ИЛИМ-ПАЛП_2020
Финам

Аграрная эпопея Йозефа Ромбса: немецкий подход к бизнесу в Поморье


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото Алексея Липницкого | 19.07.2021 16:07:30
Аграрная эпопея Йозефа Ромбса: немецкий подход к бизнесу в Поморье

Об истории с задержанием на Архангельской таможне 107 баранов и овец, купленных в Молдове для «Уемской буренки», весной рассказали не только региональные, но и федеральные СМИ. Напомним, что животных все же отпустили и они были поставлены на карантин на территории предприятия. Сейчас, спустя почти четыре месяца, мы навестили в Уйме предпринимателя Йозефа РОМБСА, чтобы узнать, как живет его немаленькое хозяйство.


Вместе с Йозефом Францевичем мы посмотрели основной комплекс зданий в Уйме, съездили через мостик на остров, где уже сушится на солнце заготовленное сено и пасутся ухоженные коровы. Не попали только к «карантинным» овцам — нельзя.

Птицефабрика: две попытки

Крестьянское хозяйство Йозефа Ромбса размещается на самом конце писаховской Уймы, который по привычке называют «поселком птицефабрики». Как известно, Уемская птицефабрика — поставщик свежих яиц и охлажденного мяса курицы к столу архангелогородцев - окончательно закрылась в прошлом году. Об ее непростой судьбе в прежние годы, на рубеже столетий, Йозеф Францевич может рассказать в деталях. Как выяснилось, за восстановление этого предприятия он брался дважды. Но вышел вполне обычный для конца 90-х — начала «нулевых» сюжет.

«В конце 90-х мы приобрели птицефабрику, находившуюся в процедуре банкротства, в общем-то по просьбе коллектива и руководства района. Но это было осознанное решение. Я и раньше работал в сельском хозяйстве и знал весь процесс производства. Посмотрел — возможности есть. Но мы сделали ошибку, купив весь бизнес, а не только имущество предприятия. В итоге сумма его долгов оказалась почти вдвое больше, чем это следовало из наших первоначальных расчетов, - вспоминает Йозеф Ромбс. - Но мы начали работать, инвестировать, и примерно за два года увеличили поголовье птицы в шесть раз — до 450 тысяч, нарастили производство яиц».

Однажды Йозеф Ромбс получил предложение продать обновленную птицефабрику от одного из постоянных покупателей яиц.

«Я такой возможности, в принципе, не исключал, потому что нашим основным профилем деятельности была деревообработка. Но назвал цену с учетом уже погашенных долгов птицефабрики и сделанных вложений. Покупатель отказался», - продолжает наш собеседник.

Дальнейшие события Йозеф Ромбс расценивает как рейдерский захват предприятия этими же интересантами, которые воспользовались тем, что конкурсное производство еще не было завершено.

«Приезжаю утром на предприятие, а меня не пускают. У здания стоит другая охрана. Мне заявляют, что птицефабрика уже не моя. Я обратился в департамент сельского хозяйства, районную администрацию, прокуратуру, но в итоге услышал только, что это спор хозяйствующих субъектов, в котором мы должны разбираться сами. Мы смогли вернуть себе птицефабрику только после полутора лет судебных разбирательств. Пока шли суды, рейдеры вывезли с фабрики все, что можно, включая даже клетки, которые просто сдавали в металлолом… В итоге мы отсудили пустые цеха. Ни одной курицы там уже не было», - рассказывает предприниматель.

Тем не менее была сделана еще одна попытка восстановить производство на птицефабрике.

«Мы снова отремонтировали инкубаторы, договорились о закупке племенных яиц в Вологде. Однако буквально накануне поездки, ночью, инкубаторы разбили… Какая-то шпана ломиками вскрыла двери. Нетрудно догадаться, по чьему указанию. Восстанавливать фабрику еще раз не было смысла, поэтому мы подарили ее трудовому коллективу», - добавляет Йозеф Ромбс.

Разоряя птицефабрику, «инвесторы» хотели ликвидировать и ферму, сдав коров на мясо. По счастью, этому помешали работники предприятия. Ферма и стала основой нынешнего хозяйства Йозефа Ромбса.

Что касается птицефабрики, напомним, что она, уже с другими собственниками, еще несколько раз проходила реорганизацию и в 2010 году вошла в холдинг торговой сети «Петровский». В середине 2020 года предприятие закрыли по причине убыточности.

«Коровы останутся обязательно»

В последние годы в хозяйстве Йозефа Ромбса в Уйме около 250-300 коров, в том числе 140 — дойного стада. Соответственно, много и телят разного возраста.

«Хорошо, что мы вовремя, еще когда шли судебные разбирательства с птицефабрикой, оформили в собственность землю. Сейчас у «Уемской буренки» есть участок около 20 гектаров, где расположены основные здания, и около 700 гектаров полей. Этого достаточно для содержания коров. Я даже планировал увеличить дойное стадо до 400 голов, но это когда дотации были 6-8 рублей на литр молока и выплачивались ежемесячно. Помощь от государства была хорошей, мы начали строить вторую ферму. Сейчас дотации вроде бы и не уменьшились в объеме, но выплачивать их стали раз в квартал, изменились приоритеты в их распределении. Например, в сторону дотаций на закупку техники. А если у меня она есть и новая не нужна? Дотировать надо конкретный объем произведенной продукции: мяса, молока. А так во II квартале этого года я получил менее одного рубля дотаций на литр молока», - отмечает предприниматель.

rombs_cows.jpg

Невозможно конкурировать по себестоимости продукции, в частности, с вологодскими производителями, даже несмотря на то, что они тратятся на ее доставку в наш регион: такое мнение от местных фермеров, владельцев молочных заводов доводилось слышать не раз.

«В Архангельской области одно рабочее место стоит около 470-490 тысяч рублей в год (это если считать по «минималке»), а в Вологде — 230-250 тысяч рублей. Почему архангельский предприниматель, помимо зарплаты, должен платить северные надбавки и налоги на них? Почему вместо поддержки бизнеса на Севере финансирование этих льгот государство возложило на предпринимателей? Электроэнергия, корма — все у нас дороже. В результате себестоимость литра молока в Архангельской области — 32-35 рублей, а в Вологодской области — 17-18».

У уемского предприятия есть свое перерабатывающее производство, торговая марка. Как отмечает Йозеф Францевич, раньше здесь упаковывали и отправляли на продажу около 500-600 литров молока в день. Однако сейчас это направление пришлось практически свернуть. Федеральные сети вытеснили местные, многие магазины, охотно покупавшие уемское молоко, закрылись. Сейчас большая часть уемского молока идет на Архангельский молочный завод, но максимальная закупочная цена — 24 рубля за литр.

Отношения с федеральной розницей складываются непросто. Добавила хлопот и обязательная маркировка молочной продукции.

«Нас собирали много раз по этому вопросу. Маркировка, может быть, и нужна на крупных молокозаводах, но фермеров и небольшие предприятия от нее точно надо освободить. У нас нет и не может быть, к примеру, пальмового масла. Нам проще надоить настоящего молока, запаковать и отдать в продажу. Маркировка же принесет дополнительные расходы и производителям, и, в конечном итоге, потребителям. А в прибыли останется даже не государство, а поставщики оборудования и IT-компании. Лучше было бы обеспечить Роспотребнадзор оборудованием для проверки качества продуктов питания — тогда уйдут недобросовестные производители», - считает предприниматель.

Йозеф Ромбс говорит об убытках, но настроен исключительно на сохранение и развитие своего предприятия.

«Это как чемодан без ручки: тяжело нести, но жалко бросить. Понимаете, сейчас у нас есть ферма, поля, рабочие места… Если это бросить, забить скот, люди потеряют работу, земля зарастет ивняком и сорняком. Это было бы не по-человечески и не по-хозяйски, - рассуждает он. - Коров, молочное направление мы обязательно оставим. Уже куплены доильные роботы: увеличатся надои, улучшится качество молока, уменьшится его себестоимость. Кроме того, перспективным должно стать производство баранины. И я все-таки надеюсь, что государство вплотную займется поддержкой села — ведь это нужно для сохранения продовольственной безопасности страны, о которой так часто говорит президент», - добавляет предприниматель.

Продолжение истории с баранами

Весной этого года даже далекие от сельского хозяйства люди переживали за овец и баранов, задержанных на таможне в Архангельске по предписанию регионального управления Россельхознадзора. Животные были куплены в Молдове: Йозеф Ромбс планировал начать разведение овец и создать мясное производство. Под это в Уйме были подготовлены помещения.

Животных транспортировали через Украину, затем через Беларусь, ввоз в Россию разрешили. Однако уже в Архангельске проверяющие обнаружили, что в ветсвидетельстве нет информации о благополучии местности, откуда отправлен груз, по ряду заболеваний, в том числе опасных для человека.

sheep_rombs.jpg

Несмотря на большой резонанс, Россельхознадзор принял решение о возврате овец в Молдову. По мнению Йозефа Ромбса, разумнее всего было сразу поставить стадо на карантин. Предприниматель сообщил о готовности взять на себя все расходы. Потенциально гораздо опаснее было везти животных обратно через несколько регионов и границ. Благодаря вмешательству губернатора Александра ЦЫБУЛЬСКОГО овец все же разрешили увезти на территорию предприятия. Они действительно пострадали, однако не от тех заболеваний, которых опасался Россельхознадзор.

Все время, пока шли разбирательства, животных держали в машине на временной зоне таможенного контроля, без должного ухода.

«Овцы, когда мы их растаможили, привезли сюда, начали хорошо кормить, пришли в себя, окрепли, потолстели. Но медицинские анализы определили, что у части животных проявилась болезнь, которая возникает вследствие стресса, холода и голода. Мы уже понесли убытки, но с этим стадом практически невозможно планировать развитие в хозяйстве мясного направления. Карантин требуется выдержать минимум два года, периодически снова делать животным анализы. И то не факт, что после этого карантин снимут», - поясняет Йозеф Францевич.

Кстати, весной Йозеф Ромбс говорил, что при неудачном исходе событий это будет, скорее всего, его последний опыт создания такого производства в Архангельской области. Сейчас он готов попробовать еще раз: предприниматель планирует купить другое стадо, уже в России. Напомним, что молдавского поставщика изначально выбирали из соображений цены.

«Сейчас есть договоренность в Саратовской области: будем закупать минимум 300 голов романовской породы, - продолжает Йозеф Ромбс. - Надеемся, что дополнительных сложностей удастся избежать — после полученных уроков, наверное, эта причина в выборе поставщика стала ключевой. Думаю, что мясное направление все-таки будет востребованным и прибыльным».

Главное

В апреле ООО «Уемская буренка» стало резидентом Арктической зоны России: этот статус предусматривает различные преференции, в том числе пониженные тарифы страховых взносов. «Такой статус нужно бы присвоить всем сельхозпредприятиям арктического региона, чтобы они избежали перспективы банкротства, могли повысить конкурентоспособность продукции, особенно таким, как СПК «Племзавод «Кехта», АО «Хаврогорское», КФХ «Победа», СПК «Березняковский». Это стало бы реально важным шагом, направленным на предотвращение закрытия малых фермерских и крестьянско-фермерских хозяйств в Архангельской области», – подчеркивает Йозеф Ромбс.

Y_izbrannoe.jpg






Возврат к списку

Архангельские проекты

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2021 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5

Еженедельно отправляем свежий номер
и подборку самых важных новостей