ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Как рождаются гении?


Владимир СТАНУЛЕВИЧ, секретарь попечительского совета Фонда сохранения исторического наследия «Император» | 03.11.2011 08:12:54

Он создал на колокольне в Холмогорах первую на Севере обсерваторию, разработал концепцию и учебную программу первого российского университета, построил Новодвинскую крепость, создал фармацевтический справочник, открыл производство мозаики, занимался астрономией, географией, историей, военным делом. Не исключаю, что не все угадали великого земляка и юбиляра Михаила Васильевича. Да, это он! Но не один – многие из этих великих дел в разное время вершили два человека. Второй – архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий.

К 300-летию Михаила Ломоносова на уровне правительства создан оргкомитет, принята программа празднования юбилея, потрачены немалые деньги. Его именем названы два университета – Московский и Северный Арктический, а также несколько других научных заведений, школы, улицы во многих городах, сняты художественные фильмы. В стране установлены десятки памятников ученому. Захоронение в Санкт-Петербурге ухожено, оно под опекой государства. 

Про архиепископа Афанасия незаслуженно забыли.  Изданная до революции биография вывешена на сайте областной библиотеки, ее хотят издать уже много лет. Биография, писанная покойным Владимиром БУЛАТОВЫМ в 2000 году, давно разошлась. Могила в запустелом соборе, который он построил, раскопана то ли археологами, то ли алкоголиками. Улиц с его именем нет, и если будет, то жители будут спрашивать - кто это такой? Страна узнала об епископе Афанасии от Ивана ЛАПИКОВА, который сыграл епископа в фильме «Россия молодая». И снова в тень и пыль веков…

А великими были оба! Благодаря огромной внутренней мотивации – стать создателями вокруг себя целого мира. Честолюбие, скомпрометированное в коллективистские времена, в петровскую и постпетровскую эпоху было мощным двигателем с положительным знаком.
Епископ Афанасий строил каменные храмы по всему Северу, писал богословские труды, преследовал раскольников, вероятно, не видя более достойного патриарха, чем он сам. А Михайло не отказался бы возглавить академию наук, но до конца оставался блестящим одиночкой.
И еще одно сходство  – близость к власти, которая и обнимала, и не давала в то же время того, на что оба надеялись. Один был другом, соратником и наставником Петра Великого. Но император так и не назначил Афанасия патриархом, желая ослабить церковь - чтобы усилить свою самодержавную власть. А затем и вовсе отменил патриаршество.
Ломоносов написал множество од императорам Всероссийским – начиная с Иоанна Антоновича до Екатерины Великой, дружил с ближайшим к императрице Шуваловым, лично показывал Екатерине великолепие своих мозаик, физические и химические опыты – и тоже не получил постов, открывавших ему новые возможности. Вероятно, и тот и другой были слишком самостоятельны для царева круга и слишком полезны, чтобы отодвинуть совсем. 

Но кто они? Сын помора Михаил и сын военного, в прошлом монах-раскольник Афанасий. То есть люди, как теперь говорят, лишенные «социальных лифтов», которые по определению не могли и не должны были стать теми, кем стали.
И вот тут надо задать главный вопрос – был ли возможен один без другого? Понятно, что Афанасий состоялся и без Михаила Васильевича. А вот Михаил Васильевич состоялся бы без творческой обстановки Холмогор, постепенно гаснущей, но все еще светящей сильным светом?

Чем уникальны Холмогоры в конце ХVII - начале ХVIII века? Под боком уже Архангельск, административный центр, и, казалось бы, холмогорский удел – потихоньку увядать, отдавая людей, ресурсы молодому удачливому сопернику. Но рукоположенный в сан епископа Афанасий разворачивает судьбу Холмогор наперекор обстоятельствам. Там, а не в Архангельске, он начинает создание соборного комплекса и архиерейской резиденции, которые становятся образцом для  каменного строительства в Поморье, заново возводит крепость. Строительство храмов требует росписи, резьбы, иконописи, церковных книг – епископ создает косторезные, иконописные артели, артели каменщиков и книгописцев. В Холмогоры едут специалисты из Москвы, Вологды, из-за границы, но большинство мастеров – холмогорские. Епископские занятия фармацией собирают лекарей, географией – картографов...

Вам не кажутся очень похожими дела и того и другого? Как будто не два человека строили обсерватории, соборы, университеты, писали книги, открывали мастерские -  а один? Еще больше сходства в неугомонности характеров... Как будто оба были посвящены в какие-то тайны свыше и торопились ими поделиться или успеть их открыть. Как будто один держал перед глазами пример другого.
И вот главное. Стремительное преображение угасающего городка на глазах одного поколения, превращение его в центр жизни, культуры и науки благодаря усилиям одного человека, вероятно, и стало мотивацией для Михайлы Ломоносова. Последующее угасание родины, пустые дома, «разбегание» талантливых людей, сорвали Михайлу с места. И осветился светом гения Петербург, а не Холмогоры.

История не позволяет утверждать, что епископ Афанасий и его деятельность – причина появления гения Ломоносова. Но смело можно сказать, что Афанасий, сам того не ведая, заложил краеугольный камень в фундамент личности будущего Михаила Васильевича.
Надеюсь, что думающие люди не увидят в этих рассуждениях желание умалить достижения Великого помора, который спустя 300 лет после рождения стал еще и самым «эффективным менеджером» для провинциального райцентра. Вопрос в том, как появляются и что могут гении и талантливые люди?  Возникают ли они просто от мамы и папы, как чудо «ниоткуда», или мы можем предсказать, как в астрономии со звездами, что на этом месте должен появиться гений, а вот тут его никогда не будет? И какой «питательный бульон» нужно сварить, чтобы появился новый Ломоносов или новый Афанасий и начал Возрождение вопреки  экономике, имиджу и себестоимости? 

Может ли край, медленно сдающий позиции по объективно-субъективным причинам, получить мощный импульс, исходящий от одного человека? Пример епископа Афанасия говорит - такое бывает!



ЕСТЬ МНЕНИЕ

Епископ Архангельский и Холмогорский Даниил:

- Без Афанасия у Ломоносова не было бы столь гениальной мотивации к науке и творчеству. Епископ воспитал людей, привил вкус к науке в Холмогорах. В домах появились библиотеки, была открыта обсерватория. Все это повлияло на дальнейшую жизнь Михаила.

Игумен Леонтий (Холмогорский приход):

- Уверен, что результат деятельности Афанасия - один из главных факторов, повлиявших на судьбу Ломоносова. Михаил был очень любознательный. Благодаря оживленной торговле в Холмогорах от моряков из других стран и городов он узнавал о мире, что и послужило принятием решения отправиться в Москву.

Анатолий КАРАНИН, краевед:

- Епископ Афанасий создал библиотеку. Это важнейший момент для погружения в науку Михаила Ломоносова. Также Афанасий открыл первую обсерваторию. Это повлияло на дальнейшее увлечение астрономией – открытие ученым  атмосферы на Венере, физикой, оптикой в частности.

Тамара РУМЯНЦЕВА, генеральный директор Фонда социальных инноваций «Вольное дело»:

- Не только епископ Афанасий повлиял на юного Ломоносова, но и вся обстановка Холмогор в целом. Архангельская территория была самой образованной. Поморы тянулись к науке. Библиотека была в каждом доме. Холмогоры были местом оживленной торговли. Несомненное влияние оказала и православная церковь. Она давала пищу для размышления.

Тамара ГУДИМА, доцент Московского государственного университета, старший научный сотрудник Института культурологии:

- Мне кажется, не один епископ сыграл роль. У Михаила Ломоносова был жадный интерес к происходящему, его волновал окружающий мир. У него был интерес к жизни. К науке он пришел гораздо позже, в зрелом возрасте. Сыграла роль жизнь на Севере – большие библиотеки, начитанные, думающие поморы.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5