ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Работать на опережение


Лариса ТОРОПОВА | 18.06.2010 02:50:53

Перспектива разработки запасов Арктики ставит новые задачи для науки. По сложности технологии, применяемые для освоения арктического шельфа, не уступают космическим. Не менее важна задача подготовки специалистов. Об этом шла речь на первой конференции в Северном (Арктическом) федеральном университете.

Международная научно-практическая конференция «Перспективы и проблемы освоения месторождений нефти и газа в прибрежно-шельфовой зоне Арктики» была приурочена к 10-летию института нефти и газа, рожденного на базе Архангельского государственного технического университета.
Символично, что конференция именно на эту тему стала первой в С(А)ФУ. Ведь главной задачей только что рожденного федерального вуза является подготовка научных и инженерных кадров, выполнение научно-исследовательских работ по освоению природных ресурсов арктического шельфа России.

Слабое звено – внедрение

Доктор геолого-минералогических наук, профессор С(А)ФУ Марсель ГУБАЙДУЛЛИН подчеркнул, что задача науки – не давать оценку произошедшим событиям, а работать на опережение. Да, у архангельских ученых уже есть запатентованные открытия, обоснованы модели, системы, есть предложения для промышленного внедрения. Но пока нет договоров с конкретными компаниями и фирмами, и это, судя по всему, самое слабое звено всей цепочки.
В связи с новым арктическим вектором развития университета изменится и содержание научно-исследовательской работы. В перспективе будет создан инновационный научно-образовательный центр нефтегазового дела, откроются новые лаборатории – арктических морских технологий, петрофизических исследований, технологии повышения нефтеотдачи пласта, буровых растворов и другие – при условии, что появится новое оборудование.
По мнению кандидата технических наук, доцента кафедры менеджмента С(А)ФУ Тамары КУЛАДЖИ, конференция по проблемам освоения шельфа проходит в нужное время в нужном месте. «Все темы исследований сотрудников университета актуальны – они касаются и устройства трубопроводов, и разработки нефтяных месторождений в Ненецком автономном округе и в целом в Тимано-Печорской провинции, и экологии. Арктический вектор освоения требует тщательного подхода, экология Баренцева моря ранима, и одна из важнейших задач при освоении Штокмановского месторождения – сберечь природу Севера», - отметила Тамара Куладжи.

Прогнозы – дело неблагодарное?

О перспективах и задачах по освоению углеводородных ресурсов арктического шельфа России рассказал в своем докладе проректор по международной работе РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина, д.т.н., профессор, почетный доктор АГТУ Анатолий ЗОЛОТУХИН.
«Арктика, или Северный Ледовитый океан, является основным регионом, где сосредоточены углеводородные ресурсы Мирового океана, здесь  порядка 264 млрд тонн нефтяного эквивалента (ТНЭ). Российской Арктике, по российским же прогнозам, принадлежит 140 млрд ТНЭ, причем газа больше, чем нефти, российскому шельфу – порядка 100 млрд ТНЭ, причем в основном это Баренцево и Карское моря, а Архангельск находится между ними. И его значение как культурного города велико, ибо только в культурной среде могут происходить серьезные научные открытия», - заявил ученый.
Итак, российская Арктика обладает ресурсами в 100 млрд тонн нефтяного эквивалента, или 25% всего мирового неразведанного углеводородного потенциала.
«Давайте посмотрим на оценку неразведанной нефти, которая сделана Американским геологическим обществом, - предложил коллегам Анатолий Золотухин. – Наиболее перспективным районом является, по их мнению, Баренцево-Карский бассейн и вообще вся российская Арктика, датский сектор обладает определенным потенциалом, (Гренландия) и одна из интересных новый провинций, обладающая высоким потенциалом – северный склон Аляски. С газом другая ситуация: без всяких сомнений американцы ставят российский шельф, Баренцево-Карский бассейн, на первое место как самый перспективный. Американцы оценивают ресурсы Арктики в 66 млрд ТНЭ, что почти в два раза меньше нашей оценки. Тут есть как объективный параметр – нехватка информации, так и субъективный – при всем уважении к американцам политическая составляющая в их оценках присутствует. Уменьшение углеводородного потенциала российской Арктики делает нашу страну не столь важной в геополитическом смысле, как нам бы хотелось».
Зачем нужны оценки ресурсов? Чтобы знать, что у нас есть. Мы сидим на богатстве, о масштабах которого не подозреваем, считает ученый. Как переводить ресурсы в запасы? Информация по шельфу практически отсутствует…
«По ресурсам восемь морей, а по запасам рассматриваются только четыре, в четырех морях мы вообще ничего не делаем. Причем это позволительно было не знать Ломоносову, но не нынешним геологам… В 20 раз меньше степень исследованности российского шельфа по сравнению с норвежским – как по сейсмике, так и по количеству пробуренных скважин», - сетует Анатолий Борисович.

Шельф не по карману

Если говорить о стоимости добычи штокмановского газа, продолжил Золотухин, то она, по имеющимся оценкам, будет дороже, чем добыча сланцевого газа в США, – это недопустимо, нужны новые технологии. Кто над ними будет работать? Нужна молодежь, которую мы должны готовить.
Как сказал в интервью газете «Коммерсантъ» президент «Роснефти» Сергей БОГДАНЧИКОВ, для освоения российского шельфа «Роснефти» и «Газпрому», между которыми он и поделен,  потребуются инвестиции в объеме $2,64 трлн до 2050 года. Это в 2,5 раза превышает валовый внутренний продукт России в 2007 году. Может ли наша страна вложить такие инвестиции в шельф? Конечно, нет.
«Что надо делать? Наверное, чем-то поступаться, - считает профессор, - либо приглашать иностранные компании на достойных условиях с тем, чтобы они могли инвестировать, либо вообще прекратить все разговоры о шельфе. Ибо просто так, плохонько и дешевенько разрабатывать шельф нельзя – опасность экологической катастрофы является очень большой... Будущее освоение будет зависеть от государственной программы геологоразведочных работ. Не обязательно России все делать самой. Нужны прозрачные условия участия для всех компаний».
Среди основных слагаемых успешного освоения шельфа докладчик назвал также переход к стимулирующей налоговой системе (брать налог с прибыли, а не с дохода), модернизацию арктических портов России, в том числе архангельского, наличие государственной программы по эффективному использованию попутного газа и развитию газохимии (пока это только попытки), международное сотрудничество по гармонизации оценок углеводородных ресурсов и запасов, а также интернационализацию образования.

За консолидацию

Итак, подготовка специалистов для освоения российского шельфа вышла сегодня на первый план. Архангельский технический университет пять лет назад начал сотрудничество с норвежским университетом Ставангера. Норвежцы разработали модули по восьми учебным дисциплинам курса подготовки разработчиков морских месторождений. В течение двух первых лет норвежские преподаватели готовили архангельских студентов по данной специальности, было выпущено две группы студентов. Недавно состоялась защита дипломов студентов третьего выпуска, и их обучали уже преподаватели института нефти и газа АГТУ, которые успешно переняли опыт норвежских коллег.
Полгода назад создана Ассоциация арктических университетов России, в которую вошли РГУ нефти и газа имени Губкина (Москва), Санкт-Петербургский горный университет, Петрозаводский технический университет, Мурманский технический университет, Северный (Арктический) федеральный университет. Существует также норвежско-российская ассоциация университетов, куда входят норвежская высшая бизнес-школа Бодо и МГИМО, и  они хотят видеть в этой ассоциации  университет имени Губкина и С(А)ФУ.
«Нам надо входить в эти международные системы, и тогда новые подходы и программы, которые там реализуются, будут работать и у нас. Мы не глупее других, не менее образованные, просто из-за постоянных политических переустройств отстаем в чрезвычайно важных вещах – в вопросах технологии, и чтобы догонять, нужно сотрудничать», - говорят представители РГУ нефти и газа имени Губкина.


Прямая речь

Анатолий ЗОЛОТУХИН, проректор по международной работе РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина, д.т.н., профессор, почетный доктор АГТУ:
- Если мы хотим, чтобы запасов у нас всегда было на десять лет, чтобы был рост добычи каждый год на 4%, - а мы этого хотим по нашей стратегической программе, - то получается, что на каждую тонну добытой нефти нужно положить обратно 1,4 тонны, то есть на 40% больше. Степень воспроизводства запасов должна быть больше единицы уж точно. В СССР коэффициент воспроизводства запасов нефти был 2, газа – 2,5, сейчас же этот коэффициент по нефти меньше единицы, по газу тоже не очень хорош, то есть мы проедаем запасы. Вот почему иностранные государства заявляют порой, что Россия не является в долгосрочной перспективе надежным партнером. И они частично правы.

Фото: www.nalogi.ru и www.viperson.ru





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5