ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

«Лошадке» российской модернизации не дают вырваться на свободу


Александр ИВАНОВ, эксперт «БК» | 08.10.2014 02:07:22

alt

В конце сентября в Москве прошел ежегодный инвестиционный форум «Россия зовет!» – организованные ВТБ смотрины, на которых иностранным бизнесменам российское руководство рассказывает о выгоде инвестирования в РФ. Не первый в этом году и не последний «форум», их ежемесячно в стране проходит от двух до десяти...



Программы форумов как мантру повторяют слова о модернизации и мобилизации российской экономики, об улучшении инвестиционного климата, устойчивом экономическом развитии страны и ее регионов. Но в докладах участников все меньше оптимизма. Слушая их, постепенно понимаешь, что история российских модернизаций бежит по кругу, как лошадка в цирке и выскочить «на волю» ей опять не удается…

Историки признают три состоявшихся российских модернизации и одну, к счастью, незавершившуюся. Первым, как положено, был Петр I. Проведенная им принудительная модернизация посредством тотальной милитаризации жизненного уклада не была личным изобретением Петра.

Он выступал наследником традиций монгольской Руси. На нее опирались и московские Рюриковичи, и первые Романовы. Но использование милитаризации, как инструмента модернизации экономики, преобразования культурного кода элиты и принудительного комплектования профессиональной армии аналогов до того не имело. Модернизационный импульс, заданный Петром, оставил его преемникам страну с сократившейся на 15% численностью населения, государственным бюджетом, идущим практически только на содержание флота и армии, огосударствленной православной церковью и мощным державным статусом, позволявшим более столетия расширять контролируемое властью пространство.

К середине XIX века промышленная революция в Европе и катастрофа России в Крымской войне заставила трех последних Романовых вести вторую в истории страны индустриальную модернизацию. Правда, российская буржуазия, в отличие от европейской, не была мотивирована на собственные хозяйственные инновации и риски, а значит – и на осуществление модернизационных сдвигов. Потому обе промышленные модернизации проводились государством. Обе модернизации были догоняющими, основанными на импорте технологических достижений, не имели внутренних источников, не создавали стимулов инноваций и не способствовали прорыву от экстенсивного типа хозяйствования к интенсивному.

Третья индустриальная модернизация, социалистическая, проводилась привычно - милитаризацией всего жизненного уклада страны. Существенное отличие ее от двух первых было в полной ликвидации рынка и его замене государственным целеполаганием. Провести ее государство смогло, но обеспечить саморазвитие, сообщать ей импульсы для новых модернизаций было не в состоянии. Единственной конкурентоспособной отраслью по отношению к рыночным экономикам был военно-промышленный комплекс, поддержание которого осуществлялось за счет остальных секторов экономики. Это во многом определило победу в самой страшной в истории человечества войне и продлило существование СССР. Но мировая технологическая революция второй половины XX столетия выявила пределы модернизационных возможностей. На вызовы новой эпохи не смогла ответить ни сталинская военно-приказная модель, ни ее обновленные варианты.

Четвертая попытка индустриальной модернизации, проводимой государством в 70-80-х годах, пресеклась системным обвалом. Технологическая модернизация нуждалась в модернизации социально-политической, предполагавшей реабилитацию частной собственности и рынка. Однако такая модернизация советскому социализму была противопоказана, выдержать ее, как показала горбачевская перестройка, он был не в состоянии.

Новое время и новая страна опять ищут адекватные ответы на внешние вызовы. Однако инерция огосударствленной экономики сказывается и в постсоветской России. Историческим результатом полного вытеснения рынка и рыночных субъектов государством стала экстенсивность как продукт технологических модернизаций. Сложившаяся в стране экономическая среда не продуцирует технические инновации, не в состоянии продуктивно использовать заимствованные новшества, не предрасположена к конкуренции.

То ли конюх с хлыстом, стоящий в середине круга, то ли привычная подкормка «бюджетным овсом» не дают «лошадке» российской модернизации вырваться на свободу.

На вышеозначенном инвестиционном форуме «Россия зовет!» только двое (!) смогли «переступить черту». Глава Минэкономразвития Алексей УЛЮКАЕВ рассказал о высокой инфляции и низком экономическом росте – сочетании, по его словам, «гремучем и взрывоопасном». Глава Сбербанка Герман ГРЕФ вспомнил о провалах советской экономики, связанных с некомпетентностью руководителей СССР. «Люди не могут создавать творческие продукты, когда у них есть непонимание текущей экономической политики и бизнес-климата», – пояснил Греф. По его словам, российской власти нужно учитывать опыт прошлого и радикально повышать качество управления.

Количество экономических форумов в России никак не переходит в качество определения пути развития страны. Может достаточно всего одного форума? Правда проходит он в гористом городе Давосе, но о России на нем говорят. Например, в этом году в докладах, презентованных на форуме, авторы заявили, что в России нет прогресса в большинстве мер по повышению производительности (нет собственных инноваций), улучшения качества институтов (нет субъектов модернизации) и делового климата (присутствие государства в экономике запредельно). А самыми явными и требующими немедленного исправления были названы коррупция, недоступность финансирования, излишнее регулирование, бюрократия и недостатки системы образования.

Будете спорить? Я - нет.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5