ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Александр Иванов: «Меняются названия, а с ними и стратегии»


Александр Иванов, эксперт | 03.04.2015 07:14:52

altВ 2008 году Всемирным банком было опубликовано исследование, проведённое Комиссией по экономическому росту и развитию. Были выявлены общие черты устойчивого развития 13 стран, которые на протяжении последних 25 лет показывали средний темп роста ВВП не ниже 8%. Некоторые из них нам понятны, в том числе «рыночное распределение ресурсов» или «высокие нормы сбережений и инвестиций», но «зависимость устойчивого темпа роста ВВП от поддержки в государстве институтов макроэкономической стабильности» требует разъяснений.

В своей повседневной деятельности каждый по-своему понимает слово «институт». Кто-то считает, что так называют высшие учебные заведения, кто-то - разные социальные или политические структуры. Среди политиков, экономистов и социологов нет полного согласия в понимании этого термина.

В докладе комиссии Всемирного банка институты - это взаимосвязанные системы упорядоченных социально-экономических?  норм и правил, благодаря которым поведение каждого отдельного экономического субъекта становится достаточно предсказуемым по своим ориентациям и формам проявления. Чтобы институты могли реально выполнять свою миссию, они наделяются необходимыми организационными, административными и иными ресурсами, должны самовоспроизводиться и иметь свою особую субкультуру, систему ценностей и нормативной регуляции. А под институализацией в макроэкономике государства подразумевается процесс определения и закрепления административных, экономических и социально-экономических норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, которая способна обеспечивать устойчивый рост ВВП. Комиссия даже определила, что считать завершением процесса институционализации: создание в соответствии с нормами и правилами четкой статусно-ролевой структуры, легитимно одобренной большинством участников экономических и социальных процессов в государстве и обществе.

Конечно, с первого прочтения сложно ухватить суть рекомендаций экономистов с мировым именем и безупречной репутацией. Но постепенно начинаешь понимать, что они предлагают менять спонтанное, непредсказуемое, во многом экспериментальное поведение структур, регулирующих,?  нормирующих, просто руководящих экономическими и социальными процессами в государстве или регионе, на предсказуемое поведение, которое ожидается, моделируется, регулируется. Причем не только предлагают, но и советуют опыт тех самых 13 стран. Например, в Австралии создано независимое правительственное агентство, которое непрерывно работает над реформой, не позволяя кардинально переменить стратегии. Правительства меняются, а экономические и социальные стратегии — нет. Независимое от смены правительств агентство, собирая обратную связь от бизнеса и населения, постоянно корректирует текущие методики в рамках этой стратегии.

От Архангельской области до Австралии пол земного шара. Не меньше от их агентства, работающего над реформами, до нашего министерства экономического развития. И не в километрах суть. Нам далеко до них, прежде всего, в понимании задач, возлагаемых на структуры региональной государственной власти.

В 2009 году глава администрации Архангельской области Илья МИХАЛЬЧУК решил стать, как и все его успешные коллеги, просто губернатором. Для этого была затеяна реформа органов государственного управления Архангельской области, которую успешно провел Дмитрий ТАСКАЕВ, за что и был назначен на высокий пост руководителя аппарата губернатора и Правительства Архангельской области.

При разработке первого варианта проектов областных законов о Правительстве Архангельской области, проектов положений о министерствах, агентствах и инспекциях авторы заложили в документы идеологию не только отраслевого, но и функционального разделения органов государственной власти Архангельской области.

Доказывалась эта необходимость так: невозможно правильно (в интересах общества и государства) управлять порученной отраслью экономики или социальной сферой, если ты одновременно, в одном и том же лице, определяешь нормы и правила развития этой отрасли (сферы), исполняешь эти нормы и правила, занимаясь каждый день управлением, сам себя контролируешь и отвечаешь за исполнение. Нормы и правила быстренько подгоняются под свои интересы, контроль становится крайне субъективным, а исполнение (управление) безынициативным. Поэтому предлагалось, что исполнительную работу возьмут на себя агентства (даже исполнение областного бюджета предлагалось возложить на отдельное агентство главного распорядителя, как это было сделано в некоторых регионах), контроль — инспекции, а нормотворчество и общее руководство - министерства.

Практика реализации этой реформы показала, что после переименования должности главы администрации в должность губернатора реформа разом закончилась, а министерствами, агентствами и инспекциями стали бывшие отраслевые департаменты управления и комитеты, ни на йоту не изменив свой функционал, хотя и подправив штаты и зарплаты в нужную сторону.

Сможет ли новый министр экономического развития Архангельской области Виктор ИКОННИКОВ сделать свое министерство неким органом «обеспечения устойчивого темпа роста ВРП Архангельской области за счёт развития областных институтов макроэкономической стабильности»? Сможет ли когда-нибудь государственная власть Архангельской области функционально правильно отстроить себя, таким образом, чтобы правительства менялись, а экономические и социальные стратегии — нет, чтобы независимо от смены правительств некое министерство или агентство, собирая обратную связь от бизнеса и населения, постоянно корректировало текущие методики в рамках этих стратегий?

Что-то говорит мне,?  что это пока не наш случай.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5