и общество, которое зомбировано стремлением к богатству и готово на всё, чтобы получить желаемое… В нём есть всё, что актуально в наше время. Интересно, что сначала появилось название, которое мне предложила подруга-хореограф. Именно от названия – «Глубина резкости» – я оттолкнулась, и практически из ничего, из какой-то точки во Вселенной создалась целая история.

– В спектакле минималистичное оформление – геометрические рамки, напоминающая клетку конструкция, с которыми взаимодействуют артисты, и проекция на экране. И этих средств оказывается достаточно!

– Надо просто погрузиться в то, что ты делаешь. Это видно и по нашим танцорам: когда ты погружаешься в свою задумку с головой и только ею живёшь, получается нечто значимое для тебя. Ты существуешь в этом поле смыслов, на каком-то подсознательном уровне рождается нужная хореография и видеоряд.

glubina_rezkosti3.jpg

– В «Глубине резкости» есть солист – роль художника исполняет Леонид Федорушков. В городе его знают как музыканта, а в современном танце он не так давно. Как ты поняла, что главным героем должен быть именно он?

– Мне кажется, его харизма покорит зрителей и в Архангельске, и на подмостках театров других городов. Хотя он меньше танцует, он не менее пластичный. У Лёни нет такой хореографической базы, он не занимался танцами с детского возраста, но при этом очень органичен на сцене. Он пропускает всё через себя и выдаёт такие штуки, которые я сама не додумалась бы использовать. Вообще, у нас в студии нет такого, чтобы я действовала как диктатор, ставя хореографию. Итоговое слово, конечно, за мной, но на занятиях всегда идёт работа в команде. Лёня – очень командный игрок и очень талантливый, а когда ощущает атмосферу зрительного зала, то способен на такое, что другой человек, даже со специальными знаниями и умениями в хореографии, не выдаст никогда.

– Современный танец – это не только про технику, но и про внутреннее переживание, так что танцовщик в полной мере становится артистом на сцене. Но для восприятия таких постановок надо понимать язык танца. Как зрителю подготовить себя к такому спектаклю?

– Конечно, можно перед спектаклем прочитать произведение. Тогда будут какие-то точки опоры, и несмотря на то, что на сцене происходит ассоциативное действие, зрителю будет легче «считать» эти ассоциации. Но специально готовиться не надо: если зацепит, ты будешь смотреть современный танец снова и снова. Мне кажется, что танцы не могут оставить равнодушными никого, потому что мы все в жизни так или иначе танцуем.

– На постановку спектакля «Глубина резкости» ты со своей командой получила грант Российского фонда культуры по итогам конкурса для независимых театральных проектов. В Архангельске это первый независимый проект в сфере современного танца, поддержанный на государственном уровне. Какие есть планы по развитию коллектива?

– Я хочу свой театр современного танца, конечно. Это моя мечта на протяжении многих лет, и получение гранта – очередной маленький шажочек в нужном направлении. Смотрю на спектакль, который у нас получился, и понимаю: насколько здорово, когда ты можешь и сделать декорации, и сшить костюмы, какие хочешь. Я очень счастлива, что спектакль получился таким эстетически красивым – благодаря художнику по костюмам Светлане Семаковой и художнику-декоратору Екатерине Поповой, автору фото- и видеоконтента Артёму Келареву. Благодарна за сотрудничество архангельским музыкантам – Александру Чулкову и Михаилу Кувикову из группы «Шесть мёртвых болгар»: с ними мы впервые написали оригинальную музыку к спектаклю. На мой взгляд, для независимого проекта грант – возможность для создания действительно значимого и качественного продукта, в этом я вижу возможность для развития коллектива.





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей