ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Александр ХОДАЧЕК: «Экономическая интеграция выходит на первый план»


Наталия ЛИЧКОВА | 08.04.2011 06:06:07

В июне Правительство РФ планирует рассмотреть единую стратегию развития Северо-Западного региона до 2020 года. Ее главная цель — устранить разобщенность региональных программ, преодолеть замкнутость перспективного планирования. Один из разработчиков стратегии, директор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Александр ХОДАЧЕК признает, что «зеленая дорога» должна отдаваться тем проектам, которые максимально полно затрагивают совокупные интересы наибольшего числа регионов.

- Александр Михайлович, порой складывается впечатление, что в России стратегическое планирование часто основывается на каком-то особом мироощущении и де-факто представляет из себя либо «манифест желаний», либо политическое прогнозирование. Расскажите, что должен в себя включать грамотно составленный стратегический документ?

- Во-первых, стратегические разработки должны затрагивать достаточно большой период планирования - минимум 20-25 лет. Если мы говорим о сроке в 5 лет, это скорее из сферы пожеланий: реализуем все и в короткие сроки.
Во-вторых, интересы населения и бизнеса подчас являются главными и определяющими при планировании, а уже на них нанизываются элементы стратегии развития территории, обеспеченность инженерно-транспортной инфраструктурой, вопросы, связанные с международным имиджем, и т.д. За основу берутся определенные нормативы и стандарты, которые поэтапно каждые пять лет необходимо улучшать. Как правило, это показатели качества жизни населения: размер прожиточного минимума и потребительской корзины, основные предпочтения граждан, инфраструктурная обеспеченность, комфортная среда обитания. Есть даже такие показатели, как количество пассажиров на квадратный метр салона пассажирского транспорта, число зеленых насаждений и количество квадратных метров благоустроенной жилой площади на одного жителя. Это критерии, понятные общественности, основным группам населения и не вызывающие сложностей при их интерпретации и проведении мониторинга

- То есть базисом стратегического планирования является внутренняя экономика?

- Да, именно внутренняя экономика, включающая в себя пять составляющих экономики домохозяйств. У человека, у домохозяйства должен быть источник постоянного дохода,  крыша над головой, возможность получения квалифицированной медицинской помощи, гарантии личной безопасности и возможность получения образования или повышения квалификации. Если эти пять составляющих (мы говорим не о качестве, а о наличии этих факторов) предоставлены государством (обществом), тогда в домохозяйстве, в микрорайоне, в муниципальном образовании, на территории района, города появляется возможность для развития внутренней экономики.
Пока эти составляющие не предоставлены для конкретного домохозяйства, человек не может ничего дать обществу. Поэтому общество в лице государства, общественных институтов должно  эти пять факторов внутренней экономики обеспечить для каждой семейной ячейки. Тогда появляется возможность для развития внешней экономики: граждане становятся политически активными и участвуют в создании и деятельности  институтов гражданского общества в России. Они участвуют в общественных движениях, с помощью органов местного самоуправления начинают приводить в порядок свои территории, где проживают.
Эти, может быть, малозначительные для органов власти параметры должны учитываться в перспективных документах развития муниципальных территорий, крупных городов и регионов. Не определив, как дальше улучшать качество жизни населения и качества человеческого потенциала, мы не можем говорить, что стратегические цели региона и государства в целом обозначены и будут достигнуты.

- Чем вызвана необходимость вернуться к перспективным документам развития СЗФО, которые были разработаны ранее?

-  Прежняя стратегия, рассчитанная до 2015 года, не носила характер директивного документа и не могла таковым быть. Для создания в макрорегионе экономики инновационного типа необходимо объединить ранее разработанные стратегические перспективные документы субъектов и «увязать» их отраслевыми программами развития и программами развития крупных государственных корпораций.
Важно проанализировать, в каком направлении осуществляется интеграция основных экономических программ на территории СЗФО, пограничных  регионов Евросоюза и других граничащих федеральных округов. Вопрос экономической интеграции вышел на первый план.
И, наконец, самое важное: когда наверху нет перспективного документа, начинается движение с мест дать индикаторы социально-экономического развития и спровоцировать разработку стратегии уже в масштабах РФ.
Направление должно быть одно - сокращение естественного выбытия населения и низкого естественного прироста при повышении уровня доходов населения. Это возможно за счет роста социально-экономических показателей и реализации приоритетных  национальных проектов. В противном случае любая стратегия вернет нас к уровню 90-х годов. Отсутствие роста означает падение, т.к. пока мы остаемся на уровне 90-х и выше не двигаемся.
Должны быть  выработаны четкие целевые показатели и ориентиры для проведения мониторинга, позволяющего отслеживать, насколько они соответствуют сложившемуся социальному  нормативу на той или иной территории или параметрам в целом по России по увеличению стоимости потребительской и продовольственной корзин, по установлению реального размера прожиточного минимума, по цифрам миграции, иностранных инвестиций, наблюдаемой безработице. Эти экономические показатели  позволяют говорить об уровне экономического здоровья того или иного города  и макрорегиона в целом.

- Каким образом региональные стратегии будут увязываться в единый документ?

-  Такая программа как один из элементов развития территории определяет основные направления развития страны в макрорегионе Северо-Запад, интересы России по отношению к северу Европы с точки зрения приграничного сотрудничества, участия в международном разделении труда. Стратегия должна носить ярковыраженную социальную направленность, учитывать состояние населения как по демографическому составу, так и по качеству человеческого потенциала. Она должна оценивать  индекс человеческого развития на территории отдельных субъектов, определить уровень развития территорий и направления, связанные с реализацией масштабных проектов на Северо-Западе. Это, прежде всего, проекты, связанные с федеральными целевыми программами. И это, как ни странно, проекты крупных госкорпораций – таких как Газпром, РЖД, Северсталь. Потому что еще одна из задач разрабатываемой стратегии – увязать элементы социально-экономического сотрудничества между регионами, т.е. усилить интеграцию. Очень часто, разрабатывая программу региона, даже не интересуются, что же там соседи у себя  планируют.
А уже следующий этап – разработка программ, которые бы являлись составной частью стратегии на территории каждого из субъектов, их увязка. И они уже, на мой взгляд, должны носить директивный характер, так как субъекты обладают правом законодательной инициативы, могут вносить в законодательные собрания  проекты этих программ и утверждать их региональными законами. И тогда сверху у нас будет документ стратегического развития с рекомендательным характером, а снизу подкрепленные конкретными мероприятиями планы развития городов  и территорий.
Программы, разработанные в регионах, будут увязываться между собой с точки зрения межрегионального сотрудничества и координироваться с помощью программ развития отдельных отраслей или территорий отдельных субъектов.

- Часто стратегии развития далеки от реального развития, предполагается ли механизм контроля?

- Документ, не являющийся директивным, довольно сложно контролировать: он только определяет приоритеты развития, основные направления, ключевые точки роста отдельных экономических сегментов, а не отдельных предприятий. Контролировать можно через систему мониторинга: насколько улучшились основные макроэкономические показатели на той или иной территории, появились ли геологические поселки  около разрабатываемых месторождений, улучшилась ли логистика, появились ли новые рабочие места, стали ли получать территории увеличенный доход от налога на добычу полезных ископаемых. Можно отслеживать в рамках мониторинга, как меняется ситуация. А когда нет перспективного документа, то невозможно оценить, насколько эти показатели эффективны, как они растут.

- Есть ли примеры в СЗФО, когда стратегические планы развития воплощались в жизнь хотя бы наполовину? Что, по вашему мнению, мешает нынешним региональным стратегиям работать?

- Отсутствие внятной стратегии развития России до 2020 - 2030 годов.

 


КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ

Реализация «документа будущего» Архангельской области пока буксует. Стратегия развития до 2030 года была разработана компанией «Strategy Partners», но так и остается лишь на бумаге. Экс-министр экономического развития Сергей АВЕРИН сам признавал, что наличие стратегии еще не является гарантией ее реализации.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5