ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Страсти по переименованию


Александр ИВАНОВ, эксперт «БК». Фото ИЗ архива Дмитрия Юркова | 04.09.2015 11:23:15

Промозглый 2015 год в Архангельске запомнится не только увядшими финансовыми потенциями или выборами без выбора, но и неожиданным, эмоциональным обострениями обыденных, житейских вопросов. Вдруг вспыхнули страсти по переименованию улиц и площадей. Что случилось? Ведь переименование городов, улиц, топонимов - тема тонкая, зачастую болезненная для целых поколений.

На заседаниях городской комиссии по топонимике постоянно наблюдаю проявления этого крайне обострившегося зуда присвоения новых имен всему — от офисов, школ и спортивных залов до скверов и автобусных остановок, не говоря уже об улицах и площадях. Все годится жаждущим «пометить» вечность собственным пониманием архангельской истории. Объяснять целеустремленным гражданам, что это их частное видение исторической справедливости, а не общее мнение горожан, бесполезно.

Родственники героя- танкиста, практически не жившего в Архангельске, никогда не согласятся с тем, что его именем нельзя именовать часть площади в центре Архангельска. Они настояли, и площадь имени Павлина Виноградова, так названная в целях сохранения памяти о герое- революционере, после возвращения исторического названия Троицкому проспекту, исчезла. У героя- революционера не оказалось родственников…

Но проблема здесь не в «переименователях». Проблема в скорости экономических и социальных перемен. В прошлом веке в одном социально-экономическом укладе формировалось два-три поколения и национальная идентичность еще как-то могла укрепляться в сознании большинства.

Теперь темп перемен стал короче срока «жизни» поколения, и все мы, имеющие разное, поколенчески-коллективное мироощущение, представление о справедливости, даже этику, живем вместе. Значит, надо искать неконфликтные способы сосуществования. Прекрасно было бы всем вместе исповедовать одну идеологию, одну религию, но в нашей многонациональной, многокультурной, многоконфессиональной стране это не получается.

Европа первой, в силу темпов своего развития, столкнулась с невозможностью создания поликультурной среды в обществе, состоящем из представителей разных наций и религий. Они вынуждены были принять толерантность, как основу общественных коммуникаций. И сейчас уже выросло поколение толерантных европейцев. Хорошо это или плохо, не нам судить, это их выбор. Но посмотрите на нашу молодежь: в них это уже есть. Причем без всякого воздействия, даже вопреки попыткам государственного «патриотического воспитания».

Толерантность на поморском Севере веками была основой сосуществования с соседями- россиянами и соседями- европейцами. Это отразилось и в нашей топонимике. Более пяти веков Маймаксе и Соломбале, Кегострову и Уйме. Эти топонимы пришли от финно-угров. Топоним Фактория — от англоязычных купцов, а Экономия появились благодаря прямым инвестициям стран Антанты в «крутые» годы. Бывшие улицы Кирочная, Английская, Французская, Прусская (теперь Кедрова) — тоже признак высоко толерантной общественной среды. Можно приводить множество примеров не политического образования топонимов Архангельска.
С толерантностью, конечно, боролись. В топонимике, в частности. Например, на зависть современным «переименователям», в 1948 году в Архангельске разом было переименовано и названо вновь, аж 110 улиц! Жителей города, естественно, никто не спросил. Такое переименование смотрится диковато, но кто нас знает…  Порой, уже не кажется невозможным, возврат лет через пять-десять идеологии всеобщего равенства. Тогда, Энгельс и Ванеев могут вновь стать частью наших тотемов, а с  «переименователей» еще спросится...

В 2006 году в своей работе «Имена архангельских улиц», представленной на  городском конкурсе исследовательских работ, ученица 3А класса школы №25 Ксения Ненашева написала: «Названия улиц – это отражение жизни города и страны. Отживают свой век какие-то явления – исчезают названия улиц, связанные с ними. Новые названия рассказывают о переменах в жизни города, о новых героях, событиях, которые город пережил… К вопросам переименований надо подходить предельно щепетильно, всякий раз привлекая специалистов и широкую общественность».

Почувствуйте разницу толерантного мышления поколения, входящего в жизнь, и традиционалистского подхода «переименователей» из поколений уходящих. Признавая возможность и даже необходимость появления новых топонимов, ребенок говорит об обязательном предварительном консенсусе большинства специалистов и общества, а не о сравнении Кедрова с Гитлером. Видимо, в самом деле «устами младенца глаголет истина». Давайте не будем менять имена улиц и площадей Архангельска без согласия горожан на общегородском референдуме. Сохраним в нас, в обществе доброту и уважение.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Дмитрий ЮРКОВ, депутат Архангельской городской Думы:

- К вопросу переименования улиц нужно подходить очень аккуратно. Мы меняем их названия и, как нам кажется, восстанавливаем историческую справедливость. Я не сторонник такой позиции. У каждого времени есть свои герои и антигерои. История очень многогранна. Сейчас много говорится о том, чтобы «освободить» улицы города от упоминаний о тех, чьи имена связаны с «красным террором», Гражданской войной. Михаил Кедров был оправдан еще в 1941 году, реабилитирован в 1953-м. Памятники Кларе Цеткин установлены в Лейпциге и Дрездене. Эти и многие другие имена связаны с периодом становления советской власти.

«Красный террор» начался по команде Ленина, после убийства Урицкого. Следуя такой логике, мы можем дойти до переименования площадей и улиц Ленина во всех городах... Если эти вопросы актуальны и вызывают интерес общественности, в любом случае они не должны решаться ни комиссией по топонимике, ни инициативной группой, ни тридцатью депутатами городской Думы — только на референдуме архангелогородцев.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5