ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Картофель есть. Где взять бананы?


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА, Андрей САХАРОВ | 19.06.2014 07:30:24

Архангельская область способна обеспечивать себя сельхозпродукцией собственного производства, уверен экс-директор департамента АПК администрации региона Валентин ГИНТОВ. Дискуссией на эту тему завершилось в САФУ первое заседание созданного «Деловой Россией» Столыпинского клуба. Его задача - активизировать бизнес в разных отраслях, в том числе посредством «нестандартных экспертных идей». В последних недостатка не было: среди прозвучавших предложений — табунное разведение лошадей на мясо в Мезенском районе...

Валентин ГИНТОВ, кандидат экономических наук, профессор, доцент кафедры государственного, муниципального управления и менеджмента САФУ:

- Приоритетный национальный проект развития АПК, несмотря на неоднозначные оценки, все же принес положительные результаты. Сельхозпроизводители области получили инвестиционные кредиты на общую сумму свыше 8 млрд рублей, было построено и реконструировано более 50 производств. Конец 80-х принято считать периодом наивысших показателей развития отрасли в стране: так вот тогда надои молока на одну корову в год у нас составляли 2760 кг, сейчас — почти 5500. Правда, при общем сокращении поголовья.

До 2011-го в регионе успешно работали два свиноводческих комплекса - «Северный бекон» и «Заводское» ОАО «ПО «Севмаш». На птицефабрике в Няндоме после модернизации на половинных мощностях производилось вдвое больше продукции, чем в 1990-м, когда действовало все предприятие. Созданному в те же годы бройлерному производству в Вельске по количеству внедренных инноваций до сих пор нет равных на Северо-Западе. Благодаря этим вложениям сегодня мы имеем десятки собственных наименований молочных и мясных продуктов, отмеченных на всероссийском уровне.

Тем не менее весной 2012 года началась процедура банкротства в отношении «Няндомы-Бройлер». Причины банальные: собственник — агропромышленная компания «ОГО» стала уводить деньги с предприятия. В январе 2013 года о своей финансовой несостоятельности заявила Котласская птицефабрика. И не верьте тем, кто списывает остановку этих предприятий на якобы резкий скачок цен на корма: никаких существенных изменений на рынке зерна не было. А вот яйцо как раз дорожало.

Так что же произошло и почему в ситуацию не вмешалось министерство сельского хозяйства области? Ответ простой — вмешиваться было некому. За четыре года, с 2009 по 2013-й, министры менялись четырежды. И каждый не знал, с чего начать. Один занялся реформированием аппарата, в результате чего были ликвидированы ведущие отделы: животноводства, растениеводства и экономики... Нарушилась цепочка взаимодействия с Минсельхозом РФ, и сегодня нас там не понимают. Поэтому порой и не попадаем в важные отраслевые программы. Например, по мелиорации, в рамках которой соседние регионы получили серьезную помощь из федерального бюджета.

Сейчас в качестве инвесторов в АПК зачастую приходят люди обеспеченные, но далекие от сельского хозяйства. Они как никто другой чувствуют степень заинтересованности региональных властей в результатах их деятельности. Надо уметь им показать, что этот бизнес может быть прибыльным. На мой взгляд, в ряде случаев такого диалога не состоялось.

С другой стороны, не нужно стесняться прибегать к административному ресурсу, если дела на предприятии выходят из-под контроля. Область тратит большие деньги, субсидируя производство сельхозпродукции, и вправе спросить за них с любого собственника.

Есть ведь положительные примеры, когда региональная власть своевременно реагировала на опасность потерять предприятие. 2004 год, Архангельская база тралового флота: начало процедуры банкротства, свыше 1 млрд рублей долгов, множество желающих половить рыбку в мутной воде... Задача сохранить АТФ была поставлена всем. В состав межведомственной комиссии вошли экономисты, силовики, муниципалы, представители отраслевого и других министерств, и ведь вопрос решили — пересмотрели форму собственности (с ФГУП на ОАО со 100% государственным капиталом), сменили команду управляющих и за 22 месяца восстановили платежеспособность предприятия, а еще через год новый руководитель Росрыболовства Андрей КРАЙНИЙ сказал, что в Архангельске один из наиболее эффективных траловых флотов в России. Это была высокая оценка. Сейчас продали. Но хоть не за копейки.

Собственник Котласской птицефабрики еще в мою бытность директором областного департамента АПК не раз подходил с заявлениями о том, что намерен остановить производство. Я отвечал, что тогда поеду с отчетом к полпреду президента в СЗФО Илье КЛЕБАНОВУ и попрошу «зацепить» его питерский бизнес. И предприятие продолжало работать.

Губернатор ставит перед производителями задачу до 2017 года сделать рывок в продовольственном самообеспечении области. Яиц и картофеля у нас достаточно. И вдвое больше, в сравнении со среднероссийскими данными, мы потребляем своей рыбы и рыбных продуктов. А вот по производству мяса и молока в расчете на душу населения не дотягиваем соответственно 23% и 34%.

Что же нужно сделать?

Первое: увеличить дойное стадо на 3000 голов, что вполне по силам нашим ведущим предприятиям — ОАО «Важское», ОАО «Родина» и другим. Для решения проблемы с реализацией молока в южных районах необходимо восстановить Котласский молочный завод. Это будет 200-250 новых рабочих мест. Кроме того, там есть установка для изготовления сухого молока: лето — период перепроизводства, можно работать в запас.

«Южный куст» сейчас обеспечивают известные в области предприниматели: Дмитрий СЕМЕНОВ, Андрей СТРЕКАЛОВСКИЙ, братья ШОЛОМИЦКИЕ... Но они делают это во многом за счет привозной продукции из Кирова, Сыктывкара, Вологды. Я думаю, что давно пришла пора главам районов сесть за стол переговоров и обсудить с ними этот вопрос. Туда же, как вариант, было бы недалеко возить сырье бывшим поставщикам остановившегося Устьянского молокозавода, судьба которого до сих пор не решена.

Что касается производства мяса, у нас в свое время был интересный инвестпроект с Александром ИВАНОВЫМ (предприниматель из Санкт-Петербурга, инвестор Вельской птицефабрики. — Прим. ред.) по строительству современного свиноводческого комплекса на 108 тысяч голов в 14 километрах от Вельска. У него, если не ошибаюсь, там в собственности площадка на 500 га. Надо срочно заняться и сохранением свиноводческого комплекса Севмаша, пока его еще не успели растащить. Плюс 24 тысячи голов по проекту у «Северного бекона» - и по свинине вопрос закрыт.

В области уже есть опыт, правда, не совсем удачный, по акклиматизации коров мясной породы абердино-ангус (хороший скот — дает по килограмму привеса в сутки). Мы можем попробовать повторить его на базе того же устьянского хозяйства и агрофирмы «Вельская»: поставить откормочники на пять тысяч голов, где абсолютно не будет ручного труда.

Отсутствие полной цепочки реализации продукции сдерживает и развитие растениеводства.

Можно долго рассуждать о том, плох или хорош новый федеральный закон о контрактной системе в сфере закупок, но когда главы на местах перекладывают решение этих задач на муниципальные предприятия, а те — на своих завхозов, в одном лоте оказываются картофель и бананы. Первого - сколько хотите, причем высокого качества, а где взять бананы? И на чью мельницу в данном случае льем воду?

Доля растениеводства в структуре отрасли в регионе должна быть не менее 30%, причем речь идет не только о картофеле, но и о моркови, капусте, луке и т. д. Кроме того, необходимо активнее продвигать разведение пчел, коз, овец, кроликов, а в северных районах, прежде всего в Мезенском, - табунное разведение лошадей на мясо. Тогда у селян будет меньше проблем с занятостью, а у губернатора — поводов критиковать их за то, что многие бросают хозяйство и переключаются на лес.

Альберт СМЕТАНИН, председатель ученого совета ЗФЭИ, доктор экономических наук, профессор:

– Прежде всего, следует определиться: аграрный сектор - это гири на ногах экономики или локомотив ее развития? Считаю, что второе. В связи с этим возникает другой вопрос - почему у нас в области не ставится амбициозная задача обеспечить себя молоком, мясом, картофелем и некоторыми видами овощей? К примеру, Финляндия, имея схожие климатические условия, полностью обеспечивает продуктами питания пятимиллионное население.

Идеологией реализации этой сверхзадачи может стать, как ни странно, идея антихрупкости НассимаТалеба (см. Нассим Николас Талеб «Антихрупкость» М., 2014г.). Её основной принцип - в любом деле не должно быть избыточности действий или их недостаточности. Действия должны быть соразмерными имеющейся проблеме. Для ограничения возможностей «хрупкоделов» он вводит понятие ятрогении («не навреди»). И что особенно близко к нашей проблеме, он ратует за муниципальное самоуправление. В нашей же области имеется положительный опыт работы ТОСов, без которых реальное самоуправление скорее будет виртуальным, а результатом государственного финансирования может стать итог «не в коня корм».

Загореться идеей возрождения деревни и стать ее реализаторами могут активисты ТОСов и потребительской кооперации при тесном взаимодействии с органами государственной и муниципальной власти.

Здесь нужен пошаговый, точечно-системный подход. Не случайно многие специалисты сходятся во мнении, что движение к продовольственному достатку находится не просто в руках фермеров, а в семейных фермах (к примеру, как в скандинавских странах). Вместе с тем в этом процессе без поддержки государства не обойтись. Необходим типовой проект семейной фермы и их строительство на принципах государственно–частного партнерства. В начале - одна ферма, как показательная для обучения будущих фермеров, а затем целая сеть по всей области.

Это потребует завершения кадастровой оценки земли, создания экспертного совета при губернаторе по размещению точек роста (в том числе семейных ферм) на территории области и по созданию разветвленной закупочной системы сельхозпродукции, активно используя потребительскую кооперацию. Однако тормозом в реализации не только данного проекта, но и предстоящей новой индустриализации — модернизации экономики в целом являются высокие ставки кредитов и налогов. Для их снижения есть аргумент – мы арктическая и приарктическая зона. Снижение может стать реальным при активном лоббировании этого вопроса со стороны депутатов Госдумы, областного Собрания и общественности.

Ряды фермерских хозяйств пополнят и горожане, при условии бесплатного выделения им земли, лесоматериалов, а также подъемных и получения госзаказа.

Дмитрий КАРЕЛЬСКИЙ, министр АПК и торговли Архангельской области:

- Похоже, эксперты имеет очень смутное представление об экономике отрасли сегодняшнего дня. Отмечу только несколько моментов.

В 2013 году нашим министерством было привлечено 186 млн рублей федеральных субсидий — на 30% больше, чем в 2012-м. По итогам года сельхозпредприятия региона показали 26-процентную рентабельность продаж: согласитесь, это немало. Чистая прибыль сельхозпредприятий области за 2013 год выросла на 202 млн. руб. (без учета Вельской птицефабрики). Результат достигнут в том числе за счет увеличения помощи от Минсельхоза РФ, с которым, как считает Валентин Викторович, мы так плохо работаем.

Котласская птицефабрика возобновила работу еще в январе. Причем решался этот вопрос не через шапочные знакомства и не через административное давление на бизнес — господдержка должна работать как система. Восстановление котласского молочного завода сегодня нецелесообразно: практически рядом стоят еще четыре - северодвинский, архангельский, вельский и вологодский. Там и так конкурентная борьба!.. Котласский просто «раздавят».

Теперь о семейных фермах. Да, в Норвегии один молочный завод снабжает практически всю страну и его собственниками являются около 40 тысяч маленьких хозяйств. Но у нас, видимо, совсем другая психология. Если на такой «общий» завод будет поступать с ферм, образно говоря, по ведру молока — мы не получим исходное сырье хорошего качества. Семейные фермы у нас могут быть эффективны только на локальных рынках, при условии, что у владельцев есть собственное небольшое перерабатывающее производство и рынок сбыта.

Игорь ОРЛОВ, губернатор Архангельской области:

- Никто не спорит с тем, что очень важно замкнуть товарные цепочки, как между производством и торговлей, так и в обеспечении предприятий всем необходимым для их деятельности. Пока есть над чем работать: Котласская птицефабрика закрылась тогда все-таки из-за кризиса с закупкой кормов, при том что рядом - в Каргопольском районе - простаивали уникальные поля.

Однако не при каких, даже самых жестких экономических обстоятельствах не поеду ни к полпреду, ни к президенту, чтобы просить надавить на предпринимателей и заставить их действовать иначе, чем они считают нужным. Это последнее дело для чиновника - влезать в рынок и пытаться его регулировать своими неумелыми действиями.

Бизнес и так прекрасно все понимает. Недавно встречался, к примеру, с Александром ФИАЛКОВСКИМ (ОАО «Агрофирма «Устьянская»): он не хочет ни от кого зависеть и уже делает свой комбикормовый заводик. Будет покупать минимум — только пищевые добавки.

Какое сухое молоко, если уже у меня, у губернатора, в кабинете теперь решается, куда отправить «свободные» 100 тонн, чтобы все было хорошо? Сегодня в области битва за молоко-сырье!

Ну и о финансовой поддержке инвесторов. Напомню недавнюю историю с «Приозерным» в

Каргопольском районе: предприниматель с помощью области получил «подъемные» деньги. Теперь его нет, технику дели неизвестно куда, коров продавали за бесценок. Вот что такое, извините, халява.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5