ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Бутафор, который живёт под крышей


Текст: Юлия ШАЛГАЛИЕВА. Фото: Алексей Липницкий | 18.04.2013 08:23:49

Рабочее место заведующей бутафорским цехом Архангельского театра драмы находится почти под крышей подсобного здания. И не кабинет, и не гримерка - скорее студия.  Продолговатая комната с высоченным потолком. Во всю стену окна, из которых льется мягкий солнечный свет и открывается вид на набережную.  Здесь пахнет клеем и краской — идет творческий процесс.


На столе у Валентины ДУБИНИНОЙ лоскутки ткани, картон, лист наждачной бумаги. В углу расположился огромный сундук. Крышка его уже не закрывается. Валентина Эрнстовна мечтает, чтоб под потолком ей выстроили «полати» - настил для театрального реквизита. Тогда свои материалы она могла бы хранить там, для экономии места.

Валентина Эрнстовна не спеша строит дом. Все как положено – бревнышки, балкон, картонная крыша. Осталась самая мелкая работа: вставить окошки – они будут из тонкого пластика с узенькими рамами - и смастерить крылечко. Каждое бревнышко Валентина Эрнстовна закругляет наждачной бумагой.

Чем же занимается бутафорский цех? Как говорит сама Валентина Дубинина, они могут сделать все, чего нельзя купить в магазине. В основном цех из четырех человек шьет головные уборы и делает театральный реквизит. Это посуда, маски, элементы костюма. Для всего есть свои универсальные способы и секреты. Например, веера в спектакле «Принцесса Турандот» сделаны из простых школьных линеек, которые разрезаются вдоль, зачищаются, красятся, обтягиваются тканью. Для премьеры бутафоры изготовили 40 таких вееров.

Самая сложная работа – смастерить головной убор. Художник по костюмам приносит эскизы примерно за месяц. Задача бутафоров - решить, как сделать шляпу: какой выбрать материал и конструкцию. Как правило, головные уборы делают из поролона.

«Материал очень практичный. Я бы вообще памятник поставила тому, кто придумал поролон. Гениальное изобретение!» - говорит Валентина Эрнстовна.

Шляпа может упасть при ходьбе или танцах. Приходится изобретать незаметные застежки. «Бывает, никак не можешь придумать деталь к головному убору. Из чего ее сделать? Как она будет держать форму? Однажды я так долго думала, что отгадка пришла во сне, и работа пошла», - рассказывает именинница.

Свою карьеру главного бутафора Валентина Эрнстовна начала в 18 лет. Тогда она в родном Казахстане получала художественное образование и мечтала стать гримером.  Поначалу эта профессия ей очень нравилась. Но от яркого прямого света и обилия зеркал стало портиться зрение. Да и со временем работа гримера стала казаться скучноватой.

«Дело, наверное, не в самой профессии, а в том, как я к ней относилась. Многое делала на автомате, а мысли совсем о другом были. Мне хотелось большей заинтересованности в работе», - рассуждает Валентина Дубинина.

Найти свое призвание помог случай. Для очередного спектакля Павлодарскому театру им. А. П. Чехова, в котором она тогда работала, срочно понадобилось сшить лягушку. Да не простую, а перчатку для детской кукольной сказки. Бутафор театра была в отпуске, и помочь коллективу вызвалась Валентина Эрнстовна. Лягушка вышла очень даже неплохо, и постепенно Валентину стали привлекать к работе в бутафорском цехе.

В 90-е годы, когда с материалами была напряженка, проблем с реквизитом в ее театре не возникало. А все благодаря находчивости нового бутафора: «Все помойки были мои. Некоторые вещи великолепно реставрировались. Покрасишь, лаком покроешь - и можно на сцену ставить!»

Валентина Дубинина 11 лет проработала в Театре имени Чехова в Павлодаре (Казахстан), а перед этим в Карагандинском немецком национальном театре и в Театре юного зрителя Караганды. Шесть лет назад Валентина Эрнстовна пришла в Архангельский театр драмы имени М. В. Ломоносова. В целом бутафор отдала работе в театрах 27 лет.

Когда нет ничего срочного, она мастерит то, что терпит по времени. Но если идет подготовка новой постановки – работает ничуть не меньше актеров и режиссеров.

«Принесут эскизы, поворчу по-стариковски -  мол, напридумывали! Но возьмусь. Чем сложнее - тем интереснее. Я благодарна художнику. Когда месяц без продыху шьешь, клеишь, расписываешь, голова идет кругом. Бывает, что и ночуешь в театре, и выходных ждешь. Но зато потом, во время спектакля, так приятно видеть результат своего труда», - рассказывает Валентина Дубинина.

Она никогда не чертит схем и не строит выкроек.  «Проще делать по наитию. Конечно, могу начертить схематично, но такое бывает редко. Главное, чтобы получилось все, как на картинке», - говорит руководитель бутафорского цеха.

Дома тоже мастерит, но реже. Раньше увлекалась макраме, батиком. С удовольствием вспоминает, как в Театре имени Чехова плели чайнички, стаканы и даже самовары из…ивовых прутов! Себе домой тогда тоже люстру смастерила. Мечтает освоить плетение кружев на коклюшках. Хочет найти мастерицу, которая обучит ее непростому делу – специальной литературы совсем нет. Так что если есть умелицы – отзовитесь!





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5