ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Международное сотрудничество: Как «Баренц-папа» вырастил регион


Иван МОСЕЕВ | 09.09.2010 12:54:39

Во время ежегодной Маргаритинской ярмарки в столице Поморья пройдут Дни Норвегии в Архангельской области, приуроченные к открытию Почетного консульства Королевства Норвегия. Эта знаменательная веха длительного Баренц-сотрудничества заставляет задуматься над тем, какую роль играет международная кооперация в развитии северных регионов, и вспомнить, как все начиналось. Наш собеседник - человек-легенда, один из национальных символов Норвегии, автор концепции создания Баренц-региона Торвальд СТОЛТЕНБЕРГ.

Торвальд Столтенберг (на снимке) - экс-министр иностранных дел, экс-министр обороны Норвегии. Он не только «Баренц-папа», но и родной отец премьер-министра Норвегии – Йенса Столтенберга.
В Норвегии не принято ставить памятники при жизни, но роль и авторитет Торвальда Столтенберга столь высоки, что благодарные соотечественники установили ему бронзовый памятник в Киркенесе – столице придуманного им Баренц-региона.

Во время Поморского фестиваля в Вардё Торвальда Столтенберга торжественно приняли в международный клуб «Поморское братство». Архангельские поморы вручили ему традиционную поморскую шапку с длинными ушами и гарпун - знаки поморского кормщика.

- Господин Столтенберг, какова главная идея в концепции развития международного сотрудничества в Баренц-регионе?

- Это очень простой для меня вопрос, так как с самого начала 90-х годов и по сей день основной идеей было развитие многопланового трансграничного сотрудничества между людьми по принципу people to people. Получив возможность свободно пересекать границы, напрямую встречаться друг с другом, жители Баренцева региона впервые за предыдущие годы ощутили свою общность.
Развитие такой человеческой кооперации - лучший путь для формирования политики международного согласия.
В 80-е годы регионы Баренцева и Балтийского морей, а также Балканского полуострова отличались растущим международным напряжением. Но сегодня мы видим, что в результате тесного взаимодействия и устранения барьеров между странами ситуация в этих регионах стала меняться.
Когда в начале 90-х годов я высказал идею создания Баренц-региона, то не мог даже представить себе, что в результате модель Баренц-сотрудничества будет широко использоваться как образец для кооперации по всему миру.

- Страны Баренцева и Балтийского морей были первыми в мире, кто реализовал региональную модель международного сотрудничества?

- Балтийский и Баренцев регионы были созданы приблизительно в одно и то же время, и это действительно был первый подобный опыт в мире.
После того, как в 1992 году закончилась эпоха «холодной войны», у нас неожиданно появились уникальные возможности для развития международной кооперации, о которых мы прежде не могли даже мечтать. Многое из того, что прежде было совершенно невозможным, вдруг стало реальным.
Мы все понимали, что необходимо как-то ответить на такой уникальный вызов. И тогда министры иностранных дел пяти стран, каждая из которых имела свои амбиции в регионах Балтийского и Баренцева морей, договорились о том, чтобы начать международное сотрудничество на уровне регионов. При этом Дания и Исландия тоже стали членами этой кооперации, хотя территориально не входили в регион Баренцева моря. А Норвегия стала участником Балтийского сотрудничества, несмотря на то, что она не граничит с Балтийским морем.

- Насколько важным, на ваш взгляд, является развитие сотрудничества не только между национальными правительствами, но и непосредственно между регионами, на локальном уровне?

- Для решения большинства вопросов, возникающих на территории Баренц-региона, нам надо развивать взаимодействие именно на локальном уровне.
Например, сегодня я бы хотел видеть лучшие результаты в области охраны окружающей среды. Без прямого сотрудничества регионов вряд ли возможно эффективно и быстро решать проблемы техногенного воздействия на природу, особенно если загрязнение распространяясь по воде или по воздуху, пересекает национальные границы.
Точно так же, решая проблемы в экономике и финансах, можно заметить, что нередко они имеют трансграничный характер, как и вопросы развития экономики, демократии, культуры, снижения уровня бедности и многое другое.
Межрегиональное Баренц-сотрудничество позволило заключить тысячи соглашений на локальном уровне, что предоставило возможности для продолжения регионального развития.
Для примера: в начале 90-х годов российско-норвежскую границу пересекали не многим больше 3500 человек в год, а сегодня уже более 100 тысяч. Это результат упорной многолетней работы по созданию институтов Баренц-кооперации. Вот почему крайне важно, чтобы мы и в дальнейшем развивали сотрудничество на уровне регионов, использовали все возможности для его усиления.

- Какие результаты  вы бы отметили на государственном (национальном) уровне?

- На национальном уровне, я думаю, неплохо, что мы получили шанс сотрудничества с Россией и Францией в проекте освоения Штокмановского газоконденсатного месторождения. Неплохой результат достигнут и по разграничению континентального шельфа Арктики, в вопросе делимитации морской границы между Норвегией и Россией в Баренцевом море и в Северном Ледовитом океане.
Этот сложный вопрос был предметом длительных переговоров в течение последних 40 лет. Но в итоге усилия министров иностранных дел Норвегии и России увенчались успехом.
Теперь благодаря подписанному соглашению перед нашими странами открываются новые перспективы для еще более тесного взаимодействия.  Эта мысль звучит практически на всех международных арктических встречах, касающихся вопросов освоения континентального шельфа, защиты окружающей среды,  транспортировки углеводородов, развития проекта морского пути из Баренцева моря в Тихий океан.
При этом надо отметить, что в Арктике за последние десятилетия произошли серьезные климатические изменения, которые уже меняют некоторые наши прежние планы Баренц-сотрудничества.
Арктический лед активно тает. С точки зрения окружающей среды это, вероятно, не очень хорошо, но таяние льдов делает более свободным плавание из Баренцева моря в Тихий океан.
В этом контексте я приведу вам один пример. В начале 90-х годов лед в Арктике был очень прочный, поэтому, когда в 1993 году у нас была большая встреча в Киркенесе, мы рассматривали много интересных проектов Баренц-сотрудничества. Но затем мне позвонил один мой японский коллега и спросил, почему его не пригласили на эту встречу.
Он сообщил мне, что Япония разрабатывает проект морской транспортировки грузов из Баренцева моря в Тихий океан подледным способом. Это было интересно, и я знаю, что и Норвегия, и Россия стали активно исследовать такую возможность. Но пока шло исследование, лед в Арктике в значительной степени растаял. Теперь морские транспортные суда могут проходить этот путь обычным способом, а проект подледной проводки уже не актуален.

- Какие проекты вам запомнились больше всего?

- Проект развития телемедицины. Благодаря этому пациенты из самых отдаленных районов теперь могут получать консультации лучших врачей, находящихся за сотни километров от них.
Я также считаю необходимым развитие проектов культурного обмена в Баренц-регионе.  В числе наиболее удачных примеров я бы назвал ежегодный Поморский фестиваль в Вардё и Маргаритинскую ярмарку в Архангельске.

В эти дни произойдет очень важное событие, означающее, что поморская кооперация продолжается. Я имею в виду открытие Почетного консульства Королевства Норвегия в Архангельске, которое, я уверен, станет новой точкой отсчета в развитии Баренц- сотрудничества. Это очень правильный курс, который способствует нашему сближению и обязательно приведет к очень хорошим результатам.

 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5