ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

В неравных условиях: в чём частная медицина проигрывает государственной?


Андрей САХАРОВ | 07.02.2014 05:32:14

Государственно-частное партнерство в медицинской сфере Архангельской области находится в зачаточном состоянии. Такой вывод можно сделать после встречи представителей регионального минздрава, общественной палаты и медицинских клиник.  Чиновники призывают бизнес занимать ниши, которые обделены государственным вниманием, но предлагаемые условия устраивают не всех.

Количество медицинских организаций негосударственных форм собственности, осуществляющих деятельность в сфере обязательного медицинского страхования (ОМС), увеличилось в 2014 году до 20 (рост на 54%). Из них восемь  начали работать по ОМС с этого года.

По мнению министра здравоохранения Ларисы МЕНЬШИКОВОЙ, идеальная форма сотрудничества с бизнесом  выглядит так:  государство предлагает в аренду помещение, инвестор оснащает клинику на собственные средства, а затем оказывает бесплатную помощь в рамках системы ОМС.

Однако пока частные структуры активно занимаются проведением профилактических медосмотров, водительских комиссий, оказывают дорогостоящие услуги в сфере стоматологии, косметологии, пластической хирургии. 

По словам начальника отдела правовой и кадровой работы регионального минздрава Лидии ГРОМОВОЙ, в Архангельской области бюджетные учреждения активно практикуют аутсорсинг, но он сводится к техническому обслуживанию: обеспечению питанием, стирке белья, ремонту оборудования. А вот такая популярная в России форма сотрудничества с частным бизнесом, как концессия – не востребована. 

«Инвесторы могли бы вкладывать деньги в госимущество и пользоваться им на определенных условиях, – обрисовала свое видение концессионных договоренностей Лидия Александровна. – Но есть сложность — концессионное соглашение можно заключать только на условиях конкурса, а это сложная и длительная процедура». 

Начальник отдела лицензирования в сфере здравоохранения  и контроля качества и безопасности медицинской деятельности минздрава Людмила БУТОРИНА  рассказала о нюансах лицензирования медицинской деятельности и, отвечая на вопрос из зала, заявила, что парикмахерские не имеют права предлагать клиентам массаж, так как по закону это медицинская услуга, которая требует наличия специальной лицензии.  Кроме того, незаконны выезды медицинских бригад частных учреждений в районы: лицензия выдается с привязкой к конкретному населенному пункту, вне которого оказывать услуги нельзя. Кроме того, по мнению министра Ларисы Меньшиковой, работа выездных бригад возможна при условии соблюдения жестких технических требований к оборудованию машин.  

«На личных приемах мне постоянно жалуются на частные выездные медбригады, – заявила министр. –  Не надо забывать, что врачи должны выполнять требования государственных медицинских стандартов.  Госучреждения в ходе выездной работы их соблюдают, а за нарушения штрафуются.  Сказать то же о частниках нельзя. Они приедут, осмотрят за деньги больного и направляют снова в государственную клинику. Получается перекладывание ответственности. Это неправильно. Если мы хотим получить результат, то все должны работать по определенному алгоритму».

Меньшикова призвала частный бизнес активнее занимать свободные ниши на рынке медуслуг. «Например, мы будем рады, если  найдутся структуры, готовые предложить услуги по реабилитации наркозависимых. С этим проблема из-за нехватки помещений», – заявила она.

Ее поддержал главврач  Первой городской клинической больницы Архангельска Сергей КРАСИЛЬНИКОВ. Он же пожаловался на переманивание частными структурами квалифицированных специалистов, хотя, по информации Людмилы Буториной, за исключением стоматологов врачи в основном работают на частников по совместительству и в вечернее время.

«У меня пожелание бизнесу: готовьте кадры для себя заранее», – попросил Красильников.

Единственное конкретное предложение прозвучало из уст главврача консультативно-диагностической поликлиники СГМУ Веры УТЮГОВОЙ. Она считает, что в системе ОМС надо вводить тарификацию лабораторных услуг.

«Такой опыт уже есть в четырех регионах России,  –  заявила Вера Николаевна. – Это будет толчок к развитию лабораторий и их самоокупаемости, удешевлению услуг. В противном случае с более дешевыми  лабораторными услугами на наш рынок выйдут конкуренты из других  регионов.  При этом качество чужих лабораторных исследований не проверить».

После заседания Утюгова прокомментировала «БК» свое предложение: «Сейчас оплата услуг лабораторий в системе ОМС не проведена отдельной строкой, поэтому деньги им достаются в последнюю очередь. Главные затраты государственных медучреждений  идут на лекарственные препараты. Тарификация позволит устранить эту проблему. Кроме того, сейчас медучреждения в рамках модернизации здравоохранения получили отличные автоматизированные лабораторные возможности. Но они рассчитаны на очень большой поток пациентов, в противном случае работают в убыток. Тарификация позволит сформировать систему аутсорсинга, то есть поможет перераспределить потоки пациентов, тем самым снизив затраты на исследования.  Нам надо договариваться между собой. Хотя это сложно, потому что надо «вырвать» из  бюджета своей поликлиники средства на оплату сторонних услуг — оснащенной лаборатории в какой-то больнице».

Однако в тарификации лабораторных услуг напрямую заинтересованы только бюджетники. По мнению Утюговой, «частники» упустили время: еще два года назад они могли «застолбить» это место, но с перевооружением больниц и поликлиник это направление бизнеса потеряло свою привлекательность из-за высокой конкуренции.

Есть мнение: как выживать частной медицине?

На заседании выступлений представителей частной медицины практически не было. Поэтому мнение о проблемах бизнеса в здравоохранении  мы попросили высказать генерального директора клиники «Доктор Соран» в Архангельске Людмилу СОЛТЫС:

- А какой смысл что-то говорить и спрашивать?  Как-то мы попросили минздрав внести нашу клинику в региональный реестр медицинских организаций, который позволяет  предоставлять услуги по диспансеризации госслужащих. Нам ответили, что такой необходимости нет. Потом выяснилось, что в реестр входит единственное госпредприятие, которое и участвует в торгах. Монополия? Так о чем еще говорить?!
  
Что касается работы выездных бригад, то мы от нее отказались из-за законодательных ограничений, которые были озвучены на совещании. Действительно, все лицензии выдаются адресно, а это означает, что помещения, в которых принимаются  пациенты, должны соответствовать определенным требованиям. Соблюсти их на выезде очень трудно. Конечно, есть специальные передвижные медицинские модули, но тут получается, что мы съездим в глухую деревню, поставим диагноз, выпишем направления, и пациенты поедут в Архангельск на прием к специалистам, потому что в глубинке таковых нет. Однако и в областном центре попасть бесплатно к врачам трудно. И люди идут на платные приемы, а затем жалуются в министерство. Здесь речь нужно вести о проблеме доступности медицинской помощи.

С концессиями тоже не все гладко. У нас был неудачный опыт аренды государственного помещения постройки 60-х годов прошлого века: без надлежащего ремонта, канализации и вентиляции.  Мы просили сдать его в аренду на пять лет. Понятно, что прежде чем его использовать, надо было серьезно вложиться. Но нам сказали, что арендовать можно только на один год, таковы правила.  А где гарантия, что мы за год приведем помещение в порядок, а потом нам не скажут: «Спасибо, до свидания»!

Допустим, что мы все-таки взяли недвижимость государства в аренду, отремонтировали и начали работать по программам ОМС, которые не предусматривают оплату лабораторных и инструментальных исследований. При этом включены в медицинские стандарты, которые мы должны выполнять. Возить анализы в бюджетные поликлиники дорого. Мы, например, отправляем биоматериалы в Питер. И все же по тарифам ОМС эти затраты не окупаются. Конечно, параллельно пациентам с полисом ОМС можно оказывать и платные услуги, но в условиях концессии они тоже трудно окупаются из-за налоговой нагрузки и арендных платежей.

В Архангельске есть пример государственно-частного партнерства: офтальмологическая клиника.  Свои издержки от приемов в рамках ОМС она покрывает за счет дорогостоящих операций на деньги пациентов. Вывод: только дешевыми консультациями на деньги ОМС не проживешь.

Ситуация усугубляется поправками в Закон «О рекламе», фактически запретившими рекламу медицинских услуг.  Но государство выдало нам лицензию, нас проверили все надзорные органы, мы закупили оборудование, которое разрешено к применению! В чем тогда проблема?!

Малый бизнес в здравоохранении и так не развит, очень жесткая конкуренция с государственными учреждениями, которые, кстати, тоже оказывают платные услуги. Но они не платят за помещения, обеспечиваются оборудованием, а мы платим за все!  А теперь еще и лишаемся законного способа привлекать пациентов. Как выживать в таких условиях?





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5