ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Режиссер Северодвинского драмтеатра Анастас Кичик: «Театр – это сокровенная территория»


Беседовала Ольга ИСТОМИНА. Фото с репетиции спектакля - Надежды Селянкиной | 09.11.2019 22:00:42
Режиссер Северодвинского драмтеатра Анастас Кичик: «Театр – это сокровенная территория»

В феврале 2019 года в Северодвинском драматическом театре появился главный режиссер. Долгое время эта должность не была занята, шел поиск подходящей кандидатуры. Анастас КИЧИК знаком зрителям по спектаклям «Чёрная курица, или Подземные жители», «Скупой», «Победительница», «Конёк-горбунок», «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». После нескольких лет режиссерской работы в Архангельском театре драмы он начинает формировать новый репертуар с коллективом Северодвинского драмтеатра. 



– Анастас Валерьевич, в Северодвинском драматическом театре вы уже поставили успешный спектакль для подростковой аудитории «Семь суббот на неделе» по произведениям Пауля Маара и чеховскую «Чайку», которая получила хорошие отзывы критиков. Сейчас готовится премьера по пьесе Виктора РОЗОВА «В поисках радости». Кажется, сегодня у режиссеров особенно высок интерес к культуре 60-х годов, эпохи оттепели, – для постановок берутся не только пьесы, но и сценарии того времени. С чем связан выбор драматургии этого периода у вас? 

– Я обратился к ней не вдруг. Я уже ставил пьесы других советских драматургов в Архангельском театре драмы – были «Победительница» Арбузова, эскиз «Старшего сына» Вампилова. В этих пьесах действие происходит в 60-70-е годы. Советский период – довольно длительный этап развития культуры и искусства нашей страны. Советский кинематограф, на мой взгляд, был на голову выше нынешнего российского, являлся единственным конкурентом голливудскому кино. Поэтому интерес к тому времени закономерен.

– В пьесе «В поисках радости» одна из важных тем – стремление одних героев к накоплению – представителей «нового мещанства» послевоенного периода, которым противопоставлены другие герои. Вам в этой пьесе больше интересна проблема «вещизма», поведения человека в обществе потребления или образ героя-идеалиста? 

– Мне интересны и проблема потребительства, и личностный конфликт. Я бы не сказал, что Олег, главный герой пьесы, – идеалист. То, что он говорит, не входит в диссонанс с моими представлениями о жизни. Например, я тоже не могу терпеть, когда других оскорбляют. Мне так же непонятно, зачем люди столько всего тащат домой. 

Вероятно, нам интересно, что волновало людей тогда, о чем они мечтали или пытались мечтать. Сегодня нас тоже спрашивают: как жизнь прожить хотите? Больше денег заработать? Или жить для другого человека, пользу какую-то приносить? Сейчас ответят, скорее, первое. А те, кому не хватает второго, часто просто спиваются… 

Зачем жить только для себя? Это такое глобальное разочарование... Может быть, эта постановка – мой личный реванш, пусть и маленький, «местечковый».

– Виктор Розов назвал свою пьесу комедией. Вы определили жанр спектакля как «лирическая мелодрама». С чем это связано?

– «В поисках радости» объективно является мелодрамой. В ней есть элементы комизма, их довольно много. Но в целом это камерная семейная история, в которой нет комедии в чистом виде. Зато есть любопытные аллюзии с Чеховым. Когда мы с актерами разбирали пьесу, очень много их находили. Взять, например, «Вишневый сад»: там монолог у шкафа, к которому обращаются «многоуважаемый шкаф», а здесь к серванту – «голубчик ты мой!» Сознательно или несознательно – Розов с Чеховым перекликается… Кроме того, определение «лирическая мелодрама» – это и маркетинговый ход, который необходим, чтобы у зрителей было правильное представление о спектакле и они не ждали только комедии.

– Как вы считаете, нужны ли сегодня проекты для зрителей, которые создают вокруг театра свою среду? Многие театры проводят лектории, экскурсии, творческие встречи и участвуют в различных акциях…

– Театр сейчас вынужден изворачиваться, чтобы привлекать зрителей. Потому что если зрителя нет, это катастрофа. Театр идет на различные ухищрения, многие из которых мне кажутся порочными и даже от лукавого. Надо думать в каждом конкретном случае и знать меру. Например, встреча с главным режиссером, которая прошла в «Ночь искусств», – это нормальный, стандартный формат. Перед спектаклем зрители собрались и задавали вопросы. Если говорить об экскурсиях по «закулисью», в нашем театре они проходили всегда: актриса Марина СОКОЛОВА показывает наш музей, рассказывает об истории театра.

kichik.jpg– Хочется, чтобы в театре оставалась какая-то тайна? 

– Конечно. Театр – это сокровенная территория. Даже в процессе репетиций у актера должно быть свое пространство, куда никто не заходит. Я замечал: когда репетирую как актер – чем больше мне режиссер что-то говорит, тем меньше хочется выходить и играть. Потому что меньше остается того, что я могу сам наполнить чем-то человеческим.

– Еще один формат, который распространен в театрах, – читки пьес. Как вы к этому относитесь?

– Почему бы и нет? Если у театра, актеров есть какая-то мечта, которую сложно реализовать в ближайшее время, можно собраться, попробовать текст хотя бы на вкус, зрителей позвать. Это не постановочный процесс, хотя из такого опыта может и спектакль выйти.

– Благодаря читкам происходит и знакомство с современной драматургией. Вас что-то заинтересовало из новых пьес?

– Да, я прочитал две пьесы драматурга Дмитрия ДАНИЛОВА, и обе мне показались очень интересными – «Человек из Подольска» и «Серёжа очень тупой». Я вообще считаю, что это Мрожек вернулся, только русский. Подкупила стройность и четкость истории. Во многих современных пьесах непонятно, что происходит, словно в каком-то мареве все – я бы назвал это «обрывками потока сознания». А мне интереснее, когда происходит развитие смысла какой-то человеческой истории. В «Человеке из Подольска» она происходит без вычур, но как только начал читать – сразу захватило. Это такой сюрреализм с человеческим лицом.

– Хотели бы поставить эту пьесу? 

– Конечно. В планах пока этого нет, потому что истории Данилова – камерные, а у нас, к сожалению, нет подходящей сцены. Хочу все-таки ввести в нашем театре «средний формат» (предполагающий зрительскую рассадку на сцене – Прим. авт.). Сцена занята постоянно, как и везде, существует аренда, репетировать новые проекты трудно. Но сейчас у меня есть задумка по Роберту ШЕКЛИ – как раз для среднего формата. Летом мы начали над ней работать, и я намерен довести это до конца.

– Вы полгода в должности главного режиссера Северодвинского драматического театра. Какие цели перед собой вы ставите, и какая стратегия для их достижения у вас есть?

– Полгода – не такой большой срок, чтобы можно было что-то в глобальном смысле изменить. Считаю, что я пока полезен для театра. В коллективе очень много центробежных сил, а я стараюсь исполнять роль центростремительной. Если ты работаешь в театре – значит, ты служишь в нем, и неважно, какая у тебя должность.

– Какие ощущения у вас от города, сложно ли заниматься театром здесь? 

– Многие хотят отсюда уехать – из Архангельска, из Северодвинска... Я приехал сюда несколько лет назад, появились знакомые, но половина из них уже живет в Москве и Питере. Слышу – «работы нет»… Работа есть. Уехать в более комфортное место – иногда просто самый легкий выход. В нашем театре есть актеры, которые всю жизнь работают здесь и делают это высокопрофессионально, хотя тоже могли давно уже плюнуть…. Нет, трудятся, болеют за театр. Если бы их не было, я бы сюда ни ногой.

– Будете ли приглашать других режиссеров на постановки?

– Я убежден, что должны приезжать режиссеры, которые еще не ставили спектакли у нас. Это не значит, что они будут молодые и зеленые, которые мало умеют, – нет, опытные, профессиональные режиссеры. Важно, чтобы каждый из них был со своей эстетической системой, для труппы это очень полезно и правильно. Есть масса вещей, которые хотелось бы реализовать. Убежден, что в театре надо вводить подростковое направление. У нас уже есть два таких спектакля – «Семь суббот на неделе» и «Золушка». Мне кажется правильным убирать четкую грань между утренними и вечерними спектаклями.

– Какие премьеры запланированы в этом сезоне? 

– В марте у нас премьера к столетию Фёдора АБРАМОВА. Спектакль будет ставить Владимир КАРПОВ, который знаком зрителям по «Реквиему каравану PQ 17». Он пишет собственную инсценировку по рассказам Абрамова. Потом режиссер Олег АЛЕКСАНДРОВ приезжает ставить «Позднюю любовь» Островского. Сам буду работать над повестью «Село Степанчиково и его обитатели» Достоевского. Кроме того, планируется спектакль по роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», который поставит Алексей ЕРМИЛЫШЕВ. Может быть, с него мы и начнем следующий сезон. 





Возврат к списку

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Бизнес-класс ТВ

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2019 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5