ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Культура на гарнир


Беседовала Елена СВЕТЛИЧНАЯ. Фото: Николай Гернет | 08.02.2013 07:12:37

altКультурная среда в Архангельской области далека от идеала: чтобы получить поддержку, необходимо доказать чиновнику уникальность своего проекта.  Принцип состязательности никому не вредит, но при условии: конкуренция не должна выходить боком для зрителя и идти в ущерб области. Креативя над новыми «брендами», их авторы забывают о самобытности региона, а власть работает с тем, что «дают». 

Об изъянах культурной политики и типичном «совке» рассуждает журналист, лидер музыкальной готик/фолк группы MOON FAR AWAY Алексей ШЕПТУНОВ. Пожалуй, его точку зрения разделяют и другие представители сферы искусства, но не осмеливаются говорить об этом открыто.

 

alt- Алексей, ты знаком с арт-менеджментом изнутри — и как музыкант, и как журналист. Что вызывает неприятие и отторжение? 

- Культуру Архангельской области определяет очень ограниченное число сильных личностей, которые имеют доступ к губернатору. Это арт-истеблишмент, представители которого стремятся первыми попасть к вновь назначенному главе региона, получить «благословение» и определенные преференции для своих проектов. Будь то, к примеру, фестиваль блюза, который тут же называется брендом Архангельской области, или фестиваль уличных театров.  Собственно, я уважаю их организаторов и то, что они создают. 

Озадачивает другое: каждый, кто что-то делает, вынужден доказывать новой власти, поскольку она часто меняется (и это большая проблема), что его проект достоин внимания. Образно выражаясь: «Я Вася, вот тут папочка, где награды, регалии и статьи о  моих заслугах». 

Это доходит до абсурда! Люди живут в одном городе, существуют в одной культурной среде и даже здороваются друг с другом, участвуют в сборных «солянках по случаю», но не заинтересованы друг в друге – скорее наоборот. Вот и два главных театра на протяжении долгих лет фактически враждуют между собой, отвешивая друг другу «комплименты» в прессе и доказывая власти: именно мне нужно больше! И так далее.
 
- А разве судьба конкретного проекта не зависит от личности? Пока есть идейный вдохновитель — что-то движется, нет — появляется новая идея, сценарий...

-  Верно. Но искусственно созданная система необходимой презентации своей уникальности ужесточает конкуренцию – а ведь это, по сути, коллеги, составляющие единой культурной среды, которые должны быть заинтересованы друг в друге как представителях общего цеха. Соперничество, конечно, нужно – но на художественном уровне и не в ущерб региону и зрителю.

Однажды на пресс-конференции перед очередным фестивалем меня поразили слова руководителя Архангельского молодежного театра Виктора ПАНОВА. Он сослался на существующий якобы опыт европейских городов: мол, если там проходит крупный фестиваль, то власти запрещают поп-концерты за две недели до него и после. То есть нужно задействовать административный ресурс, чтобы «на нас пришло больше».

Это не совсем так – и очень непрофессионально с точки зрения современной культурной политики. На Западе любой проект даже в небольшом городе состоит из целого комплекса акций и событий, которые специально подгоняются под некий фестивальный сезон.  Люди приезжают на фестиваль, но это не значит,  что они хотят тусоваться только здесь. Всегда есть возможность остаться на денек-другой и посмотреть что-то еще – именно такая возможность часто и определяет будущую поездку. Метод  создания «мертвой зоны» до и после фестиваля не поможет развитию туризма, скорее наоборот.

В прошлом году в Архангельской области появился новый проект «Созвездие северных фестивалей», инициированный правительством региона. Идея очень правильная - объединить 12 местных праздников: «Рождественский Благовест» в Архангельске, фестиваль народной и духовной песни «Рождество на Двиноважье», конкурс флотской эстрады «Беломорские звезды» в Северодвинске, фестиваль народного творчества «Сказки Ленского леса», арт-фест имени Козьмы Пруткова в Сольвычегодске, свадебный фестиваль «Медовая ссыпчина» в Устьянах...

Но все эти события разрозненны в пространстве и проводятся с большими временными интервалами. С точки зрения туристической привлекательности эффективность - почти нулевая.

Во всем мире лето — пора фестивального «чёса» и культурного оживления. Это мы наблюдаем, когда приезжаем с группой MOON FAR AWAY  на крупнейшие европейские форумы — в Польшу, Германию, Литву и так далее. Там не держат людей на «голодном пайке» недельку-другую, не закрывают город, чтобы когда-то потом туристы приехали. 

Сейчас много говорится про позиционирование региона на туристической карте страны. Но едут-то не на избы и вдохновенные руины. Баня, водка и молодка — что, больше ничего? Да, мило и вполне a la Russe, но до бани чем-то нужно заняться. Даже если представить, что в области вдруг появилась идеальная туристическая инфраструктура – гостиницы, закусочные, мотели, дороги, заправки и так далее, это не значит, что гостей завтра станет намного больше.

Туристов тянет не обещание комфорта – это воспринимается как норма. Гостям нужен некий миф в хорошем смысле: культурная среда, ощущение уникальности новой территории, соприкосновения с чем-то живым, настоящим. Туризм – это продажа не номеров в гостинице, а впечатлений - того, что будет вспоминаться до конца жизни. Гостям нужна сказка – в нашем случае дивная культура Русского Севера, человеческие отношения и чистый воздух Поморья. Поданные, однако, профессионально и без ощущения того, что представители местной культуры грызутся за вашей спиной.

- Культурный туризм все чаще рассматривают как «фактор социально-экономического развития региона». У Архангельской области есть шансы на новую «точку роста»?

- Нужно менять подходы в системе ценностей в принципе. Во многих регионах кардинально иное видение культурной политики. Да, культура понимается именно на уровне политики, потому что она так же важна, как социальная, экономическая и любая другая. И такой подход ко вторичной, как нас всегда учили, сфере в первую очередь применим к тем регионам, где не все так хорошо с экономикой.

Я очень надеюсь, что с приходом на пост министра культуры России интеллектуала Владимира МЕДИНСКОГО привычная картина того, что чиновники этой сферы – традиционно самые «тишайшие»,  станет историей. Это тем более применимо к регионам, и уж подавно к Архангельской области, где министры местной культуры давным-давно не являются публичными, узнаваемыми людьми.

Такое ощущение, что «культурные начальники» абсолютно не вхожи в высшие кабинеты: их пускают только тогда, когда нужно разбавить местной самодеятельностью какой-нибудь серьезный деловой форум. Культура воспринимается как гарнир. Я далек от модной ныне критики СССР, но эта ситуация – типичный «совок».

При этом чиновники часто не осознают своей обязанности знать и отслеживать все, что творится в культурной сфере региона, и уж, разумеется, мало представляют себе серьезные современные мировые тренды. Но либо ты контролируешь ситуацию, интересуешься и мониторишь события и новые явления вокруг - либо ждешь, когда в дверь постучатся с заявкой на очередной фестиваль шансона.

Повторюсь: деятель искусства не должен приходить к чиновнику с кучкой своих премий, книжек и дисков в руках, доказывая, что он существует. Нужен институт преемственности культурных ценностей: профессионалы, которые приходят на свой пост, не должны тратить год, а то и больше на знакомство с последними новостями.

Есть такой термин: «культурные технологии» (cultural technologies — англ.). Это целая наука о существовании и развитии культуры в современном мире, в которой «что» (культурная среда) неразрывно связана с «как» (методами ее презентации). Все подобные проекты — это большое долгосрочное планирование и системная деятельность. И стратегии для этого раз в четыре года разрабатывать не нужно.

Когда этого нет, мы начинаем что-то лепить. Как снеговиков на площади Ленина в Архангельске при мэре Донском. Ну давайте вырастим в Арктике яблоневый сад, оригинально же?  Но в чистом поле с нуля начинать очень сложно – да и результат будет только через десятилетия, и то если следующий чиновник не решит убрать яблони и посадить, к примеру, спаржу. И главное – ни о какой идентичности региона при этом говорить, конечно, не приходится.

Нужно-то, на самом деле, не так уж и много: раз и навсегда понять, кто мы, в чем состоит вклад Поморья в мировую культуру - и сделать это нашим местным «нацпроектом». Гребенщиков подарил нам недавно умопомрачительный слоган – «Назад в Архангельск!». А мы этого и не заметили…

- У нас новый «нацпроект» - «Ворота в Арктику»! Есть другие варианты?

- У Поморья есть прекрасные, но невостребованные бренды. Например, Архангельск - фольклорная столица России. Не потому, что тут в каждом Доме культуры по хору, а потому, что у нас в чистом виде сохранилась живая традиция, за которой гоняются столичные и иностранные собиратели. Здесь не было татарского нашествия и крепостного права, то есть настоящей русской культуры почти не коснулось смешение, а народного духа – менталитет зависимости.

Недаром в XIX-XX вв. Архангельская губерния привлекала к себе пристальное внимание собирателей и исследователей фольклора. Именно тут была открыта мощнейшая былинная традиция. Наиболее известны такие имена собирателей фольклора, как Павел РЫБНИКОВ и  Александр  ГИЛЬФЕРДИНГ – о них самих народ потом слагал легенды. К Александру Фёдоровичу, который работал в Кенозерье, народ шел толпами, потому что он еще и платил за песни и былины деньги. Опубликованный материал породил огромный всплеск русской литературы, музыки, а позже кино. Помните, например, дивные фильмы-сказки Александра РОУ, которые записали подлинную русскость на подкорку нескольким поколениям наших соотечественников?

Если уж и создавать какой-то культурный бренд Поморью, то лучше было бы начать с этого, а у нас все делалось последние годы ровно наоборот. Международный фестиваль фольклора «Жемчужина Севера» - совершенно, к слову, соответствовавший своему названию - канул в Лету. Межрегиональный Поморский культурный центр продолжает существовать лишь на уровне проектов, знаменитая «Сугревушка» вдруг оказалась никому не нужна, а в музее «Малые Корелы» больше занимаются борьбой за власть… А ведь с того же Ивана ДАНИЛОВА началось возрождение колокольного искусства по всей России. Так неужто будем ждать очередных снеговиков?

- Какие конкретные проекты в Архангельске можно было бы развивать?

- Безусловно, это возрождение «Жемчужины Севера» или создание на этой основе чего-то более мощного – но опираясь на современный опыт мировых культурных индустрий. Ведь «Жемчужина Севера» была внесена в реестр фестивалей ЮНЕСКО, за одиннадцать лет в ней приняло участие более 10 тысяч человек из фольклорных коллективов со всего мира: от Польши и Болгарии до Бразилии, Мексики, Италии, Франции, Германии...

Сам фестиваль может быть центральным событием, а к нему приурочить массу других акций  - как чисто научных, для специалистов, так и для широких масс и, главное, молодежи.

Все, что связано с народной культурой, во всем мире имеет оглушительный успех на разных уровнях. Скажем, world-music фестиваль «Сотворение мира» в Казани, на котором мы выступали в 2011 году, стал самым массовым в стране open air, собрав 150 тысяч зрителей! Одним из них, кстати, был президент Медведев.

Еще пример. Мы играли в Литве на фестивале постфольклора, альтернативной и популярной музыки Menuo Juodaragis, который проводится уже 15 лет. Когда сказали на границе, что едем именно туда, тамошние таможенники уважительно покивали головой – и процедура прохождения контроля значительно ускорилась. А ведь это не известный в широких кругах Славянский базар! При этом в то же время чуть ли не в каждом городе маленькой Литвы проходит множество фестивалей похожей направленности, а очень многие люди хранят дома и время от времени носят народные костюмы.

- То есть успех Бурановских бабушек в Европе был закономерен?

- Они - великолепный современный проект, постмодернизм в чистом виде: люди традиционной культуры говорят на языке массового искусства! Не зря шутят: эти точно  появились на Евровидении не через постель… Деревенские бабушки смогли себя выразить на языке евро-дэнса. А вот Бритни Спирс спеть традиционный крезь (древнее удмуртское ритуальное песнопение. – Прим. ред.) вряд ли сумеет.

Я лет семь назад был в Ижевске, когда мы там выступали на большом фестивале этнофутуризма. Так вот, сильнейшим впечатлением был даже не уровень организации. В центре города прямо на площади стояла настоящая деревенская печь, в которой пекли местные ватрушки – перепЕчи. Видите, я даже запомнил название! И делали это настоящие бабушки из деревни, а не работники культуры, переодетые в сарафаны. «Начинка кончилась!», «Тесто замешивай!» - они были увлечены процессом, а наблюдателям было безумно интересно следить за ними. 

Это перформанс, вовлечение публики в мир живых традиций. Мы применяем правила современной теории культуры по отношению к древним искусствам, умножая их на владение маркетинговыми и информационными технологиями. И это гораздо интереснее, чем монументальный музей, где все экспонаты за веревочкой.

Впрочем, народная культура — это лишь одна из «точек роста». Я не утверждаю, что именно это направление нужно культивировать,- я говорю о подходах в принципе.  Архангельск — это и так одна из фольклорных столиц России, только знают об этом лишь специалисты. Главное - это не экзотическое для нас, не искусственно выращенное в пустыне растение!





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5