ИЛИМ-ПАЛП_2020
F5

Скупой платит дважды, или Время неудобных вопросов


Кирилл ФЕЛЬДМАН, эксперт «БК» | 10.04.2020 18:19:25
Скупой платит дважды, или Время неудобных вопросов

В России наступают трудные времена. Как недавно объяснял президент, наша страна столкнулась с двумя проблемами: фактически обрушившимся рынком нефти и появлением нового вируса. В значительной степени эти проблемы имеют выраженную причинно-следственную связь, да и сталкиваются с ними многие государства. Но для нас ситуация катастрофична потому, что за долгое время заклинаний и деклараций мы так и не смогли слезть с пресловутой «нефтяной иглы».


Положение большинства людей, и без того непростое и неспокойное, еще больше усугубляется действиями властей. Вроде бы президент просил сидеть дома. Причем именно просил. Но тут же ввели драконовские штрафы за выход на улицу без крайней надобности. Работать почти никому нельзя, но чрезвычайную ситуацию никто не объявил, поэтому форс-мажора нет, все договоры должны исполняться. Зарплату работникам тоже надо платить, а откуда взять на нее деньги, когда доходов нет вообще, – неизвестно. Меры поддержки объявлены, но очевидно недостаточные.

feldman_kirill.jpgВсе с нетерпением ждали второго обращения президента к нации, надеясь, что уж теперь-то он внятно объяснит, как государство поможет гражданам пережить трудное время. И тем сильнее было разочарование, когда он не сказал ни о чем, кроме продолжения ранее объявленных нерабочих дней до конца месяца и передачи главам субъектов Федерации права сокращать условия и продолжительность карантинных мер. Разумеется, вместе с ответственностью за возможные «коронавирусные» последствия.


Работать почти никому нельзя,
но чрезвычайную ситуацию
никто не объявил, поэтому
форс-мажора нет, все договоры
 должны исполняться. 


Вскоре выяснилось, что даже отсрочки по кредитам, заявленные в первом обращении, скукоживаются. Во-первых, Центробанк разъяснил, что за кредитные каникулы придется платить дополнительные проценты. Во-вторых, правительство установило максимальные размеры кредитов для получения каникул: для физических лиц — не больше 250 тысяч рублей, для индивидуальных предпринимателей – не более 300 тысяч, автокредиты – до 600 тысяч, ипотека – до 1,5 млн. Правда, 8 апреля президент попросил эту норму пересмотреть. И откуда у нас взялось такое правительство: пока президент не попросит, не подумает?

Анонсированный еще в марте «второй пакет» антикризисных мер у моих знакомых предпринимателей вызвал реакцию, которую здесь передать не могу: редактор категорически против ненормативной лексики на страницах издания. Впрочем, о сказанном ими можно догадаться только по названию постановления федерального правительства №409 от 2 апреля: «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики». Там есть отсрочка по налогам и представлению деклараций, приостановка до 31 мая выездных проверок налоговой, отмена налоговых санкций за некоторые налоговые нарушения, совершенные в период с 1 марта по 31 мая, и прочие меры, которые помогут части компаний МСБ умереть не завтра, а послезавтра, и ничего больше. Интересно, правительство действительно думает, что таким образом можно обеспечить устойчивое развитие экономики?

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в отличие от правительства, считает, что Россию с высокой вероятностью ожидает двухлетняя рецессия с сокращением экономики примерно на 3%. Авторитетный экономист Игорь НИКОЛАЕВ говорит о гораздо более серьезном падении – на 15%, как это было в 1992 году. И это при антикризисных усилиях государства в 2,5% ВВП, как во Франции, Италии, Испании. Германия уже объявила о выделении на эти цели более 4% ВВП, а США – 10%.


Пока власти больше действуют
в привычном режиме
администрирования,
запретов и ограничений,
причем в некоторых случаях
– весьма топорно.


Алексей КУДРИН предлагает выделить минимум 5% ВВП, однако пока, как сообщил премьер-министр Михаил МИШУСТИН, на преодоление кризиса зарезервировано 1,3% ВВП. Это при всех разговорах о небывалых резервах, которые есть в распоряжении федеральных властей.

Пока власти больше действуют в привычном режиме администрирования, запретов и ограничений, причем в некоторых случаях – весьма топорно. В ряде регионов объявили о готовности к введению режима пропусков, кое-где уже даже ввели. Многие средства массовой информации 1 апреля сообщили, что в Саратове, например, для подачи заявок на спецпропуска установили столь короткий срок, что у присутственных мест выстроились длиннющие очереди, что уже является нарушением карантинных мероприятий. После окрика из Москвы введение пропусков то ли отложили, то ли отменили. Может быть, это и была чья-то первоапрельская шутка, только больно уж глупая.

Медицинских масок не хватает? С 7 апреля введен запрет на их реализацию в любых точках, у которых нет фармацевтической лицензии, а оптовую торговлю разрешено вести только «Росхимзащите», подконтрольной госкорпорации «Ростех». Кто-то всерьез думает, что концентрация всей оптовой торговли в одних руках решит проблему дефицита?

Несмотря на заверения должностных лиц разного уровня о полной готовности системы здравоохранения к любому развитию событий, мне лично в это верится с трудом. Не раз убеждался: чем громче телевизор говорит, что «все хорошо», тем в большей «филейной части» – как изящно выразился продавец в магазине на Поморской – мы окажемся. 


Чем громче телевизор
говорит, что «все хорошо»,
тем в большей «филейной
 части» мы окажемся.


Это, что называется, оценочное суждение, частично подкрепленное количественными показателями. По информации на сайте Росстата, в нашей стране численность инфекционных коек на 10 000 человек после окончания «лихих 90-х» снизилась с 6,9 в 2001-м году до 4,0 в 2018-м. Но для больного коронавирусом, находящегося в тяжелом состоянии, койка нужна не инфекционная, а реанимационная. По ним официальных данных нет, чтобы не быть обвиненным в распространении фейков, судить не буду. Информация есть только по России в целом и устаревшая: на селекторном совещании в Минздраве 21 ноября 2018 года заместитель Росздравнадзора Ирина СЕРЕГИНА сообщила, что в 60 субъектах РФ не хватает реанимационных коек для пациентов с осложнениями гриппа и ОРВИ.

19 марта в интервью изданию «Москвич-mag» главный врач больницы в Коммунарке Денис ПРОЦЕНКО, он же главный анестезиолог-реаниматолог столицы, сообщил, что в Москве 2500 реанимационных коек. Если численность жителей оценивается примерно в 12,5 млн, то одна койка в палате интенсивной терапии приходится на 5000 человек. Это, конечно, еще не Германия, где этот показатель равен 3000, но и совсем уже не Италия – там одна койка приходится на 12 000. А вот по стране, думаю, ситуация заметно хуже. Тем более что Проценко в том же интервью сказал буквально следующее: «Москва среагировала быстрее всех и выкупила все, что было на российском рынке».

Есть некоторые основания предполагать, что Архангельская область находится далеко не в самом худшем положении. Но это про область в целом. Вероятно, обеспеченность реанимационными койками в районах ниже, чем в областном центре. И это еще очень мягкая формулировка. Между тем, к примеру, в Североонежске (Плесецкий район) коронавирус подтвержден уже минимум у двух человек.


Есть некоторые основания
 предполагать, что Архангельская
 область находится далеко
 не в самом худшем положении. 


С одной стороны, длительное сохранение в том или ином виде «добровольной самоизоляции» без существенной господдержки уже к лету грозит появлением, по различным оценкам, 0,5-1,0 млн безработных в Москве и 10-15 млн. по стране в целом. Если эти прогнозы сбудутся, нас ждет уровень безработицы, сопоставимый с первой половиной «лихих 90-х». Еще у 25-35 млн граждан доходы могут упасть ниже прожиточного минимума. Как будут выживать эти люди и их семьи в условиях жесточайшей регламентации любой деятельности – опять же, в отличие от 90-х, когда была возможность зарабатывать, например, привозя товары из-за границы и продавая на рынках – на свой страх и риск? И опять же: где накопленные за «тучные годы» резервы, если в стране не нашлось средств на реальную помощь гражданам и экономике?

С другой стороны, если при отказе от карантинных мер не удастся избежать масштабной эпидемии, обязательно спросят: в 2001 году у нас на 10 000 человек было 114 больничных коек, а в 2018-м – всего 80. Как это могло произойти за двадцать лет, одиннадцать из которых цена на нефть превышала 50 долларов, а еще три – «зашкаливала» за 100? И почему никто не услышал Леонида РОШАЛЯ, который на всю страну криком кричал, что так сокращать больницы нельзя?

А самое страшное для власти, что в любом случае граждане могут начать задавать и другие вопросы. Например, почему одна из богатейших в мире стран не смогла сохранить пенсионный возраст для своего населения? На что потрачены добытые из недр и оплаченные трудом россиян миллиарды долларов? На зимнюю Олимпиаду в субтропиках? На мундиаль? На мосты в Крым и на остров Русский? На защиту геополитических интересов в Сирии? На что???





Возврат к списку

Новости компаний

© 2003-2020 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5