ИЛИМ-ПАЛП_2020
f5

Среда, 5 октября, 2022 02:10

В Архангельске продолжается рассмотрение уголовного дела Шестакова – Яковлева


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото из архива редакции | 13.09.2022 12:44:04
В Архангельске продолжается рассмотрение уголовного дела Шестакова – Яковлева

В Архангельске продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего заместителя председателя регионального правительства Андрея ШЕСТАКОВА и экс-министра строительства и архитектуры Михаила ЯКОВЛЕВА. Под вопросом законность их действий во время заключения крупного контракта. На днях в суде выступал потерпевший – директор госучреждения «Инвестсельстрой» Виктор ПРУПЕС. Ранее свидетельские показания по делу давала министр АПК и торговли Архангельской области Ирина БАЖАНОВА.


Напомним суть дела. Весной 2019 года проводился конкурс на корректировку проектной документации по строительству нового корпуса областной детской клинической больницы им. П. Г. Выжлецова. Победителем стало ГАУ АО «Инвестсельстрой» – подведомственная организация регионального министерства АПК и торговли. К слову, сейчас «Инвестсельстрой» занимается воссозданием памятника архитектуры – «Дома И. В. Киселёва», он же выиграл контракт на подготовку проекта благоустройства привокзальной площади в Архангельске.

Работать по проекту для детской больницы учреждение взялось за 5,5 млн рублей. На этих торгах второе место заняло ООО «Ортост-Фасад». Вскоре после заключения контракт с «Инвестсельстроем» был расторгнут. Конкурс провели по новой, и «Ортост-Фасад» стал его победителем, но уже с предложением в 10,2 млн рублей. То есть сумма контракта возросла практически вдвое. По версии обвинения, Андрей Шестаков в должности заместителя председателя правительства способствовал этим событиям, в частности, из личной заинтересованности. Соответственно, ущерб, нанесенный областному бюджету, оценивается в 4,7 млн рублей.

Показания директора «Инвестсельстроя» Виктора Прупеса могут сыграть важную роль для бывших чиновников.

Подъёмный и даже прибыльный

По мнению Андрея Шестакова, «Инвестсельстрой», заходя на конкурс, недооценил свои силы, в том числе существенно занизив цену проектирования такого большого и сложного объекта медицинского назначения.

Отвечая на вопросы прокурора, Виктор Прупес напомнил, что «Инвестельстрой» по госзаданию помогает муниципалитетам в глубинке с подготовкой документов на программу «Комплексное развитие сельских территорий», в сфере ИЖС и т. д., но ведет и внебюджетную деятельность – занимается проектированием. Есть в послужном списке и медицинские учреждения, включая новые здания для Вельской центральной районной больницы и фельдшерско-акушерские пункты.

На 2019 год в штате организации было 15–16 специалистов по всем направлениям, кроме изысканий – их обычно заказывали субподрядчику. По оценке директора «Инвестсельстроя», возможности для исполнения контракта у него сомнений не вызывали.

victor_prupes.jpg«После победы на торгах, так как сроки были сжатые, мы сразу начали работать по контракту. Но практически одновременно пошли разговоры об его расторжении», – заявил в суде Виктор Прупес.

С его слов, с ним по этому поводу общались преимущественно представитель заказчика – бывший руководитель Главного управления капитального строительства (ГУКС) Павел БАЖЕНОВ и экс-глава контрактного агентства Архангельской области Константин СЕВЕРЬЯНОВ. Уже тогда стали звучать предложения в качестве компромисса взять на субподряд ООО «Ортост-Фасад». В ходе предварительного следствия Виктор Прупес упоминал о том, что эту фирму потом хотели «завести» и на само строительство нового корпуса детской областной больницы.

«Я изначально был против расторжения контракта. Во-первых, повторюсь, мы могли и хотели его исполнить. Во-вторых, отказ мог повлечь за собой внесение «Инвестсельстроя» в реестр недобросовестных поставщиков. Внебюджетная деятельность приносит нам около 90% финансовых поступлений. Я не мог обрезать основной источник доходов организации своими же руками. Кроме того, нами уже была перечислена невозвратная банковская гарантия на сумму около 115 тысяч рублей», – рассказал Виктор Прупес.

И прокурор, и адвокаты обвиняемых старались выяснить у директора «Инвестсельстроя», откуда он взял такую сумму контракта – 5,5 млн рублей, если в итоге подготовка проекта силами «Ортост-Фасад» оценена в 10,2 млн?

«Речь ведь шла о корректировке проектной документации, не о создании с нуля, – напомнил Виктор Прупес. – Нам нужно было только привести ее в соответствие изменившимся нормативным требованиям, а сам объект оставался практически таким же. Мы осмотрели все помещения. Стоимость непосредственно проектных работ определяется исходя из известных мне трудозатрат специалистов в штате «Инвестсельстроя». Мы также уже провели предварительные переговоры с субподрядчиком по изысканиям, с потенциальными партнерами из Санкт-Петербурга – относительно чистых помещений и т. д. Я все подсчитал. Сумма, которую предложил «Инвестсельстрой», была не просто подъемная. Мы планировали получить прибыль в размере около 2,5 млн рублей и направить ее, прежде всего, на реконструкцию памятника архитектуры – «Дома И. В. Киселёва».

Однако, как сообщил Виктор Прупес, он продолжал получать настоятельные рекомендации расторгнуть контракт, вплоть до «обещания» в противном случае уволить его с должности директора «Инвестсельстроя».

«Насколько знаю эту иерархию…»

Пока шли переговоры, в медико-техническое задание на корректировку проектной документации по строительству нового корпуса детской областной больницы были внесены существенные изменения: оно было значительно дополнено. Предусматривалось, в частности, выделение помещения под медицинский архив, создание условий для маломобильных групп населения, требование о раздельном приеме плановых и экстренных пациентов. Однако директор «Инвестсельстроя» и на тот момент не собирался отказываться от контракта. В ходе следствия Виктор Прупес заявил, что планировал просить лишь о продлении срока исполнения работ и увеличении их стоимости в пределах 10%.

«Изменения в техзадании не были критичными, но объем задач все же возрос. И на тот момент мы уже месяц как работали по «старому» ТЗ», – пояснил в суде потерпевший.

Новую документацию ему передали на встрече с Баженовым и практически одновременно снова предложили направить в ГУКС письмо о расторжении контракта и даже дали образец.

«Как я понимаю, они транслировали позицию своего высокого руководства – наверное, Андрея Геннадьевича (Шестакова. – Прим. ред.), насколько я знаю эту иерархию. Лично руководитель ГУКСа обычно такие решения не принимает. Баженов сказал, что после расторжения контракта все станет проще и лучше. И, может быть, мы даже посотрудничаем», – добавил Виктор Прупес.

shestakov_ag.jpgОн сделал еще одну попытку донести до заказчика свои аргументы, но успехом она не увенчалась. Напомним, ранее Андрей Шестаков заявил в суде, что, по его информации, узнав о дополнениях в медико-техническое задание, директор «Инвестсельстроя» сразу отказался от контракта и другой позиции не высказывал.

Судя по тому, что дальше сообщил сам Виктор Прупес, давление со стороны ГУКСа, контрактного агентства и их «высокого руководства» все-таки подвело его к решению написать отказ. Контракт между ГУКСом и «Инвестсельстроем» был расторгнут по соглашению сторон.

«Может быть, есть какая-то связь между желаемым участием в этом контракте определенных лиц и мной, возможно, я попал не на то место, не на тот «кусок», – предположил в суде Виктор Прупес.

Роль в этой истории своего непосредственного руководителя – действующего министра АПК и торговли Архангельской области Ирины Бажановой – Виктор Владимирович негативной для себя не считает. Хотя через нее влиять на директора «Инвестсельстроя», конечно, пытались, в том числе лично Андрей Шестаков.

«Ирина Борисовна говорила только о том, чтобы я как можно скорее решил вопрос с этим контрактом. Насколько понимаю, она делала все, чтобы не дошло до моего увольнения и негативных последствий для подведомственного учреждения», – отметил Виктор Прупес.

Кстати, по его мнению, на повторных торгах, в которых победил «Ортост-Фасад», техзадание стало даже легче, поскольку первое включало и проектную (обычно это 60% стоимости работ), и рабочую документацию (40% стоимости), а второе – только проектную. Следуя такой логике, задачу для «Ортост-Фасад» почти вдвое упростили, а цену, напротив, подняли.

Как утверждает Андрей Шестаков, он никогда не считал, что в случае расторжения контракта с «Инвестсельстроем» договор должен быть «автоматически» заключен с участником конкурса, занявшим второе место, то есть с ООО «Ортост-Фасад». Но ускоряться заставляли вполне резонные опасения потерять федеральное финансирование на строительство нового корпуса детского областной больницы.

«Я не планировала его увольнять»

Ирина Бажанова также уже давала в суде показания по этому уголовному делу. С ее слов, о контракте по детской больнице она узнала лишь тогда, когда уже зашла речь об его возможном расторжении.

bazanova.JPG«Андрей Геннадьевич сообщил, что «Инвестсельстрой», значительно снизив цену, выиграл контракт, который ему фактически не исполнить. То же самое я слышала от Андронова и Карпунова (заместитель губернатора Игоря Орлова и бывший министр здравоохранения. – Прим. ред.). Поэтому Виктору было предложено контракт расторгнуть. Он утверждал, что за заявленную им цену проект сделать можно. Но в итоге пообещал подписать документ. Увольнять Прупеса я не собиралась и говорила ему об этом. На тот момент у предприятия помимо этого контракта была куча других, и я не заинтересована в том, чтобы оно попало в реестр недобросовестных поставщиков», – пояснила Ирина Бажанова.

На вопрос адвоката о том, приходилось ли ей до 2019 года слышать жалобы на исполнение контрактов «Инвестсельстроем», Ирина Борисовна ответила утвердительно: «Доводилось постоянно и доводится по сей день: жалобы на нарушение сроков, непредоставление информации, недостатки в отработке документов… И почему-то все думают, что я и по коммерческой части должна на Виктора Владимировича как-то воздействовать. Но я не имею таких полномочий. Могу позвонить и сказать: так делать нельзя, разберись. Я вправе отслеживать только исполнение госзадания».

Тем не менее, как призналась Ирина Бажанова, она не могла игнорировать настоятельные обращения Алексея Андронова и Андрея Шестакова относительно выигрыша, а затем и расторжения Прупесом контракта. «Шумиха вокруг этой больницы тогда поднялась очень большая», – добавила она.

Напомним, что и Андронов, и Шестаков после ухода Игоря Орлова с поста главы региона вместе с ним сменили место работы на петербургский судостроительный завод «Северная верфь».

Рассмотрение уголовного дела продолжается: судебные заседания продлятся как минимум до середины октября.





Возврат к списку

Для вас

Лента событий

Новости компаний

Для вас

© 2003-2022 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей